Kaz Minerals начала переговоры о создании ледокола для проекта на Чукотке

14p_ROSATOM_25011_d_850

Казахстанская Kaz Minerals, реализующая проект по добыче меди и золота на Чукотке стоимостью более $8 млрд, планирует обсудить с «Росатомом» строительство ледокола и трех балкеров ледового класса Arc 7 или Arc 6. Об этом РБК сообщил совладелец (владеет 36,5%) и председатель совета директоров Kaz Minerals Олег Новачук.

«Обсуждаем с «Росатомом» сервис одного окна — он будет поставлять нам электроэнергию, эксплуатировать порт, мы будем заказывать у него портофлот (буксиры), и, возможно, мы будем обсуждать с ним строительство персонального ледокола и трех балкеров (специализированные суда для перевозки сыпучих грузов. — РБК) дедвейтом 40 тыс. т ледового класса Arc 7 или Arc 6», — сообщил Новачук.

По словам источника, близкого к дирекции Севморпути «Росатома», переговоры с Kaz Minerals ведутся, но схемы финансирования строительства этого флота пока нет.

Зачем компании нужен свой флот

Kaz Minerals приобрела Баимское месторождение в 2018 году у Романа Абрамовича, Александра Абрамова и партнеров за $900 млн. Ресурсы месторождения, расположенного в пределах Баимской рудной площади, оцениваются по международной классификации JORC в 9,9 млн т меди и 16,6 млн унций золота.

По словам Новачука, компания уже инвестировала 32 млрд руб. в Баимский проект, не считая покупки лицензии, и начала переговоры с банками о привлечении финансирования. Пока переговоры ведутся с российскими банками, в частности с ВЭБом. «Мы закончили технико-экономическое обоснование и разослали его в банки. Договариваемся о 70–80% привлеченного банковского финансирования. Остальное — за счет собственных средств», — уточнил бизнесмен. Мощность ГОКа составит 70 млн т руды в год (или 1,4 млн т в год медного концентрата), всего компания планирует инвестировать в создание ГОКа и инфраструктуры около $8 млрд.

С 2027 года Kaz Minerals планирует поставлять по Северному морскому пути (СМП) 2 млн т грузов в год. Круглогодичная навигация для компании очень важна, ведь, если поставки будут только сезонными, ей придется замораживать оборотный капитал и нести дополнительные издержки, пояснил Новачук.

Сроки службы трех действующих атомных ледоколов «дочки» «Росатома» «Атомфлота» («Таймыра», «Вайгача» и «Ямала») истекают в 2027–2029 годах. Им на замену должны прийти строящиеся ледоколы проекта 22220 («Арктика», «Сибирь», «Урал» и еще два подобных судна, строительство которых началось в 2020 году), а также ледокол «Лидер». Кроме того, «Росатом» продлил эксплуатацию атомного ледокола «50 лет Победы» до 2039 года.

Но этих ледоколов может не хватить для обслуживания СМП. К 2024 году грузопоток по этой магистрали должен вырасти в два с половиной раза, до 80 млн т в год, согласно майскому указу президента Владимира Путина. Увеличить грузопоток планируется за счет СПГ-проектов НОВАТЭКа, «Востокугля» Романа Троценко и нового мегапроекта «Роснефти» «Восток Ойл». А к 2030 году оборот грузов по СМП может повыситься до 110 млн т, предположил заместитель гендиректора «Росатома» Вячеслав Рукша.

Замглавы «Росатома» по развитию и международному бизнесу Кирилл Комаров оценил стоимость атомного ледокола в 60 млрд руб. Согласно презентации Романа Троценко, стоимость балкера составляет $50 млн (3,6 млрд руб.). Таким образом, собственный флот может обойтись Kaz Minerals более чем в 70 млрд руб.

Почему Kaz Minerals еще не заключила контракт с «Росатомом»

Для энергоснабжения горно-обогатительного комбината потребуется до 350 МВт генерации в год (с учетом резерва мощности). Kaz Minerals уже подписала предварительное соглашение с «Росатомом» о поставке электроэнергии, которое станет основой для финального контракта. Российская госкомпания планирует построить четыре плавучих энергоблока суммарной мощностью 200 МВт с начала 2027 года и 400 МВт с четвертого квартала 2028 года. С мыса Наглейнгын до ГОКа предлагается построить две ЛЭП 330 кВ. Но из-за ограничений в законодательстве атомная монополия пока не может заключить свободный двусторонний договор на продажу электроэнергии на условиях take-or-pay. Этот договор нужен «Росатому» для привлечения финансирования на строительство этих блоков.

За счет бюджетных средств также планируется построить половину автомобильной дороги общей протяженностью 420 км — от города Билибино, где находится Баимское месторождение, до порта у мыса Наглейнын. Согласно соглашению, подписанному на Восточном экономической форуме в начале сентября, она будет построена с использованием механизма дальневосточной концессии. Вторую половины автодороги Kaz Minerals планирует построить за свой счет.

Главный вопрос для Kaz Minerals на этом проекте — фиксация налоговых условий, отмечает Новачук. «Стабилизационная оговорка» предусмотрена для инвесторов, подписавших соглашения о защите и поощрении капиталовложений (СЗПК), которые ввели в апреле 2020 года для стимулирования инвестиций в экономику страны. На них распространяется возможность зафиксировать условия землепользования, градостроительной деятельности и налогообложения на срок шесть, 15 или 20 лет.

Но, по словам совладельца Kaz Minerals, для любого инвестора, особенно в таких капиталоемких проектах, как Баимское месторождение, принципиальным является стабилизация налоговых условий на весь срок реализации проекта. «В связи с этим мы предлагаем рассмотреть возможность фиксации условий не на 15 или 20 лет в рамках СЗПК, а на весь срок реализации проекта (в случае Баимского ГОКа речь идет о 40 годах) для новых месторождений с низким содержанием металла и отсутствием инфраструктуры», — заявил он. Новачук пояснил, что когда в правительстве принимаются решения о многократном росте ставки НДПИ, это осложняет переговоры с банками о привлечении проектного финансирования. Недавно президент Владимир Путин объявил о повышении НДПИ для компаний, занятых в металлургической промышленности с 2022 года на фоне роста цен на их продукцию. Однако пока неизвестно, насколько власти повысят этот налог.

/www.rbc.ru/

 



Print This Post Print This Post
©2021 Pro-arctic.ru