Ученые на Шпицбергене: «Геологические карты имеют первостепенное значение»

14bd497

Следы геологических процессов на Шпицбергене можно наблюдать повсеместно. Их изучением на протяжении более 50 лет занимаются геологи ФГУНПП «Полярная морская геологоразведочная экспедиция». О летнем полевом сезоне этого года, его результатах и о том, зачем нужны геологические исследования на архипелаге, Рузанна Чернакова из «Русского вестника Шпицбергена» узнала у руководителей Шпицбергенской поисково-съемочной партии Полярной морской геологоразведочной экспедиции (ПМГРЭ) – начальника Михаила Юрьевича Милославского и главного геолога Александра Николаевича Сироткина.

РВШ: В какую часть архипелага отправилась экспедиция этим летом?

АС: В течение двух месяцев, с 18 июля по 17 сентября, полевой отряд проводил работы на 80-й параллели, на севере полуострова Ню-Фрисланд. Он интересен тем, что здесь на земную поверхность выведены самые древние породы, известные на архипелаге, а северная часть полуострова – единственное место, где можно расшифровать детали геологической структуры этого тектонического блока.

РВШ: Почему эта информация так важна и, собственно, что дает изучение этих геологических структур?

АС: Западная часть Ню-Фрисланда сложена породами, возраст которых составляет около двух миллиардов лет. Сейчас появляются данные, указывающие, что этот комплекс пород еще древнее. Точное знание возраста и природы геологических комплексов помогает с большой надежностью определять перспективы региональных структур на полезные ископаемые, в том числе на нефть. Существуют две точки зрения о природе фундамента архипелага. Первая, ей уже 100 лет, предполагает, что он сформировался 400 миллионов лет назад. Следовательно, все породы древнее этой цифры не могут содержать углеводородов. Вторая утверждает, что фундамент сформировался один миллиард лет назад. Если это так, то в сферу поисков нефти и газа будут введены громадные объемы коры на шельфе Баренцева моря. Но все это требует очень тщательных доказательств, базирующихся на объективных фактах. Кроме этого, есть еще очень важный момент, связанный с границей континентального шельфа. Уже упомянутая первая идея рассматривает Шпицберген как зону относительно молодой коллизии, то есть как складчатую структуру. Вторая предполагает, что это древний континент, претерпевший модернизацию. Академик Хаин считал, что дно Ледовитого океана – утонувший континент Арктида. Сейчас по кусочкам этот континент собирается. Я думаю, что нынешний Шпицберген – это фрагмент древней Арктиды.

РВШ: Какие результаты принес этот сезон?

АС: Если говорить о результатах сезона, то нами собран важный материал для составления комплекта карт геологического содержания северной части Ню-Фрисланда. В этом районе впервые проведена наземная магниторазведочная съемка, выявлены новые объекты с рудной минерализацией.

РВШ: Почему наземную магниторазведочную съемку не проводили ранее?

АС: Такая съемка выявляет скопления рудного вещества на глубине, но это работа не для слабых. Обычно она проводится на равнинах, где рельеф нерасчленен и хорошая проходимость, поэтому равнины вблизи Баренцбурга покрыты такой съемкой. В нашем случае – очень тяжелый рельеф и еще более тяжелый ландшафт. Ходить трудно, это требует больших физических затрат. Тем не менее, мы съемку поставили.

РВШ: В чем состоит практическое применение результатов геологических исследований на Шпицбергене?

ММ: В составлении геологических карт нового поколения с прогнозом полезных ископаемых для каждого конкретного региона архипелага. В предыдущие годы мы выявили запасы фосфоритов, гипса, барита и других проявлений осадочного чехла. В районе Билле-фьорда была проведена большая работа по выявлению нефти и газа. На сегодняшний день основная работа направлена на изучение складчатого фундамента и связанных с ним рудных полезных ископаемых.

АС: Рудный объект, после того, как его найдет геолог, получает название точки минерализации или проявления. Чтобы стать месторождением, объект проходит долгий путь. Существует понятие стадийности геологоразведочных работ. Если говорить упрощенно, то это поиски – оценка – разведка – эксплуатация. Делается это для детального и объективного изучения объекта, так как строительство шахт и горных комбинатов очень затратно, ошибки здесь обходятся очень дорого. Подавляющее большинство объектов все стадии не проходят и месторождениями не становятся. Причины этого самые разные: геологические, экономические, экологические, политические и другие. Но их изучение все равно дает ценнейшую информацию, помогающую обнаружению новых объектов.

РВШ: Кто использует геологические карты и зачем нужен прогноз полезных ископаемых, если очевидно, что их добыча, за исключением каменного угля, сегодня не ведется и в ближайшие годы не планируется?

АС: Астрономы изучают звезды и планеты, до которых не то что в ближайшие годы, а даже в самой дальней перспективе человек добраться не сможет. А мы изучаем Землю, на которой живем. Сто лет назад Россия была полностью обеспечена только четырьмя видами ископаемого сырья: железом, нефтью, углем и торфом. Советский Союз был страной, которая полностью снабжала себя всеми видами полезных ископаемых. И в этом заслуга, прежде всего, наших геологов. Сегодняшняя Россия, как ни странно, испытывает недостаток во многих видах сырья, таких как марганец, хром, уран, фосфориты. А геология как отрасль экономики направлена на обеспечение народного хозяйства всеми видами полезных ископаемых. И не только на ближнюю перспективу. И здесь геологические карты имеют первостепенное значение, так как они являются основой для прогноза полезных ископаемых. Посмотрите на карту Ледовитого океана, на положение здесь Шпицбергена. Этот архипелаг входит в обрамление Баренцева моря, шельф которого является кладовой углеводородов. Как познать геологическое строение чехла и фундамента этого шельфа? Есть несколько способов, и один из них – это детальное изучение окружающих море архипелагов. ПМГРЭ ведет работы не только на Шпицбергене, но и на Земле Франца Иосифа, на Новой Земле, Северной Земле, в Баренцевом и Карском морях.

РВШ: Что вам хотелось бы осуществить в ближайшие годы?

АС: Следующие два-три года мы планируем работать на Земле Веделя Ярлсберга, к югу от залива Бельсунн. Этот район характеризуется сложным геологическим строением, изучение которого усугубляется тяжелым рельефом с обилием ледников и неприступных горных хребтов. Для этой площади мы должны будем сделать геологическую карту нового поколения, что потребует больших усилий. Поэтому главная задача, которую надо осуществить в ближайшие годы – это привлечь к нашей работе молодых и талантливых геологов, влюбленных в Арктику.

/Русский Вестник Шпицбергена/

 



Print This Post Print This Post
©2019 Pro-arctic.ru