СП «Ростеха» и «Селигдара» выиграло аукцион на золотое месторождение Кючус

1243648642_0_147_3117_1900_600x0_80_0_0_4c5d517a5c5723b8af8866bcd6941fe1

Аукцион на одно из самых крупных месторождений золота в нераспределенном фонде Кючус выиграла компания «Белое золото». «Ростех» в лице дочернего «РТ-Развитие бизнеса» владеет 33,3% компании «Белое золото», следует из данных Kartoteka.ru. Остальные 66,7% этой компании принадлежат «Управлению золотыми активами», 51% которой — у «Селигдара», еще 49% принадлежат экс-главе «Газпром центрремонта» Дмитрию Доеву. «Селигдар» входит в топ-15 крупнейших золотодобывающих компаний страны, контроль над холдингом — у менеджмента, группы «Русские фонды» и связанных компаний. Ряд его активов находится в Якутии.

«Аукцион завершился на отметке в 7,735 млрд руб. при старте в 2,2 млрд руб.,— подчеркнул министр природных ресурсов и экологии России Александр Козлов.— Эти деньги поступают в федеральный бюджет». Он добавил, что впервые одним из спецусловий аукциона прописано использование электроэнергии атомной генерации не менее 35 МВт, которую должна поставлять атомная станция малой мощности в Якутии.

Аукцион вызвал большой интерес среди традиционных и новых игроков рынка, а также госкомпаний. Заявки подали две структуры «Росатома», «Полюс Магадан» (дочерняя компания «Полюса» Саида Керимова), «Восток ГеоСервис» Владислава Свиблова и «АтомГолд» экс-владельца ЧТПЗ Андрея Комарова. В разные годы интерес к месторождению проявлял Polymetal. Тем не менее, глава компании Виталий Несис 5 октября заявил журналистам, что после изучения было решено не участвовать в аукционе, сосредоточившись на проектах в собственном портфеле. По оценке Polymetal, при консервативном прогнозе цен на золото $1200 за унцию проект Кючус имеет отрицательную внутреннюю норму доходности (IRR), писал «Интерфакс».

По мнению председателя Союза золотопромышленников РФ Сергея Кашубы, проект с большими рисками в виде упорных руд и отсутствии инфраструктуры по CAPEX получается дорогим, а по доходности — низким. «Мы смотрели этот проект детально несколько лет назад и в нынешних условиях,— пояснил он “Ъ”.— Если говорить о сложности, то руды Кючуса не просто упорные, а трижды упорные. Золото находится в сульфидах. Кроме того, в рудах есть углеродная составляющая, что создает трудности в переработке». Наконец, есть вредные примеси в виде мышьяка и ртути, рассказывает он. «Можно надеяться на то, что все трудности будут оправданы высоким содержанием золота в руде (7 грамм на тонну). Это на первый взгляд,— говорит господин Кашуба.— Но, что касается финансовой модели, мы ее считали при долгосрочной цене на золото в $1400 за тройскую унцию». По самому оптимистическому сценарию добыча на этом месторождении может начаться в 2027 году, говорит Сергей Кашуба, реалистичный сценарий — 2030 год.

«При нашей консервативной оценке в $1400 капитальные затраты по этому проекту могут составить $1,2-1,5 млрд. Если брать экономику проекта без льгот, то IRR составляет всего 12% при средних показателях по рынку 35–40%»,— подсчитывает господин Кашуба. Сложным остается и вопрос с логистикой, говорит он: на месте автоклав для переработки руд не построить, а при вывозе на Амурский ГМК или в Китай транспортное плечо составляет порядка 9 тыс. км.

«Ростех» не в первый раз участвует в аукционах на крупные месторождения золота на условиях СП. В 2017 году госкорпорация вместе с «Полюсом» победила в аукционе на крупнейшее месторождение золота Сухой Лог. В аукционе были прописаны условия, по которых участниками могли быть только компании, в которых у государства прямо или косвенно не менее 25%. Впоследствии «Полюс» выкупил долю «Ростеха» в СП. В «Ростехе» “Ъ” попросили дождаться официальных результатов аукциона.

Управляющий директор рейтинговой службы НРА Сергей Гришунин говорит, что «Ростех» традиционно выступает в роли соинвестора для доступа горнодобывающих компаний к стратегическим проектам. Присутствие «Ростеха» в СП позволяет легче проходить процедуры согласования проектной документации и быстрее приступать к добыче. Таким образом, СП с «Ростехом» — это своего рода страховка от бюрократических и регуляторных рисков, говорит эксперт.

/www.kommersant.ru/



Print This Post Print This Post
©2021 Pro-arctic.ru