«Роснефть» планирует создать три хаба для захоронения CO2

The,Tank,With,Water,,Carbon,And,Ladder.,Equipment,For,Beverages

«Роснефть» разрабатывает пилотный проект по улавливанию, закачке и хранению углекислого газа (carbon capture and storage technology, CCS), сообщил 21 февраля журналистам первый вице-президент нефтекомпании Дидье Касимиро. Он уточнил, что для захоронения углекислого газа будут созданы специальные СCS-хабы на Сахалине, Самотлорском нефтегазоконденсатном месторождении, а также в Нефтеюганске.

По словам Касимиро, «Роснефть» работает над созданием ССS-хабов в партнерстве с крупными нефтегазовыми мейджорами, в частности BP и ExxonMobil. Он подчеркнул, что главным критерием выбора места для создания хаба является его размещение рядом с источниками крупных выбросов углекислого газа.

В конце декабря 2021 г. совет директоров «Роснефти» одобрил стратегию развития компании до 2030 г. Особое значение в ней уделяется «зеленой повестке» и ESG. «Роснефть» ставит перед собой цель к 2050 г. достичь углеродной нейтральности по выбросам областей охвата 1 и 2 (выбросы при промышленном производстве и при потреблении энергии). К 2030 г. компания планирует сократить выбросы областей охвата 1 и 2 на 25%, а также реализовать меры по ССS. Также в планах «Роснефти» к 2030 г. достичь нулевого рутинного сжигания попутного нефтяного газа (ПНГ). Ранее компания планировала осуществить это не ранее 2035 г.

Сегодня мировым лидером по действующим CCS-проектам является Северная Америка, но они также обретают популярность и в других регионах, в частности на Ближнем Востоке, в Норвегии, Бразилии и Китае, отметил старший директор группы по природным ресурсам Fitch Ratings Дмитрий Маринченко.

По мнению эксперта, основной вопрос сегодня заключается не столько в технологиях улавливания углерода, сколько в коммерциализации подобных проектов. Но по мере распространения в мире углеродных налогов будут также создаваться условия для увеличения объема инвестиций в ССS. По оценке Маринченко, это может произойти уже на горизонте 5-7 лет.

«Пока не ясно, какое место в новом, декарбонизированном мире займут CCS-проекты, но Россия заинтересована, чтобы ставка делалась в том числе и на них – это позволит снизить темпы падения спроса на углеводороды на долгосрочном горизонте», – добавил Маринченко.

В России с начала 2022 г. заработал механизм выдачи лицензий на строительство хранилищ для закачки парниковых газов, в частности CO2. Об этом 22 декабря 2021 г. сообщал министр природы Александр Козлов («Ведомости» подробно писали об этом). Развитию CCS-технологий также было уделено особое внимание на 26-й конференции ООН по изменению климата, проходившей в Глазго в начале ноября 2021 г. В итоговом документе, когда речь шла о постепенном прекращении использования угля в качестве топлива, было зафиксировано, что ограничения не будут применяться в случае использования технологии улавливания и хранения углерода.

Создание CCS-хабов является логичным этапом в реализации общей ESG-стратегии «Роснефти», отметил инвестиционный стратег УК «Арикапитал» Сергей Суверов. Он подчеркнул, что НК реализует этот проект в партнерстве с крупнейшими нефтегазовыми мейджорами, обладающими опытом подобных решений.

Эксперт также отметил, что сейчас все большее количество инвесторов обращают внимание на ESG-стратегию компаний при принятии инвестрешений. В этом отношении создание CCS-хабов будет способствовать повышению инвестпривлекательности «Роснефти», особенно среди фондов, реализующих принципы ESG, полагает Суверов.

Но действующей системы CCS нет пока ни в одном регионе России, обратил внимание руководитель общественного экологического движения «Альянс Зеленых» Александр Закондырин. По его словам, перспективным является Сахалин, так как в области запущен эксперимент по достижению углеродной нейтральности к 2025 г.

По мнению эколога, реализация подобных проектов в РФ сталкивается с проблемой в виде отсутствия нормативной базы в вопросах регулирования промышленной безопасности и недропользования.

Закондырин также полагает, что на этапе становления CCS-проекты будут нуждаться в господдержке. «Например, в США действует программа, по которой в течение 12 лет с момента запуска CCS-проекта государство платит субсидию по $50 на 1 т СО2 в улавливании и хранении и $35 на 1 т – при дальнейшем использовании оксида углерода для увеличения нефтеотдачи», – привел пример эксперт.

Сегодня средняя стоимость 1 т CO2 в рамках технологии CCS составляет около $160, отметил гендиректор «Infoline-аналитики» Михаил Бурмистров. По его оценкам, инвестиции в каждый из трех CCS-хабов «Роснефти» могут составить от $300 млн до $500 млн.

Проект CCS сложен по причине того, что некоторые составляющие этой технологии не до конца отработаны, и во многих странах пилотные проекты получают государственные субсидии, отметил старший консультант VYGON Consulting Кирилл Емельянов.

«Экономика проекта CCS зависит от типа эмитента, объема выбросов, удаленности, физико-химических свойств хранилищ и, что очень важно, от цены на CO2», – подчеркнул он.

По словам эксперта, нефтегазовые мейджоры рассматривают CCS как в качестве опции декарбонизации своего бизнеса, так и в качестве нового источника дохода от предоставления услуг смежным отраслям по захоронению СО2. «Например, ExxonMobil, уже имеющая в своем портфеле несколько проектов CCS, совместно с компаниями из нефтегазохимического сектора прорабатывает проект нового крупного хаба CCS в Мексиканском заливе. BP входит в несколько проектов по захоронению СО2 в Британской и Норвежской частях Северного моря», – рассказал аналитик.

При этом Емельянов, как и Закондырин, подчеркнул, что сейчас в России нет промышленных проектов CCS, но развитая нефтегазодобывающая отрасль и огромный потенциал захоронения углекислого газа являются основанием для их появления уже в ближайшие несколько лет.

По оценке эксперта, дополнительным стимулом к развитию CCS станет скорый ввод Евросоюзом трансграничного углеродного регулирования. «Текущая стоимость квоты CO2 в EU ETS (европейская система торговли выбросами. – «Ведомости») более $100 за 1 т CO2. По нашей оценке, средняя полная удельная стоимость проекта улавливания и транспортировки диоксида углерода до хранилища составляет $52/т CO2 в горизонте 25 лет», – заключил он.

В России развитием технологий CCS занимаются также «Газпром нефть», «Лукойл» и др.

/www.vedomosti.ru/



Print This Post Print This Post
©2022 Pro-arctic.ru