Разработка ресурсов в Арктике: риски и ответственное управление.

Доклад Института Фритьофа Нансена и компании DNV, представленный в ходе саммита ONS-2012 в норвежском Ставангере. Интерес к Арктике растёт быстрыми темпами. Его подхлёстывает таяние льдов, перспективы обнаружения богатых энергетических и минеральных ресурсов, возможность сокращения маршрутов морских перевозок, и вера в то, что научные достижения и более зрелый подход со стороны властей сделают ситуацию здесь мирной и предсказуемой.

Высокие широты – низкое напряжение

Арктика – весьма разнообразный регион, сам по себе опровергающий простые и чёткие определения. Изменчивость в пределах самого Полярного круга зачастую больше, чем между Арктической зоной и пограничными с ней территориями. 4 млн жителей, проживающих в Заполярье, распределены по территории крайне неравномерно, то же самое можно сказать и о размерах доказанных и доступных в настоящее время природных ресурсов. Необходимо отметить экологическую уязвимость и прочие ограничения, существующие здесь.

Мнения о перспективах и рисках этого региона в глобальном измерении сейчас как никогда поляризованы: от «Арктики – последнего рубежа девственной природы, нуждающейся в защите от давления современной цивилизации» до «нового энергетического рубежа, обеспечивающего безопасность поставок энергоносителей, благосостояние и рабочие места на побережье приарктических государств». Таким образом, Арктика одновременно является регионом громадных перспектив и больших парадоксов. Одна из главных дилемм заключается в том, что, с одной стороны, в Заполярье (как нигде в мире) существует серьёзная угроза климатических изменений, о чём свидетельствуют результаты научных исследований. С другой стороны, именно климатические изменения, в результате которых происходит таяние льдов, открывают Арктику для масштабного прихода сюда промышленности.

В ряде исследований арктическими считаются все северные регионы, где средняя температура июля не превышает 10 градусов Цельсия. По этому определению Арктикой могут считаться большая часть Берингова моря между Россией и Аляской США, а также море Лабрадора между материковой частью Канады и Гренландией, несмотря на то, что они расположены южнее Полярного круга. На суше арктическими иногда считают регионы, расположенные к северу от границы распространения лесов, т.е. самой высокой широты, на которой они могут произрастать. В докладе Института Фритьофа Нансена и компании DNV основное внимание исследователей сосредоточено на акватории Северного Ледовитого океана и прилегающих к нему территорий, где ведётся хозяйственная деятельность, влияющая на состояние океанских вод.

Арктический совет не установил точных географических границ своего мандата. Поэтому не существует чёткого юридического определения границ Арктики. Ситуация особенно туманна в отношении делимитации границ арктических вод в Северо-Восточной Атлантике. С точки зрения защиты экологии от загрязнений, Конвенция OSPAR, предметом регулирования которой является регион Северо-Восточной Атлантики, определяет арктические воды (Регион I в документе) как расположенные севернее 600 северной широты.*

Международные соглашения устанавливают различные границы арктических вод. Одной из отправных точек является Статья 234 Конвенции ООН по морскому праву, в которой выделены особые регионы, «где особо суровые климатические условия и присутствие ледового покрова в течение большей части года создают препятствия или представляют собой особую опасность для навигации». В данном обзоре термин «Арктика» будет означать Северный Ледовитый океан и арктические моря (такие как море Бофорта и Баренцево море), а также территории на суше, непосредственно прилегающие к таким водам.

Новые арктические перспективы требуют комплексного, и в то же время индивидуального и дифференцированного подхода. Некоторые арктические регионы, такие как побережье северной Норвегии, уже достаточно хорошо развиты как с точки зрения экономики, так и с точки зрения государственного регулирования. Тогда как обширные территории в Заполярье, всё ещё остаются неохваченными нормативно-правовой базой в части мероприятий по поисково-спасательным работам, эвакуации, очистным работам и ответственности за ущерб от разливов нефти.

Совокупность этих факторов заставила арктические страны выработать новую политику и планы в отношении развития северных регионов и морских зон. Крупные компании уже начали включать Арктику в оценки своих перспективных ресурсных баз. Растущий интерес к региону уже поспособствовал появлению ряда технологических достижений в области разработки морских месторождений, проектирования судов, организации хозяйственной деятельности в недоступных до настоящего времени арктических областях. Но существует парадокс: энергетика выиграет в этом регионе от радикального изменения климата, который был вызван именно потреблением углеводородного сырья.

Несмотря на низкие температуры и недоступность основной части арктических земель и морей, Арктика не является белым пятном ни с географической, ни с законодательной точек зрения, как это пытаются представить в некоторых вариантах нового Договора о Северном Ледовитом океане (Arctic Ocean Treaty). Напротив, обязательные положения морского права и целый ряд правительственных учреждений год за годом плетут собственные арктические сети.

Однако большая часть ресурсов Арктики уже распределена и находится под национальными юрисдикциями «арктической пятерки»: России, Норвегии, США, Канады и Дании. Наследие Холодной войны и бряцания оружием, наличие неосвоенных стратегических ресурсов и целого ряда проблем, связанных с неустановленными пограничными линиями, привели к появлению понятия о потенциально дестабилизирующей арктической гонке. Тем не менее, главным интересом всех ключевых игроков в Арктике является мир, стабильность и верховенство закона, основанного на современных принципах морского права. Такие державы как Китай, Япония и Корея также выражающие крайнюю заинтересованность в обеспечении доступа к транспортным каналам и ресурсам высокоширотных морей, в Арктическим совете могут выступать лишь в качестве наблюдателей, участвующих на коммерческих основаниях в проектах по перевозке грузов, выработке энергии, рыболовстве, научных исследованиях и развитии туризма.

Россия – самый крупный и наиболее важный игрок в Арктике по протяжённости береговой линии, числу населения, объёмам ресурсов, наличия важнейшей инфраструктуры и технологического оборудования (ледоколы и т.д.). Российская Федерация принимает активное участие во всех важнейших организациях, занимающихся вопросами, связанными с развитием арктических территорий. В её интересах – стабильное и предсказуемое управление Арктикой, что и было продемонстрировано в 2010 г. при заключении соглашения о делимитации границы с Норвегией. Это соглашение прокладывает путь к обоснованным решениям и остальных территориальных споров о границах в арктических водах.

Геополитика определяет роль ресурсов в международной политике. В 2008 г. Геологическая служба США (USGS) произвела оценку, согласно которой в Арктике может залегать до 13% неоткрытых залежей нефти и 30% газа. Считается, что 84% из этих углеводородных ресурсов находятся на шельфе, главным образом на глубине до 500 м. Ресурсы распределены неравномерно: обнаружение месторождений с запасами в 100 трлн ф3 и более природного газа прогнозируется только в акваториях, расположенных к северу от побережий Аляски и Западной Сибири.

Прогнозные ресурсы российской Арктики – самые крупные среди стран, не входящих в ОПЕК. Данные по ресурсному потенциалу арктических рубежей, приведённые в оценке Геологической службы США, являются прогнозными (хотя этот факт часто игнорируется СМИ). Для их локализации и подтверждения необходимы масштабные и долгосрочные геологоразведочные работы. Тем не менее, в Арктике существуют огромные возможности для открытия крупных месторождений полезных ископаемых, что является основным фактором заинтересованности игроков в промышленном освоении региона. Наличие стратегических ресурсов, в частности, углеводородов и других ценных полезных ископаемых, в этом обширном, но неосвоенном регионе, заставило некоторых наблюдателей говорить о скором начале гонки за ресурсами. При таком подходе часто игнорируется тот факт, что большая часть ресурсов Арктики уже сейчас находится под национальными юрисдикциями, а прибрежные государства обладают исключительными правами в отношении эксплуатации ресурсов.

Согласно Конвенции ООН по морскому праву (UNCLOS), все государства имеют право устанавливать границы территориальных вод в пределах 12 морских миль от береговой линии. В пределах территориальных вод прибрежное государство обладает суверенитетом над акваторией, морским дном и воздушным пространством. Однако с учётом интересов международного судоходства, Конвенция предоставляет право судам всех государств осуществлять право мирного прохода через территориальные воды. Кроме того, прибрежные государства вправе устанавливать исключительные экономические зоны (ИЭЗ) до 200 миль от береговой линии (UNCLOS, Статья 57). Таким образом, прибрежные государства автоматически становятся обладателями континентального шельфа, простирающегося минимум на 200 морских миль и максимум на 350 морских миль от береговой линии, при условии наличия документально доказанной геологической связи с материком. Прибрежные государства пользуются суверенными правами в отношении управления и эксплуатации ресурсов континентального шельфа и биологических ресурсов в водной толще в пределах ИЭЗ. Морское дно на глубине за пределами национальных шельфов управляется Международным управлением по морскому дну, учреждённому в соответствии с Конвенцией ООН по морскому праву.

В отличие от территориальных вод, ИЭЗ и континентальный шельф не являются суверенной территорией. Другие государства пользуются здесь всей полнотой прав на судоходство; как правило, им разрешается осуществлять научную деятельность. Однако имеется исключение (изложенное в Статье 234 Конвенции), в соответствии с которым власть прибрежного государства устанавливается в отношении судоходства в пределах исключительных экономических зон, расположенных в регионах, где ледовый покров существует в течение большей части года. Это положение служит юридической базой для введения со стороны России процедуры согласования и обязательной пошлины за сопровождение судов, проходящих по Северному морскому пути. Российская интерпретация положения оспаривается США (не ратифицировали Конвенцию), однако оно прямо или косвенно принимается другими странами. В некоторой степени, аналогичный спор идёт вокруг Северо-Западного прохода. Канада считает, что проход является её внутренними водами и, поэтому, объектом неограниченной национальной юрисдикции, тогда как ряд других государств, в частности, Соединённые Штаты, полагают эти воды международными, где иностранные суда пользуются правом прохода. Однако из-за суровой ледовой обстановки в обозримом будущем отсутствует практический интерес в использовании Северо-Западного прохода.

Эффективные и безопасные маршруты перевозок, соединяющие месторождения и рынки сбыта, являются ещё одним важнейшим ресурсом Арктики. Северный морской путь представляет собой новый канал для транспортировки углеводородов, позволяющий сократить время в пути между Атлантическим и Тихим океанами.

Управление арктическими рисками

Нефтегазодобывающая промышленность осуществляет разведку и добычи нефти и газа в арктических регионах уже более 50 лет (как на суше, так и в море). Высокие цены на энергоносители, нестабильность на Ближнем Востоке, рост спроса в Азии и подписание соглашения о делимитации границы между Россией и Норвегии существенно увеличили интерес энергетической отрасли к арктическому региону.

Конвенция ООН по морскому праву (UNCLOS), создавшая юридический фундамент деятельности по морской добыче нефти в Арктике, предоставляет прибрежным государствам исключительные права на их континентальные шельфы в соответствии с принципом суверенитета. Проще говоря, прибрежные государства сами решают, как регулировать хозяйственную деятельность на них, однако они обязаны охранять и защищать морскую среду с учётом международных стандартов, принятых компетентными организациями, такими как Международная морская организация.

Уже сейчас существуют многочисленные международные правила и регламенты, нацеленные на снижение рисков при производстве добычи нефти в Арктике. Тем не менее, будущие перспективы развития и эффективность подробных международных регламентов могут быть поставлены под вопрос. Самостоятельное регулирование со стороны компаний и совместных предприятий, предприятий отрасли, страховых организаций и прочих заинтересованных сторон может оказаться важным дополнением к формальным правительственным актам.

Эксплуатация и использование арктических ресурсов невозможны без рисков. Однако, согласно существующим оценкам, регион в целом далеко неоднороден с этой точки зрения, а восприятие риска обществом может отличаться от его понимания в рамках отрасли. Целью должно стать получение достаточных знаний о ведении хозяйственной деятельности на арктических территориях, чтобы все важнейшие заинтересованные стороны были в состоянии принимать самостоятельные решения, взвешивая риски и выгоды в рамках обсуждаемых проблем. То есть, для устранения барьеров в восприятии необходимо больше знаний, а также тесная связь всех заинтересованных сторон. Необходимо обеспечить гармонизацию и многостороннее сотрудничество в части понимания допустимых критериев риска.

Для Арктики наиболее благоприятной моделью безопасного ведения хозяйственной деятельности является система, основанная на анализе эффективности. Такая система потребует знаний и понимания факторов риска, проведения их оценки и, при необходимости, принятия профилактических и смягчающих ущерб действий. У компаний в этом случае будет достаточно большая свобода действий для разработки собственных решений, при условии должного управления рисками. Для решения других важных проблем потребуется дальнейшее развитие технологий. Разливы нефти на льду, эвакуация персонала сегодня не обеспечены эффективным управлением, в этой области нужны масштабные усилия для сокращения вероятности инцидентов и аварий, необходимо разработать системы, которые способны работать в аварийных ситуациях.

Риск аварий, связанных с масштабной разработкой и транспортировкой углеводородного сырья, вызывает самую серьёзную озабоченность. Среди возможных негативных воздействий – фрагментация среды обитания, ввоз инвазивных видов, различные выбросы. В случае аварии на морском объекте, суровые климатические и погодные условия, а также удалённость месторождений от существующей развитой инфраструктуры, воспрепятствуют ответным действиям и рекультивационным работам. Имеющиеся в настоящее время технологии сбора нефти с поверхности малоэффективны в условиях высоких волн и суровых погодных условий. Разливы нефти на лёд и подо льдом являются особо сложной проблемой. Угроза крупного разлива – ещё один серьёзнейший риск, связанный с арктическими перевозками, в том числе и туристическими. Ущерб от разливов напрямую зависит от его местоположения и времени. Можно отметить недостаточность знаний о воздействии разливов нефти и нефтепродуктов в арктических условиях, однако сейчас эта ситуация постепенно улучшается. Так, в ходе недавно проведённых в Норвегии исследований были выявлены небольшие различия в уязвимости морских организмов в Баренцевом море по сравнению с другими областями на норвежском континентальном шельфе.

Около 10% мирового улова рыбы добывается в арктических морях, включая северо-восточную и центральную часть северной Атлантики. Таким образом, воды Арктики являются богатым источником пищи как для коренных жителей Заполярья, так и для других народов. По мере роста темпов выработки рыбных ресурсов и источников питания южных широт, будет возрастать и потребность в ресурсах относительно малоосвоенной арктической среды обитания. Региональные органы управления рыбными ресурсами приарктических стран уже разработали упреждающие меры по снижению риска чрезмерной промышленной нагрузки на Арктическую зону. Что касается регулирования рыбных ресурсов, прибрежные государства пользуются суверенными правами по применению регулирующих мер ко всем судам, находящимся в их исключительных экономических зонах. В открытом море «государство флага» обладает почти монопольным правом осуществлять меры регулирования. Однако международные соглашения постепенно ведут к расширению роли и других государств.

Трансарктические перевозки осуществляются в ограниченных, но быстро растущих объёмах. Россия является главным игроком. С сокращением ледового покрова природные условия улучшились, и Российская Федерация в данный момент пользуется благоприятными экономическими условиями и проявляет большую гибкость. Недавно Арктический совет поддержал активное развитие инфраструктуры, которая должна снизить навигационные риски в Арктическом регионе и обеспечить выполнение аварийно-восстановительных мероприятий. В 2011 г. арктические государства приняли обязательное для выполнения Соглашение по поисково-спасательным работам с воздуха и на море. Это – первый обязательный для выполнения документ, подготовленный в рамках структур Арктического совета.

Наблюдается резкий рост арктических пассажирских перевозок. Недавние изменения в правилах авиаперевозок привели к увеличению числа самолётов, пользующихся трансарктическими, а также маршрутами, находящимися на удалении от запасных аэродромов. Рост потока туристов (особенно в районах Шпицбергена и Гренландии) требует особого внимания к готовности к чрезвычайным ситуациям и экологическим воздействиям. Арктические воды содержат самые продуктивные в мире рыбные ресурсы. По мере роста темпов выработки рыбных ресурсов и источников питания в южных широтах, будет возрастать и потребность в ресурсах относительно малоосвоенной арктической среды обитания.

Хотя сокращение площади ледового покрова, связанное с потеплением в Арктике, позволит облегчить доступ к некоторым участкам моря и суши, в то же время это может привести к новым проблемам, таким как повышение мобильности морского льда, более частые откалывания льда от ледников, более экстремальные погодные условия, что повысит вероятность аварий в регионе. Арктический совет участвовал в подготовке нескольких документов в области экологической экспертизы, в которых был обобщён репрезентативный материал о возможных факторах воздействия на окружающую среду, обусловленных увеличением объёмов хозяйственной деятельности в регионе и о взаимодействии данных факторов с существующими традиционными промыслами и образом жизни коренных народов. К факторам воздействия относятся предприятия горнодобывающей и металлургической промышленности, которые уже нанесли большой ущерб местной окружающей среде. В отчётах содержится анализ воздействия внешних источников угроз экологии региона, оказывающих существенное воздействие на ситуацию в этой области.

Что касается добычи углеводородного сырья в Арктике, основную тревогу вызывает возможность крупных разливов нефти. В случае аварии на морском объекте, климатические и погодные условия, а также удалённость, воспрепятствуют ответным действиям и рекультивационным работам. Имеющиеся в настоящее время технологии сбора нефти с поверхности малоэффективны в условиях высоких волн и суровых погодных условий. В условиях Арктики низкие температуры и малое количество солнечных дней в году замедляют скорость испарения, а также физическое, химическое и биологическое разложение загрязняющих веществ. Таким образом, сброшенные в окружающую среду при аварии опасные соединения будут оставаться в экосистеме Арктики длительное время, повышая тем самым риск биоаккумуляции; а океанские течения могут способствовать распространению загрязняющих веществ на обширных площадях. Морские птицы, некоторые морские млекопитающие, молодь рыб особенно уязвимы для крупных нефтяных пятен, поэтому степень экологической опасности аварии будет зависеть от времени и местоположения относительно мест гнездовий, нерестилищ и скоплений обитателей Арктики.

Особую опасность представляют собой нефтяные разливы на льду и подо льдом. При проведении работ в штатном режиме факторы воздействия на окружающую среду при добыче нефти являются ограниченными и локальными. Выбросы в ходе обычных морских работ в арктические воды существенно не повлияют на концентрацию углеводородов в воде, с учётом углеводородов, уже привнесённых в Арктику океанскими течениями. Однако возможны конфликты из-за рыбных ресурсов, так как рыба и морские млекопитающие избегают источников шума, возникающего, например, при сейсмических исследованиях и во время бурения. Чтобы избежать таких конфликтов, необходимо правильно подобрать время проведения работ. Наиболее тяжёлое экологическое воздействие от добычи нефти на суше заключается в механических повреждениях, включая фрагментацию мест обитания из-за строительства инфраструктуры – трубопроводов и дорог.

Угроза крупных разливов – ещё одна серьёзная угроза, возникающая при осуществлении перевозок в Арктике, включая туристические. Некоторые аспекты морских перевозок вызывают особую тревогу: суровые погодные условия, большая площадь ледового покрова, ограниченность гидрографического и батиметрического картирования, а также удалённость от центров аварийного реагирования. Прочие потенциальные угрозы для экологии, обусловлены растущими объёмами перевозок, и включают в себя ввоз в регион инвазивных видов через балластную воду или на корпусе судов, нарушение миграционных маршрутов морских млекопитающих, выброс опасных загрязняющих веществ в воздушную и водную среду.

* Конвенция Осло Париж (OSPAR) о защите морской среды в Северо-Восточной Атлантике была принята в Париже в 1992 г.



Print This Post Print This Post
©2017 Pro-arctic.ru