Запомните это слово: Росляково. «Роснефть» становится дважды судостроителем.

Александр Дмитриев, «Труд», 11 февраля 2014 г.

Лидер отечественной нефтяной индустрии компания «Роснефть» начнёт строить судоверфи в Мурманской области, в посёлке Росляково. «Компания согласовала с Минобороны и Минпромторгом России план размещения гражданских и оборонных судостроительных предприятий. Это новые рабочие места и новые доходы», – сообщил вице-премьер правительства РФ, куратор оборонно-промышленного комплекса Дмитрий Рогозин.

b_e75165f485b1528a9b969b0f4a521cdb_x660

Посёлок Росляково скоро будет отмечать 120-летие, но не посвящённой в военные тайны стране он пока знаком лишь одним фактом биографии: именно здесь более десяти лет назад проводилась утилизация атомной подводной лодки «Курск». Но вспоминать об этом здесь не любят: мало радости стать похоронщиком одного из лучших отечественных боевых кораблей, погибшего вместе с экипажем.

Население Росляково – около 9 тыс. человек, и хотя отсюда до Мурманска всего пять, а до Североморска шесть километров, большинство росляковцев трудится на местном судоремонтном заводе № 82 (оборонного назначения) или обслуживает судоремонтников. Из-за чего в центре герба посёлка на красном поле по-хозяйски разместились не только золотой якорь, но и такой же гаечный ключ.

Два десятка лет назад здесь построили вторую (после завода) достопримечательность – церковь Архангела Михаила. В общем, «городок не велик и не мал», каких в России не одна сотня. Но в ближайшие годы Росляково должно прогреметь на всю страну и за её пределами: здесь создадут общероссийский центр морской техники для освоения арктического шельфа – будут сооружаться буровые установки и ледостойкие платформы, танкеры, газовозы и так далее. Строить их будет «Роснефть». Потому что больше некому.

Хотя в России имеется мощная судостроительная промышленность, а в советские времена именно у нас были разработаны самые большие в мире подводная лодка «Акула» и ледокол «День Победы», в составе судостроительной промышленности и сегодня имеются 160 предприятий, на которых занято около 200 тыс. работников, а балансовая стоимость основных производственных фондов составляет около 58 млрд рублей.

Но из мирового объёма гражданского транспортного судостроения на нашу страну приходится всего 1,3% от общего объёма судов. Как и во многих других отраслях экономики, в этом секторе страна – увы! – тоже давно подсела на импортную иглу: за последние 10 лет 90% новых судов для российских компаний было заказано и построено на зарубежных верфях.

Результат: физический износ оборудования на отечественных судостроительных заводах гражданского назначения составляет 60–70%. Станки-ветераны возрастом свыше 20 лет составляют 65% парка. Моральный износ отрасли, которая не модернизировалась последние 30–40 лет, можно считать стопроцентным, не позволяющим даже думать о какой-либо конкуренции с зарубежными предприятиями. Одна лишь цифра: если на верфях Германии продолжительность изготовления одной тонны металлоконструкций составляет 20–25 часов, то на российских «Адмиралтейских верфях» (одном из самых успешных предприятий) – 100–120 часов. О качестве даже говорить нечего.

Нет и специалистов. На Дальнем Востоке, где когда-то судостроением занимались около 200 больших и малых предприятий, даже опытных сварщиков исчисляют единицами. И если какое-нибудь предприятие получает заказ (что случается нечасто), кадры «поштучно» собирают чуть ли не по всему региону.

В общем, когда перед Россией, объявившей себя энергетической державой, встал вопрос освоения арктического шельфа – ещё нетронутых кладовых нефти, газа и других подземных богатств, – выяснилось: осваивать нечем. Или нужно тратить колоссальные средства на закупку импортных кораблей, платформ, оборудования, техники и всего прочего. При нынешних ценах за них потребуется отдать половину полученных нефтедолларов, если не больше.

Была предпринята попытка возродить собственное судостроение с зарубежной помощью, начав с приморского завода «Звезда» в Большом Камне. Завод оборонный, занимается ремонтом атомных подводных лодок, но должен был стать крупнейшей гражданской судоверфью страны. Создание здесь кластера по строительству морской техники предполагалось с корейскими партнёрами. Только ввод в эксплуатацию первой очереди создал бы около 2 тыс. высокотехнологичных рабочих мест – с новейшим оборудованием, с увеличением производительности в 3,5 раза выше нынешних показателей.

Стоимость проекта, который стартовал в 2009 г. и должен был завершиться к концу 2018-го, определили в 100 млрд рублей. И ничего не вышло: корейские партнёры в самый разгар работ объявили о выходе из проекта. Причины назывались разные, но одна лежала на поверхности: Корея (наряду с Китаем) является мировым лидером судостроения (более 50% мирового рынка) – зачем же ей создавать конкурента у себя под боком?

Но с прошлого года новый судостроительный кластер в Большом Камне сооружает консорциум во главе с «Роснефтью» и Газпромбанком. Задача осталась та же – строительство уникального флота ледового класса с применением инновационных технологий и наукоемких разработок: атомные ледоколы, ледостойкие платформы, танкеры, танкеры-газовозы, танкеры-химовозы и вспомогательный флот ледового класса. Но сроки сокращены – до 2016 г.

Теперь к дальневосточно-приморскому судостроительному кластеру прибавится североморский: в Росляково. Заказчик и инвестор все тот же – «Роснефть». Государственная нефтяная компания, которая теперь занимается не только добычей природных богатств, но и возрождением отечественного машиностроения – краеугольного камня современной экономики.

/http://www.trud.ru/



Print This Post Print This Post
©2019 Pro-arctic.ru