Что потянется за аварией под Норильском

 

c4809ef558a274ecdf273550e833761f__900x

Владимир Путин ввел режим чрезвычайной ситуации (ЧС) федерального масштаба из-за разлива 21 тыс. тонн дизтоплива под Норильском — вероятно, крупнейшего подобного инцидента в российской Арктике. Пока компания и чиновники спорят о том, кто виноват в медленной ликвидации аварии, эксперты сходятся во мнении, что последствия разлива будут влиять на экологию региона многие годы. Для «Норникеля» авария означает как минимум перспективу штрафов на десятки миллиардов рублей, а для других компаний в Арктике — ужесточение регулирования

Авария, которую обсуждали на совещании у президента 3 июня, произошла 29 мая в 12:45 по местному времени на Норильской ТЭЦ-3 (440 МВт), принадлежащей Норильско-Таймырской энергетической компании (управляет энергоактивами «Норникеля» в Красноярском крае). Один из резервуаров с дизтопливом разгерметизировался, и оно стало быстро выливаться на дорогу и окрестности. Проезжавший мимо автомобиль загорелся, что вызвало пожар площадью 350 кв. м, который удалось локализовать к 15:00. К тому моменту все топливо из резервуара — около 21 тыс. тонн, что эквивалентно примерно 350 железнодорожным цистернам,— вытекло на грунт и попало в протекающий неподалеку ручей и реки.

«Норникель» сразу же сообщил о ЧП. Об этом свидетельствует в том числе размещенный в тот же день на сайте краевого управления МЧС пресс-релиз.

На следующий день о проверке сообщило региональное управление Следственного комитета, указав в том числе и количество вытекших нефтепродуктов. При этом на совещании Владимир Путин заявил, что информация о ЧП поступила с задержкой: «Губернатор (губернатор Красноярского края Александр Усс.— “Ъ”) говорит о том, что узнали только через два дня, мне и министр Зиничев (министр по чрезвычайным ситуациям Евгений Зиничев.— “Ъ”) тоже докладывал, что и МЧС не было осведомлено о том, что происходит». Владимир Путин объявил аварию в Норильске ЧС федерального масштаба.

Причиной аварии, по данным «Норникеля», стала просадка опор резервуара из-за растепления вечной мерзлоты. Неясным остается вопрос, велся ли мониторинг состояния опор, как это принято в Арктике, поскольку растепление мерзлоты — хорошо известное явление. «Емкости много лет, и все происходит на вечной мерзлоте, то есть мониторинг должен идти постоянно, и вопрос, осуществлялся ли он»,— отмечает директор Института экологии ВШЭ Борис Моргунов.

По формальным признакам авария в Норильске может стать крупнейшим известным разливом нефтепродуктов в российской Арктике.В мире крупнейшей подобной аварией считается катастрофа танкера Exxon Valdez на Аляске, в ходе которой, по официальным данным, в море вытекло около 36 тыс. тонн нефти. На данный момент нефтепродукты попали в реку Амбарную и ее приток Далдыкан, которые впадают в крупное озеро Пясино. Из этого озера вытекает река Пясина, впадающая в Карское море.

Организовано несколько линий боновых заграждений, в том числе в районе истока реки Пясины. Однако, по данным “Ъ”, это заграждение в ночь на 3 июня было прорвано ледоходом, и пока он не завершится, восстановить заграждение невозможно. Глава пресс-службы Росрыболовства Дмитрий Клоков заявил “Ъ”, что, согласно мониторингу представителей ведомства на месте, основная масса дизтоплива ушла дном под заградительными бонами на реке Амбарной и сейчас уже находится в озере Пясино.

По данным «Норникеля», к 3 июня было откачано в общей сложности около 340 тонн дизтоплива, в том числе 78 тонн с акватории реки Амбарной. Также собрано около 800 кубометров загрязненного грунта. Рассматривается вопрос о том, чтобы не откачивать топливо с воды, а сразу сжигать его, но пока такой способ не утвержден. Компания заявляет о намерении ликвидировать загрязнение акваторий за 10–14 дней, но глава Минприроды Дмитрий Кобылкин в этом публично усомнился: «Большие сомнения не то что в 14 днях, а в самой ликвидации». В Минэнерго отказались от комментариев.

В Росприроднадзоре “Ъ” заявили, что пока сложно рассчитать конкретный ущерб от аварии, добавив, что уже на днях будут получены результаты отбора проб. При этом глава службы Светлана Радионова оценила ущерб в «не один десяток, возможно, сотни миллиардов рублей».

«Речь как минимум о 6–7 млрд руб. ущерба для водных объектов и 10 млн руб. по почвам, и это без повышающих коэффициентов, которые зависят от статуса водного объекта»,— говорит эксперт «Гринписа России» Василий Яблоков. По его словам, если первичную уборку (сбор дизтоплива с поверхности воды и грунта) возможно провести в две недели, то рекультивация загрязненного участка займет несколько лет.

Наиболее токсичные компоненты дизтоплива (бензол, толуол, этилбензол и ксилол) лучше всего растворяются в воде и не могут быть собраны бонами, отмечает руководитель программы по экологической ответственности бизнеса WWF России Алексей Книжников. В средней полосе России ликвидация последствий подобной аварии занимает три-четыре года с учетом нейтрализации основных загрязнений и того, что остальное сделает сама природа, отмечает Борис Моргунов.

Однако, уточняет эксперт, в условиях Арктики биологическое разложение нефтепродуктов затянется на многие годы, поэтому последствия катастрофы будут долгосрочными. Авария может грозить и последствиями для всего бизнеса, работающего в Арктике. «Гринпис России» обратился к Михаилу Мишустину с просьбой поручить Росприроднадзору и Ростехнадзору провести внеплановую проверку на всех объектах в Арктике, содержащих значительное количество нефти или нефтепродуктов. В секретариате вице-премьера Юрия Трутнева (курирует Арктику) переадресовали вопрос к вице-премьеру Виктории Абрамченко (курирует экологию). В ее аппарате подтвердили, что поручение уже формализуется и скоро будет отправлено в Росприроднадзор и Ростехнадзор, «чтобы не допустить подобные ситуации».

/www.kommersant.ru/



Print This Post Print This Post
©2020 Pro-arctic.ru