Льгота на газ: как государство помогло построить «Ямал СПГ»

755060012530902

Ирина Гладышева, эксперт инвестиционной компании QBF
«Ямал СПГ» — далеко не единственный газовый мегапроект, получающий большие налоговые послабления, польза которых для российской экономики не очевидна
В пятницу, 8 декабря, на Ямале состоялась торжественная погрузка сжиженного газа с завода, построенного НОВАТЭКом в партнерстве с Total, CNPC и Silk Road Fund. Последовательный ввод трех очередей, намеченный на 2017, 2018 и 2019 годы, позволит производить на новом предприятии в полтора раза больше СПГ, чем на действующем заводе «Газпрома» на Сахалине (16,5 млн т против 10,9 млн). В результате к 2020 году Россия будет поставлять на мировой рынок свыше 27 млн т сжиженного газа — это больше, чем сегодня экспортирует Малайзия (25,7 млн т в 2016 году, согласно данным Международного газового союза), третий по величине после Катара и Австралии производитель СПГ.

Помощь

Ввод завода в эксплуатацию — заслуга не только акционеров, но и российских налогоплательщиков, которые щедро их субсидировали. Южно-Тамбейское месторождение, служащее для «Ямал СПГ» ресурсной базой, будет освобождено от НДПИ на газ в первые 12 лет добычи при условии, что ее совокупный объем за этот период не превысит 250 млрд куб. м. На тех же условиях предоставлено освобождение от налога на имущество и льготы по налогу на прибыль, который составит не 18%, а 13,5%. До конца строительства завода акционеры освобождены от уплаты НДС при покупке оборудования, не имеющего аналогов в России, а по его окончании смогут воспользоваться нулевой пошлиной на экспорт СПГ.

Проект получил и прямые субсидии: в 2015 году правительство одобрило покупку облигаций «Ямал СПГ» на 150 млрд руб. из Фонда национального благосостояния. За счет государства было на три четверти (71 млрд из 96 млрд руб.) профинансировано строительство грузового порта Сабетта. Крупная господдержка отчасти объясняется фактором санкций, под которые в 2014 году подпал НОВАТЭК, из-за чего у компании возникли сложности с привлечением проектного финансирования: неслучайно оно на две трети было обеспечено китайскими банками (China Exim Bank и China Development Bank), в 2016 году предоставившими кредиты на $12 млрд.

Свою роль сыграло и промедление правительства с либерализацией экспорта СПГ. Изначально предполагалось, что экспортировать сжиженный газ с «Ямал СПГ» будет «Газпром экспорт», с которым НОВАТЭК в 2010 году заключил агентское соглашение. Однако за три последующих года «Газпром экспорт» не подписал ни одного поставочного контракта, под который бы акционеры «Ямал СПГ» могли закладывать кредиты. Вскоре же после долгожданной либерализации экспорта СПГ (ноябрь 2013 года) были введены санкции, из-за чего проект попал в зависимость от благосклонности государства.

Отдача

Но могут ли санкции служить оправданием для столь масштабной господдержки? Будучи важным для СПГ-отрасли, проект не подтолкнет развитие смежных секторов экономики: к примеру, в первые восемь месяцев 2017 года в поставках оборудования для завода доминировал импорт из Китая, Индонезии и Бельгии (данные Таможенной службы ЯНАО). Не создаст проект и большого количества новых рабочих мест для региона: даже после завершения строительства число работников на предприятии не превысит 1400.

Аргумент о важности локализации в России новых зарубежных технологий тоже можно подвергнуть сомнению: Россия еще долго будет зависеть от импорта технологий крупнотоннажного сжижения газа из США (APCI, Conoco-Phillips) и Европы (Shell, Linde AG). Изменить ситуацию, возможно, позволит совместный проект «Газпрома» и «Криогенмаша» (холдинг ОМЗ) по разработке оборудования, позволяющего производить до 100 т СПГ в час (0,87 млн т в год). Но не факт, что эти усилия увенчаются успехом.

«Ямал СПГ» — далеко не единственный газовый мегапроект, получающий большие налоговые послабления. Еще пример — строящийся газопровод «Сила Сибири», под который «Газпром» получил освобождение от НДПИ и налога на имущество для газа и объектов Чаяндинского и Ковыктинского месторождений. Необходимость инвестировать в «Силу Сибири» стала одной из причин снижения рентабельности «Газпрома», который по итогам девяти месяцев 2017 года зафиксировал убыток в 9,2 млрд руб. (данные отчетности по РСБУ), уйдя в минус впервые с дефолтного 1998 года. А значит, скромными окажутся и дивидендные выплаты монополии, которая и так отказывалась направлять на них 50% прибыли по МСФО или РСБУ, в зависимости от того, где прибыль больше: по итогам 2016 года вопреки позиции Минфина «Газпром» заплатил лишь 20% по МСФО (190,3 млрд из 952 млрд руб.).

Странная, выходит, сырьевая зависимость: не газовая промышленность поддерживает бюджет, а​ наоборот, налогоплательщики субсидируют производителей газа. И это на фоне роста действующих (утилизационный сбор на автомобили) и ввода новых сборов (инвестиционный сбор в морских портах, утилизационный сбор на средства тяжелого и энергетического машиностроения, пошлины на импорт станков и оборудования), из-за чего только в 2018 году бизнес потеряет 100 млрд руб. (оценка РСПП, «Опоры России», ТПП и «Деловой России»). В условиях когда Резервный фонд практически исчерпан, а ФНБ все активнее используется для нужд бюджета, имеет смысл задуматься о ревизии этой субсидиарной схемы.

/www.rbc.ru/



Print This Post Print This Post
©2018 Pro-arctic.ru