Периферийное королевство

f04da2db112212ab57bd06

Китай старательно работает над своим образом приарктической страны. Пока что это не представляет причин для беспокойства

Во время прошедшей в этом году в Рейкьявике конференции организации «Северный полярный круг» (Arctic Circle) Ван И, министр иностранных дел Китая, выступил по видеосвязи из Пекина с посланием, в котором особо отмечалось, что его страна является «приарктическим государством» и имеет крепкую историческую связь с этим регионом, поскольку правительство Китая подписало Шпицбергенский трактат в 1925 году.

Однако одновременно с увеличением значимости  Арктики во внешней политике Китая растет и скептицизм стран Запада и России относительно мотивов Пекина.

«Уже из-за одного только своего огромного размера Китай кардинально отличается от всех остальных азиатских стран, заинтересованных в Арктике», — считает Камилла Сёренсен, доцент Копенгагенского университета.

С момента либерализации своей экономики в 80-х годах XX века Китай прошел путь от развивающейся страны до второй по величине экономики мира, а скоро и вовсе займет лидирующую позицию. Процесс этот происходил под руководством Коммунистической партии Китая, организации, чье внутреннее устройство полностью скрыто от непосвященных лиц. Г‑жа Сёренсен полагает, что это отчасти объясняет скептицизм по отношению к арктическим амбициям Китая.

«Иностранцам сложно понять, в каких целях Китай будет использовать новоприобретенную силу. Его политической системе не хватает прозрачности, и она слишком централизована, поэтому трудно понять, какого рода возможности Китай планирует получить».

Интерес Китая к Арктике зачастую сравнивается с его вовлеченностью в дела Африки, где он производил большие вложения в горное дело и инфраструктуру, при этом мало заботясь об окружающей среде и воздействии на общество. Как бы то ни было, похоже, что Китай учится на своих ошибках.

На протяжении последних лет Китай стал значительно серьезнее относиться к тому, как реагируют на его действия за границей, объясняет г-жа Сёренсен. Как в Арктике в целом, так и более конкретно в качестве наблюдателя в Арктическом совете страна занимает выжидательную позицию.

Но это не означает, что Китай сидит сложа руки. Например, Пекин активно строит партнерские отношения с основными игроками в Арктике, развивая в то же время собственную арктическую деятельность в ожидании подходящего времени или финансовых возможностей, утверждает г‑жа Сёренсен.

«Мы должны помнить, что Китай не торопится — он думает о развитии в долгосрочном периоде. Возможно, мы еще станем свидетелями того, как он займет более активную позицию, если увидит в этом интерес для себя», — считает она.

Китайские вложения в Арктику уже стали причиной разговоров о национальной безопасности и скрытых интересах. Наиболее запоминающимся примером является китайский инвестор Хуан Нубо. Г-н Хуан попал в заголовки норвежских и исландских газет из-за своего намерения приобрести обширные земельные участки якобы с целью постройки курортов для состоятельных китайцев. Сторонники увидели в этом шаге инвестирование в окраинные районы с ограниченными экономическими перспективами. Критики же увидели здесь более коварные мотивы, что в конце концов привело к срыву этой сделки в Исландии. В Норвегии г-ну Хуану повезло больше, но только со второй попытки, поскольку первое его предложение было отклонено. Остается неясным, были ли высказывавшиеся опасения оправданными.

«Люди часто думают, что в Китае все подконтрольно государству, однако не стоит искать какие-то скрытые планы в каждом вложении, производимом китайскими компаниями. Некоторые из них могут иметь стратегический характер, но китайские компании в любом случае работают в рамках законов капитализма», — считает г-жа Сёренсен.

Другим примером является Гренландия. Там китайские интересы вызвали прения по всем вопросам, начиная от иммиграции и заканчивая национальной безопасностью. Горнодобывающие предприятия особенно заинтересованы в редкоземельных месторождениях Гренландии. Для Нуука это может вылиться в столь необходимые городу инвестиции. Копенгаген же, и в особенности Forsvarets Efterretningstjeneste, датская служба военной разведки, видят в этом угрозу безопасности.

Пока остается неясным, как Китай планирует укрепить доверие к себе как к партнеру. Однако г-жа Сёренсен не ждет, что решением этого вопроса станет публикация какого-либо стратегического документа, приуроченного к конференции «Северного полярного круга», наподобие того, как это сделала Япония в октябре.

«На данный момент я думаю, что Пекин боится, что китайская арктическая стратегия будет только усиливать образ Китая как источника угрозы, — считает она. — Но рано или поздно мы увидим такой шаг от Китая — когда Пекин посчитает, что подобный документ укрепит видение другими активными в регионе государствами Китая в качестве союзника, а не угрозы региональной стабильности».

Оригинал статьи /arcticjournal.com/



Print This Post Print This Post
©2019 Pro-arctic.ru