Военные возможности России в Арктике.

Российский совет по международным делам, russiancouncil.ru, 9 января 2014 г.
Андрей Губин, к. полит. н., рук. научных программ Азиатско-тихоокеанского центра РИСИ, доц. кафедры международных отношений ДВФУ, эксперт РСМД.ч

С развитием мировой экономики Арктическая зона приобретает всё большее значение. В связи с этим растёт и обеспокоенность региональных государств ситуацией в сфере безопасности. Россия планирует сохранить за собой главную роль в Арктике, однако отстаивать на переговорах свои права на морские акватории, часть континентального шельфа и природные ресурсы становится все сложнее. Руководство страны, объявив Арктику «зоной мира», вместе с тем, намерено усилить военное присутствие в районах, имеющих жизненно важное значение как с точки зрения экономики, так и национальной безопасности.

Экономика или безопасность?

Геополитическое значение Арктики существенно повышается, и в основном это связано с климатическими изменениями, которые открывают перспективу для масштабной экономической деятельности в регионе. В связи с этим не исключено обострение международного соперничества за контроль над арктическими ресурсами и доступ в регион. Этой линии придерживаются страны НАТО, однако ряд внерегиональных государств, таких как Китай, Япония и Южная Корея, склонны сочетать принципы сотрудничества и конфронтации в зависимости от конкретной ситуации.

Arctic_Resources_Scheme_x1600

Российские интересы в Арктике сосредоточены в нескольких областях. Во-первых, это экономика, ведь регион обеспечивает около 11% национального дохода, имея возможности существенно повысить данный показатель в системе хозяйства нашей страны. В Арктической зоне добывают значительное количество углеводородов и других полезных ископаемых, есть промышленный потенциал, очень перспективным считается и использование Северного морского пути – кратчайшего маршрута между европейскими и дальневосточными портами.

Во-вторых, это безопасность. В Арктике расположены предприятия оборонной промышленности, базы Северного флота и объекты военной инфраструктуры, кроме того, государственная граница России на протяжении 20 тысяч километров проходит по Северному Ледовитому океану. Не менее важными, хотя и менее критичными для безопасности страны, являются научные и природоохранные интересы. В 2006 г. была опубликована Концепция устойчивого развития Арктической зоны Российской Федерации, которая определила долгосрочные ориентиры и принципы государственной политики в регионе. Предполагалась поэтапная реализация этого документа до 2015 г., а сам он предусматривал обеспечение стабильного экономического роста и создание условий для решения экологических проблем. В 2008 г. президент Дмитрий Медведев утвердил «Основы государственной политики Российской Федерации в Арктике на период до 2020 года и дальнейшую перспективу». В этом документе сформулированы национальные интересы, которые подчеркивают важность Арктической зоны как стратегической ресурсной базы, а также использование Северного морского пути в качестве национальной единой транспортной коммуникации. Целью в сфере безопасности было названо обеспечение благоприятного оперативного режима, включая поддержание необходимого боевого потенциала.

Большая прогулка.

Новые инициативы России в Арктике получили практическое воплощение, прежде всего, в военной области.

В конце 2012 г. президент Владимир Путин заявил, что Северный морской путь экономически более выгоден, чем Суэцкий канал, что делает его крайне важным для нашей страны. Вместе с тем в Арктическом регионе сегодня сходятся интересы многих государств, в том числе и внерегиональных, таких как Китай, Япония, Бразилия и Индия, а это заставляет Россию действовать решительно для сохранения контроля над обширной морской зоной, достигающей одного миллиона квадратных километров. При этом глава российского государства неоднократно отмечал, что все споры в регионе следует решать мирным путём, и сама Арктика должна стать «зоной мира».

В 2013 г. на международном форуме «Арктика – территория диалога» в Салехарде Путин заявил, что Россия намерена в разы увеличить сеть особо охраняемых природных территорий в Арктической зоне, а также обеспечить там свою безопасность. На севере добывается более 80% российского газа и свыше 90% никеля и кобальта, эта территория обеспечивает формирование 12–15% валового внутреннего продукта и около четверти российского экспорта».

В связи с этим неудивительно, что новые инициативы России в Арктике не ограничились установкой Артуром Чилингаровым титанового флага на хребте Ломоносова в 2007 г., а получили практическое воплощение, прежде всего, в военной области. В августе-сентябре 2013 г. гидрографическое судно «Горизонт» и морской буксир МБ-56 Северного флота совершили экспедицию к архипелагу Земля Франца-Иосифа для изучения обстановки. В походе участвовал отряд специального назначения подводных сил Северного флота из Заозёрска, который отвечал за охрану судна и безопасность участников экспедиции.

А в октябре 2013 г. группа из десяти боевых кораблей под флагманством атомного крейсера «Пётр Великий» и в сопровождении атомных ледоколов «Ямал», «Вайгач», «50 лет Победы» и «Таймыр» совершила 2000-мильный поход через Баренцево море, Карское море и море Лаптевых, покрытые льдами. Соединение прибыло на Новосибирские острова в районе дельты реки Лены, доставив на остров Котельный более 40 единиц техники, крупногабаритные социально-бытовые блоки и более одной тысячи тонн материальных средств, имущества и горюче-смазочных материалов. План похода предусматривал и высадку на самой северной точке острова Рудольфа архипелага Земля Франца-Иосифа.

По словам заместителя министра обороны Аркадия Бахина, «операция была частью большой миссии по развитию Северного морского пути и освоению Арктической зоны». А как рассказал главком ВМФ Виктор Чирков, «экспедиция выполнила задачи по сбору информации об изменении навигационно-гидрографической обстановки, корректуре карт и морских лоций, гидрометеорологическим наблюдениям, обследованию геодезических пунктов на архипелаге, изучению возможностей плавания неледокольных судов в высоких широтах».

Эта операция уникальна по многим параметрам: количество задействованных боевых единиц, прохождение соединения сложным маршрутом, фактически недостижимым для других стран, доставка техники и грузов на отдалённую базу. Примечательно, что зарубежные экспертные круги воздержались от рациональных критических замечаний и ограничились фактической стороной дела. Эмоциональные выпады в духе «реставрации дипломатии канонерок» только подтверждают отсутствие разумных аргументов у наших оппонентов.

Непотопляемый ледовый авианосец.

Помимо регулярных морских походов в арктическом регионе Россия начала восстановление базы ВВС «Темп» на острове Котельный. Эта база будет модернизирована с применением новых технологий, что даст возможность использовать круглый год и в любых погодных условиях транспортные самолёты Ан-26, Ан-72, Ан-74, а в перспективе Ил-76. Доставку грузов на аэродром «Темп» сегодня осуществляет смешанная авиационная группа, которая базируется на аэродроме Тикси в Республике Саха (Якутия). Министр обороны Сергей Шойгу, выступая на форуме «Арктика – территория диалога» в Салехарде, заявил, что этот «аэродром важен как опорное звено развития транспортной инфраструктуры в Арктике. И, конечно же, будет служить науке в качестве базы арктических экспедиций и научных исследований».

001_8_x660

В высоких широтах будут активно использоваться вездеходы, снегоходы и болотоходы, а также развиваться телемедицина для оказания помощи военнослужащим. Другими словами, все объекты будут отстраиваться для долговременного использования с максимально возможным комфортом.

Закончена модернизация взлётно-посадочной полосы (ВПП) на аэродроме двойного базирования «Рогачево» («Амдерма-2»), который расположен на полуострове Гусиная Земля. Здесь, вероятно, будет дислоцировано несколько эскадрилий истребителей-перехватчиков МиГ-31. Эти перехватчики войдут в состав системы противоракетной обороны и будут обеспечивать защиту границ России от воздушного нападения с севера, а также осуществлять прикрытие дислоцированного на Новой Земле ядерного полигона («Объект 700»).

Не исключено, что в ближайшие годы военное ведомство также восстановит самый северный в мире ледовый аэродром на острове Греэм-Белл в архипелаге Земля Франца-Иосифа. Во времена СССР это был аэродром подскока для стратегических бомбардировщиков, расстояние до Северного полюса составляет 896 километров. В конце 1980-х годов там проводились учения, связанные с базированием МиГ-31, которые могли перехватывать авиацию США задолго до её возможного подлёта к центральным районам РФ.

Россия по-прежнему делает ставку на ВВС как важный элемент демонстрации силы. В 2007 г. впервые после распада СССР российские стратегические бомбардировщики Ту-95МС совершили вылет с базы Энгельс в Арктическую зону. Примечательно, что в конце 1980-х годов число таких полётов в год порой превышало 500, однако сегодня возобновление российского присутствия в воздухе вызвало всплеск эмоций в Норвегии, Канаде, Великобритании и США. Но многие военные эксперты всё же заверили правительства своих стран, что Россия не собирается ни на кого «нападать сверху», а использует авиацию как политический инструмент для обозначения своих интересов.

Российское руководство намерено продолжать взятый в 2008 г. курс на постоянное военно-морское присутствие в Арктике.

Стратегическая авиация РФ сегодня насчитывает 63 турбовинтовых бомбардировщика Ту-95МС и 18 сверхзвуковых Ту-160, для действий в Арктике подходят и 80 бомбардировщиков средней дальности Ту-22М3. В разной степени оперативной готовности находятся базы ВВС в Анадыре, Мончегорске, Оленьей, Тикси и Воркуте. Между тем, эти базы сталкиваются с такими серьёзными проблемами, как стареющий парк авиации, недостаточное количество самолётов-заправщиков и сложность доставки в Арктическую зону большого количества средств материально-технического обеспечения.

Большие корабли для высоких широт.

Российское руководство, по всей видимости, намерено продолжать взятый в 2008 г. курс на постоянное военно-морское присутствие в Арктике. Не исключено, что к атомному крейсеру «Петр Великий» в течение десяти лет могут присоединиться ещё три корабля – «Адмирал Лазарев», «Адмирал Нахимов» и «Адмирал Ушаков». В составе Северного флота имеется и единственный российский авианосец «Адмирал Кузнецов», при этом некоторые эксперты связывают возможности установления воздушного превосходства в регионе именно с палубной авиацией.

Бесспорно, Россия сталкивается с трудностями в обеспечении контроля над морской акваторией в Арктической зоне. Флот испытывает недостаток в современных надводных кораблях класса «фрегат». И хотя предусматривается ввод в строй восьми фрегатов типа «Адмирал Горшков» и шести кораблей типа «Адмирал Григорович», этого недостаточно для выхода на советский уровень присутствия в высоких широтах.

Не стоит забывать, что один из важнейших элементов стратегии сдерживания – ядерный потенциал Северного флота. В советские времена подводники научились использовать особенности арктических акваторий для скрытного перемещения из-за акустических помех и ледовых масс, а также проводить ракетные пуски, пробивая лёд в последний момент, что также снижает уязвимость лодки. Подобные тренировки проводятся и сегодня.

По мнению специалистов, в случае постоянного присутствия в Арктике атомных подводных лодок ВМС США и размещения элементов ПРО морского базирования здесь могут появиться возможности по перехвату наших баллистических ракет, что делает возможным нанесение «обезоруживающего удара».

В связи с этим большую роль играет модернизация российского подводного ядерного потенциала. С 2007 г. лодки проекта 667БДРМ оснащают новыми ракетами «Синева», которые могут нести до десяти боевых блоков и запускаться из-подо льда, в итоге субмарины смогут остаться на боевом дежурстве до 2030 г. В январе 2013 г. в состав ВМФ вошёл новый атомный подводный крейсер «Юрий Долгорукий» с ракетами «Булава», всего до 2020 г. планируется построить восемь таких кораблей для Северного и Тихоокеанского флотов.

Для нужд Северного флота в 2012 г. был создан Арктический центр материально-технической поддержки, который занимается снабжением судов, подразделений инженерных и транспортных средств, а также обслуживанием сооружений, технических баз снабжения, складов для хранения топлива и других подразделений в Мурманской и Архангельской областях. Личный состав центра насчитывает не менее 15 тысяч человек. Это около трёх тысяч военнослужащих и более 12 тысяч представителей гражданского персонала и военизированной охраны. В своей повседневной деятельности они используют более 150 судов обеспечения Северного флота и около 1200 единиц автомобильной и специальной техники.

Специальные задачи.

Ввиду сложных условий масштабное наращивание военного присутствия малопродуктивно, более результативным видится усиление мер контроля над воздушным, водным и сухопутным пространствами, а также размещение подразделений для решения специальных задач.

Большая часть российских вооружённых сил в Арктической зоне – две бригады мотострелков и бригада морской пехоты, дислоцируется в Мурманской области. Вместе с тем «Основы государственной политики Российской Федерации в Арктике на период до 2020 года и дальнейшую перспективу» предусматривают усиление служб береговой охраны и пограничного контроля, а также организацию технического контроля над проливами, устьями рек, лиманами на всей трассе Северного морского пути. Однако ввиду сложных условий масштабное наращивание военного присутствия малопродуктивно, более результативным видится усиление мер контроля над воздушным, водным и сухопутным пространствами, а также размещение подразделений для решения специальных задач.

Arctic_Temp-2013-012_x660

Интересно, что в октябре 2013 г. отряды сил специального назначения ВС РФ выполнили ряд операций на Кольском полуострове. По словам полковника Олега Кочеткова, «особое внимание было уделено ведению боевых действий в условиях Заполярья, в том числе в гористой местности». Военнослужащие отрабатывали навыки выживания в экстремальных условиях, маскировки и снайперской войны. Вероятно, в ближайшие годы в Арктической зоне произойдёт развёртывание двух бригад для решения задач охраны военных объектов и инфраструктуры Северного морского пути. В частности, в Печенге к 2016 г. планируется разместить 200-ую отдельную мотострелковую бригаду, военнослужащие которой проходят подготовку по специальной «северной» программе. Эта бригада будут оснащена военной техникой и снаряжением для действий в Арктике.

Arctic_Temp-2013-010_x660

Также планируется организовать постоянное патрулирование силами береговой охраны пространства от Мурманска до острова Врангеля у северного побережья Чукотки. При этом особое внимание будет уделено борьбе с невоенными угрозами – оборотом наркотиков, браконьерством, нелегальной миграцией, будут совершенствоваться процедуры пропуска через государственную границу на северных участках.

Кроме того, Россия продолжит выполнять свои обязательства по «Соглашению о сотрудничестве в области готовности и реагирования на загрязнения моря нефтью в Арктике», а также «Соглашению о сотрудничестве в области авиационного и морского поиска и спасания». С этой целью будет регулярно проводиться мониторинг ситуации, в том числе с моря и воздуха.

Ещё один непростой вопрос – подготовка кадров для работы в Арктической зоне. Ядро российского военного присутствия в Арктике – Северный флот, продолжит походы боевых кораблей с отработкой комплекса мероприятий боевой учёбы в сложных климатических условиях и исследовательскую деятельность в малоизученных районах. Один из приоритетов ВВС России – наращивание присутствия в Арктической зоне нашей страны, что подразумевает и подготовку экипажей для действий в сложных условиях.

Российская Арктика находится под пристальным иностранным вниманием – авиация, корабли и подводные лодки стран НАТО, а также представители различных научных организаций и НПО активно изучают арктические пространства. По мере укрепления нашего присутствия в регионе подобная активность будет только расти.

Вместе с тем, для решения всего комплекса задач требуется совершенствование человеческих ресурсов в области морской деятельности в Арктике. Необходима подготовка персонала для работы на шельфе и в Мировом океане, а также научных кадров и преподавателей для высшей школы, специалистов по подводным технологиям, технологиям СПГ и ряду других направлений. Сегодня подготовкой кадров занимаются Мурманский государственный технический университет, Российский государственный университет нефти и газа имени И. М. Губкина и школа профессионально-технического обучения ФГУП «Арктикморнефтегазразведка». Интересным проектом стало создание в 2001 г. Университета Арктики, объединившего 136 образовательных и научных учреждений России, Канады, Дании, США, Норвегии, Исландии, Финляндии и Швеции. Научно-образовательное сотрудничество в области подготовки гражданских специалистов может стать еще одним ключом к международной интеграции в регионе и послужить делу эффективного использования его ресурсов.

***

Не секрет, что российская Арктика находится под пристальным иностранным вниманием – авиация, корабли и подводные лодки стран НАТО, а также представители различных научных организаций и НПО активно изучают арктические пространства. По мере укрепления нашего присутствия в регионе подобная активность будет только расти, поэтому российские возможности по предупреждению спорных ситуаций и устранению возможных угроз следует укреплять на всем протяжении Северного морского пути.

Следует отметить, что российские программы по модернизации вооружённых сил и увеличению военного присутствия в Арктической зоне не направлены против каких-либо государств региона, хотя подобные опасения и имеются у наших зарубежных партнёров.

Так, норвежский политик Торвальд Столтенберг говорит о необходимости усиления военного сотрудничества между Норвегией, Швецией, Данией и Исландией. Предлагается создать войсковую группу для вмешательства в кризисные ситуации и проводить регулярное патрулирование воздушного пространства Исландии. Т. Столтенберг считает необходимым сформировать к 2020 г. совместные морские силы быстрого реагирования, ледокольного флота, амфибийных подразделений, сил гражданской обороны, киберподразделений и спутниковой группировки.

Растёт и число военных учений в Арктической зоне с участием иностранных государств, при этом активность США, Канады и Дании даже превышает уровень активности в годы Холодной войны. Арктические государства ускоренными темпами модернизируют собственные вооружённые силы, в том числе с учётом возможного решения задач в регионе. Ситуацию осложняет отсутствие действенных международных режимов безопасности в Арктике, а также всё более активное поведение внерегиональных государств, которые будут поддерживать тех игроков, которые предложат им наилучшие условия участия в арктических проектах. Поэтому именно России предстоит взять на себя лидирующую роль по формированию и систематизации всей «арктической подсистемы международных отношений», используя свой авторитет, потенциал и конкурентные преимущества.

Стоит привести и успешные примеры сотрудничества в военной области. Так, в 2011 и 2013 годах проводились совместные военно-морские учения «Помор» (первое состоялось ещё в 1994 г.). В ходе маневров особое внимание уделено борьбе с морским терроризмом и мероприятиям поисково-спасательного характера. Подобный опыт сотрудничества Россия могла бы распространить на всех заинтересованных участников, сделав Арктику действительно «территорией сотрудничества».

/http://russiancouncil.ru/inner/?id_4=2950#top/



Print This Post Print This Post
©2018 Pro-arctic.ru