Ученые: изменение климата в Арктике – начало новой эры.

White_Bears_Ice_x220Изменения, происходящие в акватории Северного Ледовитого океана в Арктике столь глубоки, что можно говорить о начале новой геологической эры, заявляют норвежские ученые.

Норвежский полярный институт уже в течение нескольких лет ведет исследование ледового арктического покрова в самые холодные месяцы года.

Эксперты отмечают постепенные переход льдов Арктики в иное состояние, когда постоянный ледовый покров, ранее покрывавший океан круглый год, сменяется таянием льдов в летний период и даже исчезновением льда на огромной части акватории.

Норвежским ученым приходится в течение нескольких месяцев жить на льду в условиях низких температур и полярной ночи. Их задача – сбор данных о состоянии льда в зимние месяцы.

Исследовательское судно «Лэнс» зимовало в районе Арктики в 800 километров от Северного полюса и дрейфовало вместе с паковым льдом. Директор института Ян-Гунмар Винтер говорит, что понимание того, что происходит с арктическими льдами зимой, поможет ученым улучшить точность будущих прогнозов перемен, происходящих в глобальном климате.

Рекордно низкая площадь льда.

Тем временем американские ученые сообщили, что они получили свидетельства самой низкой площади оледенения в Арктике в зимние месяцы за всю историю спутниковых наблюдений. Основное направление исследований этого года, проводимых экспедицией, – изучение последствий уменьшения массы многолетнего пакового льда и увеличения массы льда более молодого и тонкого.

Среди исследователей, изучающих воздействие этих изменение на полярную биологию, выделяется доктор Хаакон Хоп, который возглавляет группу биологов, работающих подо льдом. «Под слоем молодого льда признаков жизни почти нет – а вот под многолетним паковым льдом, обратная сторона которого покрыта бороздами и трещинами, жизнь гораздо более многообразна», – говорит он. «Мы видим, что с уменьшением площади паковых льдов биоразнообразие снижается: под молодым льдом трудно найти такие же скопления ракообразных, как под многолетними тяжелыми льдами», – добавляет Хоп. «Это очень серьезная проблема, потому что эти мелкие ракообразные находятся в самом низу пищевой цепочки, и от их наличия зависит выживание многие полярных птиц и морских животных», – поясняет он.

Экспедиция намерена дать всеобъемлющую оценку всех важнейших аспектов жизни этого района Северного Ледовитого океана. Данные, собранные на льду, используются для калибровки измерений со спутников и самолетов. Это непростая работа. Ученым приходится месяцами жить в условиях крайне низких температур. Во время нашего посещения судна «Лэнс» температура держалась на отметке минут 21 градус, а с учетом ветра – минус 47 градусов.

Другая опасность, которую нам довелось увидеть собственными глазами, – белые медведи. Доктор Дженнифер Кинг вместе с небольшой группой коллег работали на льду в свете прожекторов с борта судна, когда на границе освещенного участка появился белый медведь. «Он находился от нас на расстоянии всего 25 метров, на вершине тороса, и упорно глядел в нашу сторону», – рассказывает Дженнифер. Медведя удалось отогнать сигнальными ракетами.

Кроме того, ученым приходится постоянно быть начеку в связи с подвижками льда. За время экспедиции в паковом льду непрерывно возникали глубокие трещины, а движение ледовых полей создавало торосы и заструги. Несколько раз мы стали свидетелями того, как ученым приходилось поспешно извлекать из-подо льда свои приборы, чтобы не утратить их. Однажды во время съемок началось сильное движение ледовых полей, и нам срочно пришлось возвращаться на судно.

Как говорит Ян-Гунмар Винтер, молодой лед, которого в Арктике становится все больше, дрейфует с большей скоростью: «Нам известно, что сейчас лед дрейфует быстрее, чем сто лет назад. На него сильнее влияют ветер и погодные условия».

/http://inosmi.ru/world/20150505/227865200.html/



Print This Post Print This Post
©2017 Pro-arctic.ru