Ветроэнергетика рвется на арктическое побережье Норвегии

windfarmberlevag2-as
Большие ветра с Баренцева моря приносят экологически чистую энергию и прибыль. Но развитие отрасли сдерживается нехваткой инфраструктуры и растущим противодействием со стороны местных жителей.

«Это самый эффективный ветропарк на территории Норвегии, во всей Европе, и, может быть, даже во всем мире», — говорит Туре Мартинсен. Он отвечает за ветроэнергетику в компании Varanger Kraft, которой принадлежит ветропарк Рагговидда на побережье Баренцева моря.

«Мы провели несколько неофициальных исследований, но не смогли найти ни одного наземного ветропарка с такими же высокими показателями эффективности», — добавляет он.

Сильные холодные ветра с высоких широт Арктики почти не встречают сопротивления на горе Раккочерру. У этого открытого всем ветрам места саамское название, означающее киль судна.

В 2014 году здесь было установлено 15 ветряков высотой 80 метров. С тех пор они получили мировое признание.

За первые полгода работы парк мощностью 45 МВт произвел 112 ГВт·ч энергии. При этом коэффициент использования установленной мощности составил 58,8 % — почти в два раза выше среднего по отрасли.

В 2017 году ветропарк Рагговидда выработал 191 ГВт·ч электроэнергии.

«Нигде нет таких подходящих условий для развития ветроэнергетики как на побережье Финнмарка», — подчеркивает Мартинсен. По его словам, все это благодаря ландшафту. Здесь нет растительности, а большую часть года лежит снег.

В середине июня, когда сюда приезжал корреспондент Barents Observer, у административного здания все еще стоят снегоходы. Лето здесь короткое. Даже в июне случаются снежные бури, а в сентябре они могут вернуться снова.

Нехватка передающих мощностей

Согласно лицензии, полученной Varanger Kraft в 2010 году, мощность ветропарка может составлять до 200 МВт. Но компания не в состоянии использовать больше нынешних 45 МВт. Причина — дефицит передающих мощностей в регионе.

«Мы не можем передать всю энергию, которую могли бы здесь вырабатывать», — сетует Мартинсен.

«Если бы позволяла мощность передающей сети, мы бы построили больше ветряков. Без проблем».

Проблема заключается в государственной сетевой компании Statnett, которая не хочет вкладываться в строительство новых более мощных линий электропередач в восточной части Финнмарка, отдаленного арктического региона.

А ветроэнергетика приносит деньги. Благодаря изменению политики государства в отношении ветроэнергетики в 2012 году, инвестиции в нее стали намного прибыльнее.

Сама Varanger Kraft в 2017 году получила чистую прибыль от производства ветровой энергии. И компания, учредителями которой выступают семь муниципалитетов, хочет большего. В 2019 году она намерена начать строительство второй очереди Рагговидда, а в 2021 году может получить разрешение еще на 50 МВт.

Но на этом все — пропускная способность передающей сети достигнет своего предела.

Водород в качестве решения

Тем не менее у Varanger Kraft есть планы, которые в конечном итоге могут помочь ей преодолеть нехватку передающих мощностей. Этой осенью в порту соседнего Берлевога компания начинает строительство завода по производству водорода площадью 400 квадратных метров, который должен войти в строй в конце 2019 года.

Это экспериментальный проект, и на начальном этапе масштабы промышленного производства будут скромными. Но в случае успеха производство водорода будет означать, что все более дешевое электричество из Рагговидда необязательно будет передавать из Финнмарка, а использовать его для других целей.

«Вначале он будет производиться и храниться на месте и использоваться в регионе», — говорит Кристиан Бю. Он является местным координатором проекта, который является частью более масштабной инициативы в рамках программы ЕС Horizon 2020.

Бю также не исключает, что в будущем будет выгодно экспортировать водород, например по Северному морскому пути в Азию.

Реакция местного населения

Далеко не все рады появлению огромных ветряков на нетронутых арктических территориях. По словам Varanger Kraft, местные жители в Берлевоге довольны проектом Рагговидда, а компания выработала уникальную модель сотрудничества с местными оленеводами.

Но в 200 км южнее, где финская компания ST1 планирует свой огромный ветропарк Давви мощностью 800 МВт, ситуация совсем другая. С момента представления компанией своих планов они вызывают растущие протесты со стороны местного населения.

По мнению местных жителей, более сотни ветряков, установленных на площади 78 квадратных километров, нанесут ущерб традиционным путям миграции северных оленей. Помимо этого, по их словам, ветропарк расположен  слишком близко от горы Растегаиса, которую саамы считают священной.

ST1 намерена соединить ветропарк Давви с линией электропередач, идущей в соседнюю Финляндию. Компания утверждает, что это поможет улучшить энергоснабжение Восточного Финнмарка,. Но для местных протестующих этих аргументов недостаточно.

«Олени боятся ветряков»

Оленевод Нэнси Порсангер Анти активно участвует в политической жизни местечка Сирма. Каждую весну она со своей семье и еще девятью другими семьями перегоняют 5000 оленей из лесов в районе Сирмы на побережье полуострова Нордкин на севере.

Она уверена в том, что олени боятся ветряков и обходят ветропарки стороной. Несколько лет назад она и другие оленеводы дважды отследили пути миграции оленей при помощи GPS-передатчиков. По ним стало очевидно, что олени обходят ветропарк, расположенный в Хьёллефьорде.

«Все животные, на которых были установлены датчики, избегали района, где установлены ветрогенераторы. Некоторые из них двигались в направлении этого района, но, подойдя к нему, ушли с маршрута, хотя обычно это одно из самых лучших мест для животных», — говорит Порсангер Анти.

«Точно так же, когда мы сейчас осенью собираем оленей, мы находим все меньшее число животных в районе ветропарка. До его появления здесь всегда было не менее тысячи оленей, теперь их всего около сотни».

Ветропарк в Хьёллефьорде, ставший первым в регионе, открылся в 2005 году. По словам Порсангер Анти, он принес оленеводам горький опыт.

Разработчики проекта начали изучение последствий проекта параллельно с началом строительства и так и не смогли установить тесный контакт и наладить сотрудничество с местным населением. «Они не доверяли нам с самого начала, и считали, что мы будем саботировать их работу», — рассказала она Barents Observer.

Они не доверяли нам с самого начала и считали, что мы будем саботировать их работу

«То, чего нам не хватало больше всего в этом процессе, это обычной порядочности. В конце концов, когда вы приходите куда-то с новым проектом, вы должны сначала обратиться к тем, чьи интересы он затрагивает».

Растущее недовольство

Нэнси Порсангер Анти уверена, что у нее и ее родственников получится остановить новые проекты в области ветроэнергетики в регионе. Главный пункт ее нынешней повестки дня — это ветропарк Давви мощностью 800 МВт, планируемый финской компанией ST1.

Компания, наиболее известная своими автозаправками, намерена построить линии электропередачи прямо в Финляндию и подключиться к финской энергосистеме. На возвышенностях в районе границы Норвегии с Финляндией планируется установить более сотни мощных ветряков.

С момента представления компанией своих планов она сталкивается с быстро растущим сопротивлением со стороны общественности. На трех общественных слушаниях, проведенных осенью прошлого года, звучали громкие протесты. В слушаниях принял участие даже президент Саамского парламента.

Оленеводы утверждают, что ветропарк серьезно повлияет на пути миграции и может вызвать конфликты между собственниками стад. Кроме того, он расположен слишком близко от священной для саамов горы Растегаиса.

«Думаю, что можно остановить проект», — говорит Порсангер Анти. Она входит в набирающий все большую силу альянс экологов, представителей коренных народов и сельских советов. Против проекта также выступили экологическая организация «Друзья Земли» и все оленеводческие районы на этой территории. Протестные настроения также сильны в местных советах, а также среди местного населения в соседней Финляндии.

«Если мы будем держаться вместе, обмениваться опытом и проявлять солидарность друг с другом, у нас может это получиться», — говорит Порсангер Анти.

«Не нужна новая инфраструктура»

В то время как региональные компании и органы власти борются за создание новой инфраструктуры и модернизацию существующей, оленеводы необязательно видят в развитии что-то положительное.

По словам Порсангер Анти, строительство линий электропередач в регионе откроет двери для новых промышленных предприятий, что в дальнейшем приведет к дополнительному давлению на оленьи стада.

«Да, мы хотим развития зеленой возобновляемой энергетики, но только если оно не означает уничтожение нашей природы и экологически безопасных видов деятельности»,— подчеркивает она. «Необходимо найти баланс между этими двумя интересами», — добавляет она.

Она также утверждает, что Финнмарку, возможно, не нужна эта дополнительная энергия. В конце концов, все производимая ветропарком Давви электроэнергия пойдет на экспорт в Финляндию и ЕС.

«Правильно ли разрабатывать ветровые ресурсы в том месте, где на них нет спроса, где вся произведенная энергия пойдет за пределы региона? Почему мы должны уничтожить три оленеводческих района без какой-либо пользы для местного населения?»

Местные власти хотят развития

В ратуше соседнего муниципалитета Тана сидит мэр Франк Ингиле. Он работает уже третий срок и лучше других разбирается в сложных хитросплетениях интересов местных жителей.

Каждый день он ездит на работу на машине с гибридным двигателем и уверен, что его следующий автомобиль будет полностью электрическим.

«Я обычно говорю, что моя машина ездит на экологически чистом электричестве, произведенном в Раккочарру», — говорит он.

Его муниципалитет является одним из учредителей Varanger Kraft и косвенно отвечает и за местный ветропарк. И в муниципалитете Тана площадью 4000 квадратных километров вскоре может появиться еще больше местных источников ветровой энергии.

Исследование воздействии ветропарка Давви еще не закончено, но вскоре оно окажется на столе у мэра.

«Я пока не заявлял о своей позиции по этому вопросу, но в целом я положительно отношусь к ветроэнергетике, нам нужно больше энергии из возобновляемых источников, и я считаю это важным, потому что в конечном итоге нам придется постепенно отказаться от нефти и газа», — говорит он.

По словам Ингиле, крупная авария на энергосетях на севере Норвегии в прошлом году показала насколько регион уязвим. В результате случайного повреждения линии электропередач весь город Тромсё остался на несколько часов без электричества. В Финнмарке ситуация осталась под контролем благодаря газовой электростанции «Статойл»  в Хаммерфесте, а также ветропарку Рагговидда и линиям электропередачи из Финляндии.

«Чем больше линий, тем безопаснее инфраструктура, — говорит мэр, добавляя, что это также относится и к Интернету.

«Сегодня это критически важная структура общества, это не вопрос роскоши или права смотреть Netflix, он важен для того, чтобы общество могло работать».

Появление ветропарка Давви даст Тане многомиллионные дополнительные налоговые поступления, но Ингиле не торопится заявлять о своей позиции. Он знает, насколько местное население настроено против этого. Если оленеводческие районы скажут нет, тогда и Саамский парламент скажет нет. Это, скорее всего, приведет к тому, что муниципалитет Тана также откажется от проекта.

В конечном итоге это может означать конец проекта ветропарка Давви.

«Мы хотим увидеть исследование воздействия до того, как у нас появится мнение о проекте», — говорит Ингиле. «В настоящий момент мы пока не сказали ветроэнергетике ни да, ни нет. Возможно, последствия будут слишком серьезными», — говорит он.

Но он смотрит в будущее гораздо шире.

«Эпоха нефти и газа закончится, а ветер останется. И миру нужна энергия, это часть нашей жизни. Без энергии мы будем двигаться назад во времени».

/thebarentsobserver.com/



Print This Post Print This Post
©2018 Pro-arctic.ru