Российская ловушка для норвежской нефти

21 мая 2020 г, Матс Рённинг, Dagbladet, Норвегия

safu

«Есть все основания полагать, что существуют трансграничные месторождения нефти и газа к северу от границы льдов, то есть линии, севернее которой льды покрывают 15% территории 30% дней в апреле. Россиянам выданы лицензии, дающие возможность разрабатывать эти месторождения. Это значит, что россияне смогут выкачать нефть, доступную и с норвежской, и с российской стороны, которую Норвегия решила не трогать», — сказал представитель Партии прогресса по вопросам нефтяной и энергетической политики Юн Георг Дале (Jon Georg Dale) Dagbladet.

Ставит вопрос

Сейчас он просит правительство разобраться с этой проблемой. В письме от имени комитета энергетики и экологии Дале задает вопрос, есть ли такие районы, которые стали сейчас доступными для разработки с российской стороны разграничительной линии, но не будут разрабатываться норвежцами, если стортинг примет предложение правительства Норвегии по поводу кромки льдов.

«Этот вопрос был недостаточно прояснен в плане, который сейчас рассматривается в стортинге. Это плохо. Со стороны парламенты будет весьма неосторожно принимать решение, не внеся в это дело полную ясность. Здесь потенциально поставлены на карту интересы Норвегии», — говорит бывший министр сельского хозяйства и транспорта.

Дале считает, что в связи с этой проблемой встает и ряд других нерешенных вопросов.

«Например, сколько прямых доходов недополучит Норвегия. Или сколько мы потеряем в долгосрочных планах повышения благосостояния и обеспечения рабочих мест. Также важно задаться вопросом, как будет лучше для природы. Ведь если нефть в любом случае будет добываться и использоваться в коммерческих целях, возможно, для экологии лучше, чтобы это происходило с норвежской, а не с российской стороны. Все-таки у нас самое чистое производство нефти и газа в мире», — говорит Дале.

«Идет разведка»

Помощник министра нефти и энергетики Тони Тиллер (Tony C. Tiller) рассказал Dagbladet, что после того как в 2011 году был ратифицирован договор о разграничении морских пространств в Баренцевом море, в российском секторе выдали три лицензии на разработку.

«По этим лицензиям проводится геологоразведочная деятельность, но разведочное бурение еще не проводилось, а значит трансграничных месторождений не выявлено», — говорит он.

Тиллер добавил, что стортинг и правительство «независимо» будут решать, как поступит Норвегия, если такие месторождения обнаружат.

«Если будет найдено трансграничное месторождение нефтяных ресурсов, его потенциальное использование станет регулироваться согласно решениям, зафиксированным в договоре о демаркации границ, подписанном Норвегией и Россией в 2010 году», — говорит он.

Ничто не мешает

По мнению Дале, неважно, что, возможно, пройдет еще немало времени, прежде чем начнется деятельность с российской стороны.

«Раз на российской стороне выдают лицензии, ничто не мешает россиянам добывать нефть и газ, если это коммерчески выгодно. И в этом случае будет прискорбно, если мы со своей норвежской стороны устроим все так, что сами не сможем действовать в тех же районах, — говорит он. — Когда начнется добыча, нужно решать дело, ориентируясь на то, насколько это выгодно, а не на основании постановлений, мешающих норвежцам разрабатывать наши общие месторождения, в то время как русские качают нефть беспрепятственно».

Требует ответа

На вопрос, были ли трансграничные месторождения на повестке дня, когда Партия прогресса сидела в правительстве, руководила министерством нефти и энергетики и вела переговоры с Правыми, Левыми и Христианской народной партией, Дале ответил: «Что мы обсуждали, пока Партия прогресса сидела в правительстве, я никогда не комментирую. Но это одна из причин, почему Партия прогресса считает правильным переместить границу льдов дальше на север».

По его мнению, этот вопрос надо скорее прояснить.

«Сейчас самое важное — это выяснить, какие месторождения являются трансграничными, а потом четко разобраться, каковы будут последствия, если россияне их вскроют. В стортинге мы должны понимать, каковы могут быть последствия нашего решения».

Ведется обсуждение

Вопрос о том, где должна проходить граница — или кромка — льдов, годами был одним из самых горячих в климатических дебатах Норвегии. Дело в том, что на практике именно эта граница определяет, насколько далеко на север Баренцева моря можно заходить, добывая нефть или газ.

В конце концов правительство постановило считать, что граница льдов проходит там, где морской лед в среднем покрывает 15% поверхности воды 30% дней в апреле. Природоохранные организации хотят сдвинуть эту границу южнее, Партия прогресса — севернее.

Тем не менее правительственные партии в первую очередь решили обратиться за поддержкой к Партии прогресса, перед тем как запускать процесс сбора большинства голосов в стортинге в пользу своего определения границы льдов.

«После того как Партия прогресса вышла из правительства, мы всегда идем в первую очередь к ним. У нас ведь была общая политическая платформа, так что совершенно естественно поддерживать с ними отношения», — сказал лидер комитета энергетики и экологии Хетиль Хьенсет (Ketil Kjenseth) агентству NTB ранее в этом месяце.

Граница льдов

Граница (или кромка) льдов — это линия, отмечающая особо ценные и уязвимые районы в северной части Баренцева моря.

Согласно действующему сейчас плану, граница льдов должна проходить там, где лед покрывает минимум 15% морской поверхности на протяжении 30% дней в апреле. Вывод делается на основании спутниковых наблюдений за оледенением в период с 1967 по 1989 год.

На практике граница льдов определяет, как далеко можно зайти на север, добывая нефтяные ресурсы.

 

/inosmi.ru/



Print This Post Print This Post
©2020 Pro-arctic.ru