Российский научный центр Шпицбергена: Как сохранить работу экспедиций

YM_Savinih_Portrait_x220В свете сокращения финансирования на работы российских научных экспедиций на Шпицбергене «Русский вестник Шпицбергена» расспросил начальника зимовочного состава РНЦ Юрия Михайловича Савиных о том, как проходит зимне-весенний сезон, какие задачи стоят перед РНЦ и как их удается реализовывать (Беседовала Рузанна Чернакова).

– Юрий Михайлович, вы заступили в должность 26 февраля. Какие задачи стоят перед вами как перед начальником зимовочного состава?

– Несмотря на название должности, начальник зимовочного состава работает не только зимой, а круглый год и занимается как хозяйственными, так и узконаучными вопросами. Экспедиционные сезоны в Арктике сдвинуты. В 2015 году у нас два этапа работ: зимне-весенний сезон – он длится до июня, и летний – он длится до начала октября. В зимне-весеннем сезоне, учитывая сокращение финансирования, важной задачей было сохранить уровень и наполненность научных экспедиций по всем направлениям – океанологии, гидрологии, гляциологии, метеорологии и геофизике.

30-04-2015_12-10-33_1-4_x660

– Удалось ли эту задачу осуществить?

– К сожалению, нет. Количество направлений экспедиций остается прежним, что нельзя сказать об ее укомплектованности составом. Если раньше в экспедиции было 5-8 человек в каждом заезде, то теперь – 2-3, максимум 4. Меньше двух нельзя по технике безопасности и ряду других причин. Сокращение составов скажется и на результатах. Приведу пример: для экспедиции существует акватория работ, ее разбивают на условную сетку и получают определенное количество точек, на которых ведутся наблюдения. Если раньше шаг сетки был 2-3 мили, то теперь это 10 миль. Это означает, что количество точек, на которых ведутся наблюдения, сокращается – соответственно сокращается и объем материала, который мы снимаем с одной и той же акватории. Этой зимой на Шпицбергене первой начала работать гидробиологическая экспедиция КНЦ. Обычно у них приезжает 4-5 человек, а сейчас работают только 2 специалиста.

– Какие еще экспедиции участвуют в исследованиях в этом году?

30-04-2015_12-10-33_3_x660– Буквально 22 марта мы встречаем вторую экспедицию зимнего сезона – океанологическую. У них самая представительная экспедиция: и аспиранты, и студенты. Они будут работать в трех акваториях – в Баренцбурге, на Пирамиде и напротив Лонгьира – и проводить комплексные исследования, включающие температурный, уровневый и волновой режимы.

– Проявятся ли в этом году в РНЦ новые университеты, экспедиции которых не участвовали в прошлом году?

– В августе приедут экспедиции САФУ, Российского государственного гидрометеорологического университета из Санкт-Петербурга и географического факультета МГУ им. М.В. Ломоносова. РНЦ предоставляет этим экспедициям лабораторное, экспедиционное оборудование, специальную арктическую одежду для такого рода работ, а также оружие на время полевых работ.

– Расскажите, пожалуйста, про логистическую основу РНЦШ. Все ли ваши технические нужды обеспечены?

– Наш центр – самый дисциплинированный: все средства зарегистрированы, застрахованы и имеют норвежские номерные знаки. Неплохо было бы иметь вертолет, это открыло бы новые возможности. В Баренцбурге есть вертолет, но его аренда дорогая, и он летает по одному маршруту, от которого не имеет права удаляться. Другой вопрос – это плавстредства. У нас их много, но все они рассчитаны на прибрежное плавание и фьорды. Если выйти не в море, а немного мористее (дальше от берега – Прим. ред.), то этих плавстредств уже недостаточно. У нас стоит вопрос о том, чтобы получить такое научно-исследовательские судно, которое позволит увеличить район обследования, улучшить качество его обследования, а также обеспечить комфортное пребывание в нем ученых.

– Давайте поговорим о международных исследовательских программах. Как развивается сотрудничество с норвежцами в этом году? Отразились ли на международном научном взаимодействии на Шпицбергене санкции, и, если да, то как повлияли на него?

– Мы выиграли норвежский грант на миллион норвежских крон. В апреле совместно с университетским центром UNIS будем составлять программу на этот грант. UNIS хочет воспользоваться нашей лабораторией, а мы планируем потратить часть гранта на закупку норвежцами химреактивов для РНЦ. Остальная часть средств пойдет на экспедиции. К сожалению, получение грантов в Европе для России становится проблематичным: предпочтение отдается частным научно-исследовательским командам, но заявки от госструктур, таких как РНЦ, рассматриваются в последнюю очередь, хотя с позиции научного уровня мы претендуем на первые места.

– Как продвигается развитие лабораторной базы?

– Для полевых работ по каждому из названных мною выше направлений закуплено и введено в эксплуатацию самое современное оборудование, что повышает достоверность полученной информации – с одной стороны, и обеспечивает соблюдение техники безопасности в сложных арктических условиях – с другой. Отдельно необходимо сказать о лабораторном комплексе, его оборудовании и приборном парке. В 2014 г. была проведена работа по пуско-наладке части приборного парка. В этом году эта работа будет продолжена. Следует отметить, что отделение гидрохимии – работа с органикой – полностью готово. В мае мы ожидаем запуск «металлической» группы, куда входит атомно-абсорбционный спектрофотометр самой новой модели из существующих. Эта группа оборудования позволяет определять наличие металлов в почвах, воде, растениях. В том числе это касается и вредных металлов, таких как ртуть. Ведь архипелаг представляет собой настоящую таблицу Менделеева! Также в марте будут запущены в работу два электронных микроскопа. Они в разы мощнее обычных и к тому же позволяют сразу обработать увиденное и получить изображение в 3D-формате, что особенно удобно при архивировании и анализе информации. Для тестирования собрана автоматическая станция контроля атмосферного воздуха. Следующим этапом будет установка этого комплекса на утвержденном месте, вблизи антенн приема спутниковой информации.

– Имеет ли баренцбургская лаборатория аналоги в России?

– В 2013 году указом Президента РФ на острове Самойловский в дельте реки Лена была создана лаборатория, которая работает в таком же классе приборов и по такой же методике, что и лаборатория РНЦ на Шпицбергене. Сам по себе это важный факт для научного сообщества, что теперь экосистемы Арктики можно исследовать на столь хорошо оснащенных «площадках». Безусловно, это позволяет ученым приблизиться к пониманию сложных процессов, происходящих в этих экосистемах.

Юрий Михайлович Савиных. В Арктике с 1976 г. После окончания института работал в Тиксинском управлении гидрометеорологии и контроля состояния природной среды, где прошел путь от рядового инженера до заместителя начальника управления. Закончил аспирантуру Института прикладной геофизики в Москве. Кандидат географических наук по специализации океанология (разделы: гидрохимия, морские экосистемы).

«Шпицберген как часть Арктики был, есть и будет интересен всегда. Учитывая территориальное положение архипелага, считаю очень правильным принятое решение о создании Российского научного центра на Шпицбергене».



Print This Post Print This Post
©2017 Pro-arctic.ru