Арктический шельф: насколько оптимальна система регулирования в России?

Москва, 21 сентября 2012 г.

Энергетический центр бизнес-школы СКОЛКОВО подготовил новое отраслевое исследование, в котором проведён анализ экономики разработки нефтяных ресурсов российского арктического шельфа при различных параметрах налогового режима, а также содержатся предложения по совершенствованию системы государственного регулирования в отношении геологоразведки и освоения ресурсов арктического шельфа.

В исследовании отмечается, что распоряжение Правительства РФ № 443-р «Об основных мерах по укреплению стратегических позиций России в мировой энергетической отрасли на период до 1 января 2016 г.», которое содержит поручение федеральным органам власти по разработке предложений по созданию льготного налогового режима разработки шельфовых месторождений углеводородов в России, имеет ряд существенных недоработок. Проведённый анализ экономики проектов западных арктических морей показывает, что предлагаемая в распоряжении №443-р дифференциация НДПИ по акваториям недостаточно точно учитывает природно-климатические особенности потенциальных проектов нефтедобычи (в первую очередь, глубину моря и ледовую обстановку). Также в Распоряжение не попало предложение о введении дополнительного налога на прибыль. Учитывая, что ставка корпоративного налога на прибыль в России самая низкая, предложенный подход резко контрастирует с общемировой практикой.

Сравнительный анализ различных налоговых систем стран, разрабатывающих шельфовую зону (Норвегия, США, Канада, Великобритания, Бразилия), показывает, что доля изъятий государства в соответствии с Распоряжением оказывается самой низкой в мире. Так, при прогнозной цене на нефть 90 долларов за баррель и ставке НДПИ 15%, предусмотренной для новых проектов в Печорском море, доля государства составляет 47%. Для сравнения, в Норвегии доля государства для аналогичного проекта составляла бы 85%. При ставке НДПИ 5%, предусмотренной Распоряжением для Карского моря, государство получает лишь около трети чистого дохода.

Доля государственных изъятий в новой налоговой системе оказывается значительно ниже не только той, которую обеспечивает действующая налоговая система (ДНС) с учётом льготы по экспортной пошлине, но и той, что получается для СРП в условиях, аналогичных проекту «Сахалин-2». Как отмечается в исследовании, в случае роста цены на нефть доля государства в чистом доходе от разработки при применении зарубежных налоговых систем, СРП или ДНС практически не изменяется, в то время как при применении адвалорной ставки НДПИ в соответствии с Распоряжением №443-р доля государства резко падает. «Это говорит о том, что предложенный налоговый режим будет изымать ценовую часть ресурсной ренты крайне неэффективно», – отмечает один из авторов исследования, главный экономист Энергетического центра бизнес-школы СКОЛКОВО Сергей Ежов.

Если совместные предприятия ОАО «НК «Роснефть» и иностранных компаний будут центрами прибыли и зарегистрированы за рубежом, то в отсутствие «налогового огораживания» доходы федерального бюджета не будут защищены в отношении налога на прибыль и будут формироваться практически только за счёт НДПИ. Доля государства в этом случае составит для разных проектов всего около 12–25%, а госкомпании – 60–76%.

В этих условиях больше всего выигрывает ОАО «НК «Роснефть», а проигравшей стороной является федеральный бюджет. «После приватизации госкомпании основными бенефициарами сегодняшней системы регулирования станут внешние акционеры компании, тогда как выигрыш государства будет существенно зависеть от конъюнктуры фондового рынка», – полагает аналитик Энергетического центра бизнес-школы СКОЛКОВО Дарья Козлова.

Для повышения доходов государства от освоения шельфа, экспертами Энергетического центра предлагается предусмотреть введение налога на дополнительный доход (НДД), который применяется после достижения проектом разумной отдачи на вложенный капитал (15% в реальном выражении) по ставке 30%, с применением дополнительных ставок при достижении более высоких показателей возврата инвестиций, а также ввести «налоговое огораживание» для участков недр распределённого фонда с тем, чтобы прибыль от реализации проектов консолидировалась на российских компаниях-держателях лицензий.

Кроме налоговой проблематики в исследовании Энергетического центра проанализирован мировой опыт лицензирования и доступа частных компаний к освоению нефтегазовых ресурсов шельфа. Подход, выбранный российским государством, заметно отличается от подходов, применяемых в зарубежных странах. В России государство должно осуществлять прямой или косвенный контроль за более чем 50% голосующих акций владельца лицензии. Другим ограничением деятельности компаний на российском континентальном шельфе является требование о наличии на нём пятилетнего опыта работы. Эти требования ограничивают круг компаний, допущенных к российскому шельфу двумя – ОАО «Газпром» и ОАО «НК «Роснефть». Законодательством не предусмотрено предоставление права пользования недрами только с целью регионального геологического изучения и разведки недр без права на добычу. «Поправки в Закон Российской Федерации «О недрах», ограничившие доступ частных инвесторов к ресурсам шельфа, создали исключительно благоприятные условия для двух госкомпаний. Фактически значительная часть перспективных ресурсов УВ уже распределена между ними на бесконкурсной основе. В случае, если ОАО «НК «Роснефть» получит все запрашиваемые лицензии, то нефтяные ресурсы российского арктического шельфа будут практически монополизированы», – делает вывод директор Энергетического центра бизнес-школы СКОЛКОВО Григорий Выгон.

Крайне низкая степень геологической изученности арктического шельфа означает необходимость активизации ГРР. В соответствии с предложениями экспертов Энергетического центра, способствовать повышению темпов изученности будет расширение разрешённых видов деятельности на шельфе для всех субъектов предпринимательской деятельности путём включения туда регионального геологического изучения (без существенного нарушения целостности недр) и геологического изучения с поисковым бурением, а также ограничение размеров (площадей) лицензионных участков и введение обязательств по возвращению площадей по истечению определённого времени ГРР. Кроме того, в случае открытия месторождения частными инвесторами необходимо выдавать лицензию на разведку и добычу специально созданным и зарегистрированным в России компаниям, доля участия госкомпаний в которых может варьироваться от 0 до 100%. «Расширение субъектного состава выгодно госкомпаниям. Очевидно, что отдалённая добыча на лицензионных участках арктических морей практически не влияет на капитализацию госкомпании из-за дисконтирования и геологических рисков. В то же время, наличие у госкомпании опциона на вхождение в проект разработки месторождения с доказанными запасами, открытого частной компанией, приводит к существенному увеличению её капитализации», – считает руководитель направления «Стратегия и развитие бизнеса» Энергетического центра Антон Рубцов.

/Энергетический центр бизнес-школы СКОЛКОВО/



Print This Post Print This Post
©2019 Pro-arctic.ru