«Газпрому» нужны морские автономные роботы для работ на арктическом шельфе

5c2fe362-70b7-4fa9-b544-c69e56c2f3da-large

Компании «Газпром» для обслуживания скважин на арктическом шельфе нужны автономные морские роботы, которые могут работать на глубине до 500 метров, управляться с берега, запускаться со льда или из-подо льда в любую погоду. Ни в России, ни за рубежом аппараты, отвечающие этим запросам, пока не созданы, рассказал в понедельник на международной конференции «Морская робототехника — 2017″ начальник службы перспективного развития «Газпром-добыча-шельф-Южно-Сахалинск» Тамаз Барамидзе.

«Для работы по обслуживанию скважин на арктическом шельфе нам нужны роботы, базирующиеся не на судах, а на берегу, спускаемые со льда, работающие автономно круглый год и в любую погоду на расстоянии до 300 километров от берега и на глубинах до 500 метров», — сказал он, уточнив, что аппаратов, отвечающих этим параметрам, пока не создано ни в России, ни за рубежом.

«Цель моего выступления на конференции, где собрались лидеры научной мысли в области морской робототехники, донести до них видение параметров робототехники, необходимых эксплуатирующей организации», — пояснил Барамидзе, отвечая на вопрос корр. ТАСС.

В настоящее время компания вынуждена использовать телеуправляемые аппараты судового базирования, причем 80% средств идет на оплату работы судов, а на все выполняемые операции — лишь 20%. «Поскольку большая часть шельфовых месторождений, которые разрабатывает Россия, находятся в Арктике или субарктике, то времени для работ подводных необитаемых аппаратов крайне мало. Например, на Киринском газоконденсатном месторождении в Охотском море с ноября по июнь стоит лед, и в этот период оборудование, находящееся под водой, не доступно для обследования и ремонта», — отметил он.

 По словам собеседника агентства, важен и тот факт, что большинство шельфовых месторождений находятся в зонах сейсмической активности, поэтому диагностика состояния оборудования может потребоваться в любой момент для устранения возможных повреждений оборудования во время землетрясений, определения и минимизации экологического ущерба.

Задачи роботов на шельфовых месторождениях

Тамаз Барамидзе рассказал, что в круг задач подводных беспилотных аппаратов входят регламентные и ремонтно-восстановительные работы, обследование акватории и дна, уборка посторонних предметов — бревен, обрывков рыболовных сетей, а также съемка, очистка оборудования от обрастания водорослями и илом, сварка и экологический мониторинг.

Он отметил, что компания сама не может провести конкурс среди разработчиков морской робототехники на создание морских роботов по заявленным параметрам, так как не обладает нужным уровнем экспертизы и не может тратить деньги на инвестиционные проекты также свободно, как в прежние годы.

«Прежде чем финансировать разработку, мы должны увидеть опытный образец и убедиться, что разработчики обладают нужными компетенциями», — отметил он, уточнив, что конкурс могло бы провести Минобрнауки с учетом того, что морские роботы с заданными параметрами пригодятся не только добывающие компаниям, но и при спасательных операциях, а также при осуществлении экологического мониторинга.

Собеседник агентства заострил внимание на том, что ожидает прорывных решений от новых небольших компаний, так как «лидеры в сфере создания подводных лодок и образцов морского вооружения могут предложить либо очень дорогостоящий, а значит, не отвечающий задачам компании вариант, либо насытить рынок предыдущими наработками». «Нам нужно принципиально новое решение, а тут опыт и традиции могут помешать», — резюмировал Барамидзе.

/tass.ru/



Print This Post Print This Post
©2017 Pro-arctic.ru