Арктическая стратегия Китая: геополитика в области энергетической безопасности

zzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzz

Авторы книги The Rebalance, Мерси Куо (Mercy Kuo) и Энджи Танг (Angie Tang) постоянно привлекают профильных специалистов, политических деятелей и людей со стратегическим мышлением со всего мира для сбора различных точек зрения на изменение положения США в Азии.  Представленная беседа с доктором Ёйстен Тунсьйё (Øystein Tunsjø) – старшим доцентом в Центре изучения безопасности Азии (Center for Asia Security Studies), Норвежского Института Оборонных Исследований (Norwegian Institute for Defense Studies), автором и редактором множества публикаций на темы восточно-азиатской безопасности, политики Китая по энергетической безопасности, геополитике, управления рисками и страховыми сделками, среди которых: Security and Profit in China’s Energy Policy: Hedging Against Risk, Twenty-First Century Seapower: Conflict and Cooperation at Sea and US-China-EU Relations: Managing a New World Order  – является 24-той в серии “The Rebalance Insight Series.”

Какова позиция Китая по отношению к Арктике?

Китай не опубликовал официальной арктической стратегии, курса или информационного документа, что указывает на низкий приоритет данного региона и его невысокую позицию в политической повестке Пекина. Тем не менее, заявления от официальных представителей Китая и участие Китая в Арктическом Совете в качестве постоянного наблюдателя прояснили позицию Китая по делам Арктики и подтвердили его интересы в этом регионе. Растущая активность Китая в Арктике вызвана, в первую очередь, научным и климатическим факторами, коммерческой заинтересованностью в нефтегазовом, транспортном и горнодобывающем секторах, а также дипломатическим и юридическим интересом. Готовность Китая стать наблюдателем в Арктическом Совете подтверждает точку зрения, согласно которой Китай не претендует на суверенитет прибрежных государств Арктического океана и продолжает соблюдать международное право, в том числе Конвенцию ООН по морскому праву. Китай делает первые шаги к получению возможности добычи ресурсов, а также использования стратегических, экономических, военных и научных возможностей Арктики в последующие годы.

Как китайская арктическая стратегия взаимодействует с инициативой создания Морского Шелкового Пути?

Цели Китая в Арктике могут дополнить инициативу «один пояс, один путь». Географически, Индийский и Арктический океаны — южный и северный фланги Евразии.  Инвестиции в транспортировку и инфраструктуру вдоль Северного Морского Пути и Морского Шелкового Пути пойдут на пользу стратегии развития экономической зоны Китайского Шелкового Пути. Кроме того, Китай — крупное прибрежное государство. Следовательно, Китай может добавить три океанические границы к евразийской центральной части (по Маккиндеру) и, таким образом, преодолеть многие сложности в контролировании сердца страны, о которых говорили в прошлом. Это предоставит Китаю удобную геополитическую позицию и возможность управлять «мировыми островами» — Азией, Европой и Африкой — в двадцать первом веке. Однако еще неизвестно, сможет ли Китай успешно осуществить инициативу «один пояс, один путь», и достаточны ли китайские инвестиции в Арктику для осуществления этой стратегии.

Сравните и сопоставьте динамику китайско-российской конкуренции и взаимодействия в области энергетической безопасности в Центральной Азии и в Арктике.

Китай — это крупный потребитель нефти, а Россия — ее крупный производитель. У них нет прямой конкуренции. Китайско-российское взаимодействие в области энергетики сильнее всего в Арктике, как раз там, где России нужны инвестиции. В настоящее время Китай и его государственные нефтяные компании – одни из немногих, кто готов инвестировать в этот высокозатратный регион нефтедобычи. Китайские нефтяные компании желают получить опыт в управлении интернациональным проектом и улучшить свои технологические навыки. Китайское правительство пытается улучшить китайскую энергетическую безопасность при помощи стратегии хеджирования, которая заключается в инвестировании в дорогие источники нефтепродуктов и транспортные пути.

Контроль над будущими нефтяными потоками Центральной Азии и правами на производство — это вопрос соперничества между Китаем и Россией. Изначально Россия, в рамках контрактов, блокировала поставки нефти из Центральной Азии и контролировала значительную часть экспорта центральноазиатской нефти, которая транспортировалась через российский трубопровод. После того, как Казахстан и Туркменистан создали альтернативные трубопроводы для экспорта нефти в Китай, Россия встретилась с более серьезным соперничеством в получении контроля над дешевой нефтью в Центральной Азии.

Как растущее влияние Китая в Центральной Азии воздействует на Россию?

Растущее влияние Пекина в Центральной Азии ставит под угрозу важные для России цели, а именно, сохранение и использование монопсонии по отношению к поставщикам Центральной Азии и препятствование попыткам поставщиков Центральной Азии обойти экспортный трубопровод Газпрома. Однако в некоторых случаях, Китай и Россия не соревнуются за одни и те же резервы, и их интересы комплиментарны. Например, Казахстанско-китайский нефтяной трубопровод хотя бы временно открыл альтернативный путь для экспорта российской сырой нефти в Китай.

Более того, несмотря на то, что крупные российские нефтяные компании не одобряют серьезное соперничество с китайскими нефтяными компаниями в области разведки, производства и доли рынка в Центральной Азии, движение газа из Центральной Азии на Восток может быть предпочтительнее для Газпрома, чем его движение  через альтернативные пути на Запад. Такое положение дел может бросить вызов российской позиции на европейском газовом рынке.

Поскольку США является членом Арктического Совета, что важно знать следующему президенту США о китайских стратегических интересах в Арктике?

В настоящее время, ставки в приполярном арктическом регионе не достаточно высоки для того, чтобы обосновать конфронтацию между США и Китаем. Принцип взаимодействия доминирует в политике и действиях обеих стран.  Хотя они играют разные роли и стремятся продемонстрировать свое влияние, у них имеются общие интересы, такие как свобода мореплавания, добыча природных ресурсов и развитие инфраструктуры в регионе. На данный момент ничто не указывает на то, что Арктика станет центральной точкой потенциального соперничества или конфронтации между США и Китаем. В их интернациональном приоритете и взаимодействии центральное значение имеют другие области.

Мерси А. Куо (Mercy A. Kuo) —  член консультативного совета компании CHINADebate, ранее директор отделов южно-азиатских исследований (Southeast Asia Studies) и стратегических программ в Азии (Strategic Asia Programs

Programs) в Государственном бюро по азиатским исследованиям (National Bureau of Asian Research). Энджи О. Танг (Angie O. Tang) — главный консультант организации Asia Value Advisors, ведущей консультационной компании, находящейся в Гонконге и основанной на принципе венчурной филантропии.

Оригинал статьи: /thediplomat.com/



Print This Post Print This Post
©2021 Pro-arctic.ru