План Китая на Арктику и центр судоходства, соперничающий с Сингапуром

d10cea3e-aaed-11e6-a45e-e639c32a4ac5_660x385

Расположенный на берегу мелководной реки Туманной, по которой проходит граница между Россией и Северной Кореей, китайский город Хуньчунь не может похвастать большим количеством туристических достопримечательностей, кроме разве что установленных на высокой платформе обзорных биноклей, которые позволяют редким посетителям наблюдать место примыкания друг к другу трех соседствующих государств. Но если бизнес расширится до арктических морских путей, связывающих Атлантический и Тихий океаны, этот малоизвестный город с населением немногим более 200 тыс. человек может стать «международным центром судоходства, сравнимым с Сингапуром», как заявило в прошлом году государственное информационное агентство «Синьхуа».

Позиционируя себя как «околоарктическую державу», Китай добивается более значимой роли в соперничестве за Крайний Север. Пекин добился статуса постоянного наблюдателя в межправительственном Арктическом совете в 2013 году, но эксперты говорят, что его амбиции направлены далеко за пределы роли стороннего наблюдателя.

В июле китайский судоходный гигант Cosco объявил о планах послать большее количество грузовых судов в Арктику, где они смогут опробовать в деле первое, написанное на китайском языке, руководство по прохождению Северо-Западного прохода, изданное в апреле Управлением по морской безопасности Китая. Кроме того, в июле полярное исследовательское судно Xue Long («Сюэ Лун») совершило свою седьмую арктическую экспедицию, а власти страны одобрили тендер на постройку первого отечественного ледокола.

Все эти события произошли через месяц после того, как в одном из документов, изданных Государственным океанологическим управлением, Северо-Западный проход был назван «северным звеном» в стратегии Си Цзиньпина «Один пояс и один путь» и было выражено недовольство тем фактом, что урегулирование, достигнутое в ходе переговоров между Канадой и США в рамках спора о государственной принадлежности водных путей, является несправедливым по отношению к Китаю и прочим странам региона. Канада объявила проход внутренними водами, но США рассматривает его в качестве международного водного пути.

Амбиции Китая в отношении Арктики могут казаться надуманными. Однако страна уже занимается инвестированием, которое может привести к коренным изменениям сложившегося порядка, считает независимый исследователь Цзичан Лулу.

В конце прошлого месяца Shenghe Resources, зарегистрированная на Шанхайской фондовой бирже компания, занимающаяся обработкой редкоземельных горных пород, приобрела долю в 12,51 % в компании Greenland Minerals and Energy, став самым крупным ее индивидуальным акционером.

Также заключенное соглашение позволит компании Shenghe увеличить свою долю до 60 %, когда флагманский проект фирмы Kvanefjeld вступит в стадию реализации. По словам Лулу, если Гренландия станет независимой от Дании, подобное экономическое влияние может оказать значительное воздействие.

«Также можно наблюдать, как участие Китая начинает проявлять себя в России, — считает Лулу, автор многих работ на тему инвестиций Китая в этом регионе. — Различные российские проекты в Арктике и на Дальнем Востоке активно ищут выхода на китайские деньги».

Участие России в военно-морских учениях в Южно-Китайском море в прошлом месяце говорит о том, что Китай набирает политические очки вследствие «разворота» Москвы на восток, но это пока не привело к волне инвестиций.

Хотя стратегические интересы Китая остаются осторожными на государственном уровне, его северо-восточные провинции выказали явную заинтересованность в развитии межгосударственной инфраструктуры, считает Лулу. «Пекин может мобилизовать государственные и частные компании для массированного инвестирования в Россию, если захочет, однако этого не происходит, что означает, что национальная стратегия в настоящее время не реализуется», — утверждает исследователь.

Несмотря на потенциал региона, продолжают действовать сдерживающие факторы. После первого большого грузового судна, прошедшего через Северо-Западный проход в 2014 году, специалисты Института полярных исследований Китая заявили, что к 2020 году до 15 процентов годового объема торговли страны будет осуществляться по Северному морскому пути России. Однако этим летом лишь немногим более 15 судов прошли этим путем.

Причина этого в том, что трудности, связанные с проходом по этому пути, по-прежнему колоссальны: он скован льдом большую часть года, не имеет остановочных пунктов, да и вообще каких-либо глубоководных портов, в скудно обозначенных на картах водах остается угроза столкновения с айсбергами, мелководья и другие источники опасности повышают страховые взносы даже в безледных условиях.

Эксперты считают, что Пекин ведет игру с дальним прицелом, ожидая, что эти проблемы решатся сами собой с глобальным потеплением и развитием инфраструктуры. Учитывая, что в прошлом месяце был зафиксирован второй по малоледности уровень морского ледяного покрова за всю историю наблюдений, возможно, ждать осталось недолго. В соответствии с недавними исследованиями, проведенными в Университете Рединга, при сценарии с высокими выбросами время транспортировки между Европой и Азией в этом столетии может сократиться на срок до двух недель, тогда как судоходные периоды увеличатся с увеличением продолжительности периодов сокращения ледового покрытия. В противовес довольно нервному отношению, проявляемому по поводу Южно-Китайского моря, представители властных структур Китая сохраняют хладнокровие в отношении Арктики, выступая за многосторонние переговоры и применение морского права. Также они избегают занятия официальной позиции в споре о суверенитете Северо-Западного прохода между США и Канадой.

Примечательно, что в отличие от собственных действий в более близком для страны регионе, государственные средства массовой информации в этом вопросе неожиданно встали на сторону Вашингтона. Газета-глашатай Коммунистической партии Global Times утверждала в 2015 году, что «согласно положениям Конвенции ООН по морскому праву большая часть Северного Ледовитого океана является международными водами» и что морские пути «не могут принадлежать только одной стране», несмотря на то, что они проходят вдоль берегов Канадских островов.

Интерес Китая в данном вопросе заключается в поддержании стабильности и свободы плавания. В связи с этим главный аналитик Института полярных исследований Чжан Цзя заявил, что в этом году Китай должен «укрепить свое присутствие» в Арктике, назвав это «важной задачей для обеспечения национальной безопасности». Затем в газете Global Times глава Института полярного права и политики Китайского университета океанологии заявил, что Китай заслужил место за столом переговоров благодаря своим экономическим интересам, несмотря на то, что страна «не имеет земель» в этом регионе.

По словам профессора Университета Британской Колумбии Майка Байерса, в настоящий момент арктические государства не имеют ничего против этого. «Все арктические страны являются членами ВТО, поэтому они открыты для китайских инвестиций», — объясняет Байерс, добавляя, что китайские компании могут сыграть серьезную роль в регионе. «Развитию маршрутов арктического судоходства могут способствовать иностранные инвестиции в порты и другие объекты инфраструктуры», — считает он.

При проведении сделки с Shenghe министр природных ресурсов Гренландии заявил: «Гренландия будут рада любым инвесторам, будь они из Китая, Канады или Дании», а старшее должностное лицо в Арктическом совете от США Джулия Горли недавно сказала, что интерес Китая, как и других неарктических стран, только приветствуется.

Вглядываясь через бинокли в Хуньчуне, практически можно увидеть растянувшиеся до горизонта обещанные торговые армады, идущие вниз по реке, покачиваясь на ее мутных водах. Независимо от того, станет ли этот город новым Сингапуром для Арктики, уже ясно, что растущий интерес Китая способен изменить Крайний Север.

 

Оригинал статьи: /www.scmp.com/



Print This Post Print This Post
©2017 Pro-arctic.ru