Там, где процветает арктическая нефтяная индустрия

 

1600x-1 Учитывая, что нефтяная промышленность еще только начинает оправляться после самого тяжелого за несколько последних десятилетий кризиса, может показаться, что Северный Ледовитый океан является последним местом, куда геологоразведчики решили бы отправиться в поисках новых месторождений.

Но это не относится к Баренцеву морю, расположенному к северу от берегов Норвегии.

Власти Норвегии рассчитывают, что в этом году шведская нефтяная компания Lundin Petroleum AB и австрийская нефтегазовая компания OMV AG пробурят в Баренцевом море рекордные 15 скважин. Плавучей буровой установке Songa Enabler, принадлежащей норвежской нефтегазовой компании Statoil ASA и обладающей размерами в два футбольных поля, предстоит первой пробурить 5 разведочных скважин.

Баренцево море имеет ряд преимуществ перед американской Арктикой, где президент США Дональд Трамп стремится нарастить объемы буровых работ. Благодаря Гольфстриму Баренцево море почти свободно ото льда, в отличие от других территорий, таких как Аляска и Гренландия, на территории которых некоторые компании, такие как Royal Dutch Shell, с 2014 года приостановили работы по разведке. Бурение на относительном мелководье у побережья Норвегии обходится дешевле, в то время как потенциальная выгода огромна: четвертая скважина Songa Enabler будет пробурена на месторождении «Корпфьель» (Korpfjell), вероятно, самом перспективном для исследования у берегов Норвегии с 1990-х годов.

800x-1

«Это крупнейшая неисследованная структура на норвежском шельфе, о которой нам известно», — заявил на прошлой неделе на борту буровой установки руководитель разведочных работ государственной компании Statoil Тим Додсон (Tim Dodson). «Это месторождение имеет большое значение для нас, для северных регионов Норвегии и для всей страны в целом» — добавил он.

Норвегия делает ставку на то, что малоизученное Баренцево море может поспособствовать восстановлению ее нефтяной промышленности, сократившейся в плане добычи нефти более чем вдвое с 2000 года. По оценкам Норвежского директората нефти, местные запасы составляют более 17 млрд баррелей нефти и газа, или почти 65% неисследованных ресурсов Норвегии.

В Хаммерфесте, региональном нефтяном узле, именующем себя «самым северным городом мира», спад в отрасли, начавшийся в 2014 году и приведший к сокращению десятков тысяч рабочих мест вдоль североморского побережья Норвегии, остался практически незамеченным.

В окружении заснеженных холмов во фьорде к югу от центра города компания Polarbase AS обслуживает суда, занимающиеся снабжением Songa Enabler и других буровых установок. Когда в 1990-е годы нефтеразведка в Баренцевом море была приостановлена на шесть лет, компания выжила благодаря продаже снегоходов и разведению лосося. В этот раз все совсем по-другому.

Объемы разведочных работ увеличиваются, и Polarbase, по словам ее руководителя Кетила Холмгрена (Ketil Holmgren), «нацелена на добычу нефти и газа».

С 2010 года компании Statoil, Lundin и OMV уже открыли в Баренцевом море месторождения общим запасом более 1 млрд баррелей нефти, а в прошлом году компания Eni SpA начала добывать нефть на норвежском месторождении «Голиаф» (Goliat) в Баренцевом море с одноименной нефтяной платформы, первой в этом регионе. В этом году компания Statoil намеревается принять окончательное решение по поводу вложений в месторождение «Йохан Кастберг» (Johan Castberg) после сокращения своих издержек более чем на 50%.

800x-1

Даже с учетом Гольфстрима, приносящего теплые воды на север через Атлантический океан, а холодные — на юг, буровая установка Songa Enabler защищена от холодов и способна выдерживать температуры ниже −25°С. На ней даже имеется обогреваемый аварийный выход на палубу. Однако по нескольким парящим в воздухе в конце апреля снежинкам сложно предположить, что вы находитесь за Северным полярным кругом.

Месторождение «Корпфьель» является высокорискованным: Додсон оценивает вероятность обнаружения здесь полезных ископаемых как 1 к 6, однако его потенциальный запас, исчисляющийся миллиардами баррелей, может принести огромную прибыль. Учитывая большую вероятность найти нефть на других объектах компании Statoil, Додсон рассчитывает открыть хотя бы одно новое месторождение.

Чтобы компенсировать мировой спад в разведке шельфовых месторождений в акватории Баренцева моря, правительство выдвинуло на аукцион по лицензированию рекордное число участков недр для проведения разведки.

Но, несмотря на оптимизм, наблюдающийся в отрасли, отношение к бурению в норвежской Арктике остается неоднозначным. Норвегия, в которой проживают 5,3 млн человек, стала одной из богатейших стран мира после обнаружения нефтяных месторождений в Северном море в конце 1960-х гг.

Природоохранные организации, такие как Гринпис и Всемирный фонд природы, считают, что буровые установки подходят слишком близко к границе полярного ледяного щита, хрупкой экосистемы, обеспечивающей жизнедеятельность различных видов живых микроорганизмов от планктона до млекопитающих, и представляют огромную опасность в случае разлива нефти. Кроме того, ведется сильный спор о том, окажется ли добыча нефти и газа в труднодоступных участках Баренцева моря выгодной на фоне усилий по борьбе с последствиями изменения климата, которые могут стать причиной резкого снижения спроса на ископаемое топливо.

Если арктические проекты не будут окупаться, это может привести к потерям в миллиарды долларов для норвежского правительства, которое в настоящее время предлагает щедрые компенсации и налоговые скидки за разведку и вложения в разработку месторождений в обмен на введение высокой налоговой ставки на добычу нефти в будущем.

«Существует очень высокая вероятность того, что эти вложения окажутся обесцененными», — считает норвежский инвестор Енс Улльвейт Муэ (Jens Ulltveit-Moe), заработавший часть своего состояния в 400 млн долларов на нефтяных предприятиях перед продажей своих активов более 10 лет назад.

Его мнение расходится с мнением компании Statoil и Министра нефти и энергетики Норвегии Терье Сёвикнеса (Terje Søviknes).

«При цене 35 долларов за баррель мы безубыточны и способны выдерживать конкуренцию, и это далеко не предел наших возможностей, — отметил он интервью на борту Songa Enabler, говоря о разрабатываемом компанией Statoil проекте «Кастберг». —  Поэтому споры об уцененности активов можно считать безосновательными».

По словам Додсона, скважины компании Statoil в Баренцевом море являются одними из самых дешевых в мире в этом году. Стоимость каждой из них не превышает 25 млн долларов.

«Откровенно говоря, отчасти это миф, что все здесь обходится гораздо дороже», — заверил он.

800x-1

Для Хаммерфеста это хорошие новости. После того как 15 лет назад компанией Statoil было принято решение построить здесь завод по сжижению природного газа, добытого на первом месторождении в Баренцевом море «Снёвит» (Snøhvit), в этом городе появилось 1200 рабочих мест, связанных с нефтяной промышленностью.

«Раньше этот город представлял собой захудалое местечко, из которого уезжали, если хотели достичь чего-то большего, — рассказывает 55-летний уроженец Хаммерфеста и руководитель компании Polarbase Кетил Холмгрен. —  Сейчас же некогда уехавшие молодые люди планируют вернуться».

 

Оригинал статьи /www.bloomberg.com/

 

 



Print This Post Print This Post
©2017 Pro-arctic.ru