Кто должен защищать Арктику?

 

arctic-canada-expedition-cruise-ac

В августе 2016 года 13-палубный лайнер Crystal Serenity с тысячей пассажиров на борту отправился в плавание от берегов Аляски, став первым круизным лайнером, преодолевшим легендарный арктический Северо-Западный проход, пролегающий вдоль северного побережья Северной Америки и соединяющий Тихий и Атлантический океаны. До недавнего времени из-за свойственных ему значительных ледяных заторов этот морской путь был доступен лишь для самых мощных судов.

Это путешествие, ставшее возможным только благодаря изменению климата, заставляет обратить внимание лишь на одно из последствий таяния морского льда в Арктике. По мере дальнейшего таяния льдов будут открываться новые возможности для рыбного промысла, бурения нефтяных и газовых скважин, а также морских путешествий по некогда покрытому льдами океану. Неизбежно эта деятельность начнет оказывать влияние на жизнь традиционных арктических сообществ, а также создаст опасность нанесения значительного ущерба окружающей среде.

Этот огромный экологически уязвимый регион играет важную роль во многих вопросах: от климатических циклов и морских пищевых цепей до отражения солнечного света обратно в космическое пространство. Так кто же должен охранять Арктику? Около 4 миллионов людей, живущих выше Северного полярного круга, не способны самостоятельно следить за всей этой территорией. В связи с этим возникают важные вопросы в отношении того, должны ли прибрежные арктические государства единственные обладать правом разрешения или запрещения рыболовства, а также добычи нефти и газа в этом регионе. Существует ли международная система для урегулирования таких мероприятий в интересах всех участвующих сторон?

Если коротко, то да, существует международное соглашение, согласно которому регламентируется любая деятельность, осуществляемая в Северном Ледовитом океане. Это соглашение предоставляет право прибрежным государствам, таким как Исландия, Россия и Канада, принимать многие (хотя и не все) официальные решения. Эти страны могут (а иногда и обязаны) сотрудничать в рамках региональных организаций, таких как Арктический совет, являющийся межправительственным форумом для арктических государств и народов или соглашений.

Соглашение, о котором идет речь, это Конвенция ООН по морскому праву. Она была подписана в 1982 году и вступила в силу в 1994 году. Однако эта Конвенция действует только в отношении государств, подписавших ее, в число которых не входит США. Тем не менее, Конвенция ООН по морскому праву дополняется рядом других договоров и правилами обычного международного права, которых должны придерживаться все государства.

Эти соглашения и законы содержат набор последовательных, но достаточно общих правил использования океанических ресурсов. Например, в них изложены основные принципы, которые должны учитываться в рыбном промысле, а также при предотвращении загрязнения с судов. Однако толкование и применение этих принципов и правил в основном оставлено на усмотрение отдельных стран, а на этом уровне уже начинает проявляться влияние внутренней политики.

Это значит, что рыбопромышленное лобби, коренное население, неправительственные организации по защите окружающей среды и другие группы по интересам играют важную роль. В конечном счете, международное право имеет другие критерии регулирования, нежели национальное право, а его внутреннее применение обычно подвергается тщательному рассмотрению только в случае ущемления интересов другого государства.

Эта система не является такой уж хаотичной, как может показаться при подобном описании. Существуют и другие международные соглашения, действующие в Арктике. В них содержится более подробная информация и руководство в отношении действий, которые могут осуществлять различные государства, но не рассматриваются все возможные в принципе виды деятельности. Проблема заключается в том, что некоторые из этих правил предназначены для глобального применения и, таким образом, содержат подробного описания мер, характерных именно для арктических регионов. Например, Международная конвенция по предотвращению загрязнения с судов (МАРПОЛ) не учитывает специфических нужд судоходства в районах, подверженных образованию тяжелого льда. Однако ее общие положения были дополнены Полярным кодексом с целью содействия в защите окружающей среды уязвимых полярных регионов.

Кроме того, существуют особые региональные соглашения более узкой направленности, например соглашение о проведении совместных поисково-спасательных мероприятий. Вместе с тем имеются соглашения, посвященные специфическим нуждам отдельных регионов Арктики, например, соглашение о рыболовстве в Баренцевом море.

Национальные правительства, неправительственные организации, промышленные игроки и другие организации также могут повлиять на разработку этих законов. Например, каждое государство — член МАРПОЛ, Конвенции по предотвращению загрязнения с судов, может повлиять на разработку нового законодательства. И, к примеру, Гватемала может в той же степени влиять на разработку законов о предотвращении загрязнения морской среды, что и Россия. Теоретически не существует большой разницы, будут ли эти меры, подобно Полярному кодексу, посвящены Арктике или Антарктике, или иметь глобальное значение.

Арктический совет предоставляет некоторым коренным народам возможность оказывать влияние на разработку законодательства самым непосредственным образом через свой статус постоянных участников. Таким образом, такие постоянные участники имеют большие шансы сделать свое мнение услышанным при составлении различных соглашений, таких как соглашение о проведении поисково-спасательных мероприятий в Арктике, разработанное при участии Арктического совета.

Помимо этих прямых способов участия в разработке законодательства, промышленные и другие группы по интересам будут оказывать влияние на свои правительства в целях принятия ими определенных решений во внутренней политике и на международной арене. Кроме того, у организаций, на первый взгляд не связанных с Арктикой, существуют и непрямые возможности влияния на деятельность в этом регионе. Например, ЕС является одним из крупнейших импортеров рыбы, добываемой в арктических и приарктических водах. За счет этого он может оказать влияние на характер рыболовного промысла в Арктике, ограничивая ввоз определенных пород рыбы или рыбы, пойманной определенными способами. Его доля на рынке может быть достаточной для оказания регулирующего влияния на рыболовство в Арктике.

Несмотря на наличие последовательного правового режима, он имеет неоднородный характер, и многое еще предстоит сделать для его укрепления. Арктические государства могут разрабатывать новые законы в одиночку или совместно, но существуют возможности принятия новых законов и на глобальном уровне. В то же время существует масса возможностей принять участие в законотворческой деятельности в отношении Арктики для государств, промышленных игроков, неправительственных организаций и отдельных лиц, в частности посредством политических каналов.

 

Оригинал статьи /theconversation.com/



Print This Post Print This Post
©2017 Pro-arctic.ru