Власти готовы пустить частные компании на арктический шельф. Но пойдут ли они туда?

arctic_experience_sakhalin_inline image

Доступ частным компаниям к арктическому шельфу могут открыть уже в 2019 году. Об этом министр природных ресурсов и экологии России Дмитрий Кобылкин рассказал на прошедшем 9–10 апреля в Санкт-Петербурге форуме «Арктика — территория диалога». «Все возможно, если вовремя сделать соответствующие документы», — отметил он.

Перед этим вице-премьер и полпред президента в Дальневосточном федеральном округе Юрий Трутнев заявил, что уже в 2019 году правительство официально предложит снять мораторий на разработку арктического шельфа. Ранее в марте он рассуждал, что доступ к шельфу и привлечение иностранных инвестиций дадут Арктике дополнительный стимул к развитию.

По закону, разрабатывать недра шельфа могут только компании с участием государства не менее 50% и опытом работы на шельфе от пяти лет. А с 2016 года действует мораторий на выдачу новых лицензий на шельфовые месторождения. Так что сейчас на них работают только «Газпром» и «Роснефть».

 

Большой потенциал, но сложные условия

Арктика в целом и шельф в частности остаются лакомым регионом — по оценкам Российской академии наук, на которые сослался президент России Владимир Путин, в арктической зоне сосредоточена подавляющая доля общероссийских и общемировых запасов полезных ископаемых: золота — 40%, нефти — 60%, газа — от 60 до 90% и так далее.

Аналитик нефтегазового сектора Михаил Крутихин, впрочем, отметил, что подтвердить точные запасы может только практическая геологоразведка и бурение.

Но главная сложность работы на арктическом шельфе — тяжелые природно-климатические условия, которые требуют освоения сложных технологий шельфового бурения, а это, как следствие, — больших финансовых вливаний. Юрий Трутнев признал, что Россия «не очень преуспевает на шельфовом треке: за последние годы у нас пробурено пять скважин, тогда как в Норвегии — 345, в Великобритании — 99″. Замдиректора Института проблем нефти и газа РАН по науке, член-корреспондент РАН Василий Богоявленский подчеркнул, что, хотя у арктического шельфа гигантский потенциал, природно-климатические условия на российских суше и акватории в Арктике одни из самых тяжелых — наравне с канадскими и несравнимо сложнее, чем, например, у норвежцев, которые в своей части Баренцева моря могут работать круглогодично.

Михаил Крутихин в свою очередь отметил, что в других странах, работающих на арктическом шельфе, привлечение частных компаний позволило вести освоение региона и разведку запасов гораздо активнее и быстрее, чем в России. Глобализация необходима для освоения Арктики, заявил эксперт.

«Тема отмены ограничений на разработку шельфа уже поднималась несколько лет назад, но тогда она была «торпедирована», «увязла в болоте» и заглохла. Сейчас же активность освоения шельфа снизилась, и возникла дилемма: идти в будущее медленными шагами или обеспечить серьезный шаг для ускорения развития. Но как будет развиваться ситуация дальше, пока сложно сказать», — объяснил Василий Богоявленский.

Компании «не выстраиваются в очередь»

Впрочем, Дмитрий Кобылкин отметил, что не видит большой необходимости в массовом освоении шельфа. Пока России достаточно и своих материковых ресурсов, чтобы «покрыть ту потребность, которая существует в мире».

Кроме того, по словам министра, частные компании не проявляют к арктическим проектам большого интереса: «Повторюсь, не вижу большого количества компаний, которые хотели бы прийти и работать в Арктике. По сегодняшним затратам на геологоразведку, по затратам на обустройство месторождений, на платформы, с учетом сегодняшней стоимости углеводородов на рынке я не вижу, чтобы очередь большая стояла».

Небольшим игрокам действительно будет довольно сложно зайти на арктический шельф — эти проекты требуют больших инвестиций и сложных технологий шельфового бурения, отметил директор Центра энергетических исследований НИУ ВШЭ Вячеслав Кулагин. Так что речь скорее всего пойдет о точечном интересе крупного бизнеса.

Независимые отраслевые эксперты подчеркивают, что добыча на арктическом шельфе — это история не про бизнес, потому что без государственной помощи даже в долгосрочной перспективе здесь нет прибыли. Михаил Крутихин напомнил, что, по разным оценкам, чтобы добыча нефти на арктическом шельфе была рентабельной, баррель должен стоить не менее $150. Так что за ней частные компании вряд ли пойдут, считает эксперт, а вот газовые проекты их могут заинтересовать — в зависимости от условий и налогового режима, которые предложат власти. Например, у «Ямала СПГ» целый список послаблений — освобождение от уплаты налога на добычу полезных ископаемых (НДПИ) на 12 лет, от налога на имущество и льготы по налогу на прибыль (13,5% вместо 18%).

Тем не менее решение стратегически верное и сигнализирует о снижении зарегулированности отрасли, заявил Василий Кулагин. Открытие доступа не значит, что компании обязательно пойдут на шельф, но это значит, что у них появится такая возможность. А новые возможности всегда лучше очередных ограничений.

Иностранные инвестиции

«Инициатива не значит, что на шельф нужно пускать всех подряд. Это должны быть крупные компании с большим собственным капиталом и солидным опытом работы на шельфе», — уточнил Богоявленский. Кроме того, по его мнению, это должен быть именно российский бизнес. Они могут привлекать зарубежных партнеров, но пока страна живет под санкциями, о прямом допуске западных компаний не должно идти речи. Но таких достаточно крупных компаний в России можно по пальцам одной руки пересчитать.

Дмитрий Кобылкин же в свою очередь сообщил, что в целом поддерживает идею допуска иностранцев к разработке российской части арктического шельфа: «Я за то, чтобы мы жили одной жизнью со всем миром, ничего в этом страшного нет. Не важно, какая это территория — арктическая, или континентальная, или средняя полоса России. Это иностранные инвестиции. Иностранные инвесторы очень многие приходят и участвуют в проектах. Если кто-то считает целесообразным прийти и поучаствовать в разработке арктической территории и если такая возможность будет дана правительством, я не вижу в этом ничего страшного».

Он добавил, что зарубежные компании, если правительство разрешит доступ к шельфу, смогут реализовать проекты в любом из существующих форматов — совместное предприятие, компании специального назначения (SPV) или государственно-частное партнерство.

Василий Кулагин отметил, что, говоря об иностранных партнерах, еще 10–15 лет назад российский бизнес тяготел к сотрудничеству с западными компаниями, сейчас же активно развивается взаимодействие с азиатскими и ближневосточными инвесторами.

Льготы для бизнеса

Ранее, 9 апреля, Владимир Путин поручил правительству ускорить разработку законопроекта о системе преференций для инвесторов в Арктике, чтобы принять его уже осенью этого года. Глава государства рассказал, что для поддержки проектов и увеличения капиталовложений в регионе власти используют инструменты, успешно опробованные для российского Дальнего Востока: льготные ставки на прибыль, понижающие коэффициенты по НДПИ и заявительный порядок возмещения НДС, упрощенная выдача земли и сохранение условий реализации инвестиционных проектов. Воспользоваться этим всем смогут только новые проекты, приходящие в Арктику. По мнению Вячеслава Кулагина, новые правила могут способствовать возвращению тех проектов, которые раньше не проходили по экономическим причинам.

 

/tass.ru/



Print This Post Print This Post
©2019 Pro-arctic.ru