Курс на сжижение

 

2019-3

Государство выделяет 1 млрд рублей на разработку отечественных технологий и оборудования для сжижения природного газа, чтобы уже в 2022 году профинансировать четыре проекта. К 2035 году производство СПГ планируется довести до 80–140 млн тонн в год, чтобы занять 15–20% мирового рынка

Средства из резервного фонда правительства выделяются Минпромторгу на развитие проектов по созданию оборудования для средне- и крупнотоннажного производства сжиженного природного газа (СПГ). Это позволит обеспечить уже в 2022 году запуск четырех проектов. Всего же в России будет реализовано 18 проектов.

Задача по импортозамещению оборудования для производства СПГ в России наиболее актуальна. Строительство крупнейших в мире заводов идет полным ходом, а доля импортного оборудования в них, по заявлениям Минпромторга, составляет около 68%, подчеркивает аналитик Freedom Finance Global Владимир Чернов. Ранее в министерстве планировали снизить эту долю до 40% к 2024 году и до 20% к 2030 году, но сейчас темпы ускоряются.

По словам Василия Тануркова, директора группы корпоративных рейтингов АКРА, отечественное оборудование используется в основном в малотоннажных и среднетоннажных проектах, в то время как для планируемого увеличения производства СПГ важно развитие технологий крупнотоннажного производства. Эти разработки тем более необходимы, поскольку не приходится рассчитывать на импорт из Китая, который такое оборудование также не выпускает, хотя хорошо освоил производство малотоннажных линий.

Дорогой прорыв

«Сейчас в России не существует технологий для строительства крупнотоннажного завода по производству СПГ без импортного оборудования. Например, на заводе «Ямал СПГ» уровень локализации оборудования составлял 30–40% и только на четвертой линии, которая была значительно меньше трех основных, использовалась собственная технология НОВАТЭКа по сжижению»,— добавляет аналитик ФГ «Финам» Сергей Кауфман. Он напоминает, что ранее глава НОВАТЭКа Леонид Михельсон заявлял, что отрасли необходима господдержка в объеме 24 млрд рублей на НИОКР. На этом фоне сумма в 1 млрд рублей выглядит недостаточной, считает господин Кауфман.

С ним не согласен первый заместитель декана факультета экономики и бизнеса Финансового университета, профессор Иван Петров. «Минпромторг работает с заинтересованными компаниями, в первую очередь с НОВАТЭКом, который уже имеет научный задел в крупнотоннажном производстве. Средства выделяют на компенсацию затрат, которые возникают при проведении научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ. Вряд ли они покрывают все издержки, но для этапа создания эскизных проектов на оборудование для средне- и крупнотоннажного производства СПГ достаточны»,— уверен профессор.

Еще год назад при обсуждении инициативы «Прорыв на рынке СПГ», ориентированной на срок до 2030 года, назывались гораздо более масштабные суммы (правда, речь шла не только о разработке, но и о создании оборудования и внедрении в практику, то есть о полной локализации) — более 120 млрд рублей, причем основные инвестиции производили компании, а государство готово было выделить чуть менее трети средств в виде разных форм поддержки, напоминает Дмитрий Александров, начальник управления аналитических исследований ИК «ИВА Партнерс». Здесь речь идет только о разработках, поэтому сумма существенно меньше, но опять же это финансирование от государства, а большой комплекс исследований и проектирования ведется в частных структурах.

По мнению господина Александрова, на сегодня в малых и даже среднетоннажных производствах в РФ наработана большая практика и существуют решения почти для всех узлов и агрегатов. Но в крупнотоннажных производствах доля отечественного оборудования находится на уровне между четвертью и третью. Впрочем, есть интересные пилоты, например, «Арктический каскад» НОВАТЭКа, в котором как раз применяется отечественные решения и оборудование. Также под такие задачи НОВАТЭК создал в Мурманской области Центр строительства крупнотоннажных морских сооружений.

Криогенное оборудование под малотоннажное производство также производит ОМЗ. Свои решения есть у «Росатома», «Роскосмоса», а также на предприятиях «Ростеха», перечисляет господин Александров. «Основные направления, по которым потребуется особенно серьезная работа, скорее всего, никак не поменялись за последнее время: системы теплоотведения для турбин, теплообменники, центробежные насосы, запорное и насосное оборудование. Все это, естественно, должно быть под низкотемпературные режимы»,— добавляет он.

Программы импортозамещения в нефтегазовой сфере активно реализуются с 2014 года. По оценкам заместителя председателя правительства Дениса Мантурова, в малотоннажном СПГ импортозамещены основные процессы почти на 100%, в среднетоннажном — «достаточно большой процент», а по крупнотоннажным СПГ-заводам — около 68%. За восемь лет результат совсем не радужный, хотя средства были затрачены значительные, указывает профессор Петров.

Планы на газ

Реализация всех 18 проектов позволит увеличить объемы производства СПГ до 80–140 млн тонн в год к 2035 году, сообщается на сайте правительства РФ. В ходе Петербургского международного экономического форума заместитель министра энергетики Павел Сорокин заявлял о планах нарастить производство СПГ до 120–140 млн тонн, несмотря на введенные внешние ограничения. Сейчас производство составляет около 30 млн тонн, только за счет Ямала и Гыдана. Как сообщал тогда замминистра, есть достаточная ресурсная база, чтобы довести производство до 80–90 млн тонн в этом регионе.

«Если мы раньше думали, что мировой рынок достигнет 550 млн тонн к 2030 году, то сейчас эти прогнозы выше 700 млн тонн к 2035 году. Это означает, что мы должны максимально наш ресурсный потенциал задействовать, чтобы максимальную долю рынка занять. Мы считаем, что 15–20% от мирового рынка — то, на что мы должны рассчитывать независимо ни от какого давления»,— заявлял Павел Сорокин.

Реализация планов Минэнерго по наращиванию выпуска СПГ будет зависеть от успешности замещения и масштабирования некоторых критически важных иностранных технологий в России, считает старший директор по корпоративным рейтингам агентства «Эксперт РА» Филипп Мурадян. Независимо от разрешения текущей геополитической напряженности российский СПГ в любом случае будет востребован на динамично растущих азиатских рынках, уверен он.

Предсказать успешность и скорость развития собственных технологий по сжижению практически нереально, продолжает господин Кауфман. «В базовом сценарии можно ожидать хотя бы частичного завершения уже начатых проектов, например, «Арктик СПГ-2″. Однако реализовать находящиеся на ранней стадии развития «Якутский СПГ», проект в Усть-Луге и тем более «Арктик СПГ-1″ или проект «Роснефти» на Таймыре будет проблематично. В такой ситуации достижение хотя бы середины целевого диапазона по производству СПГ стало бы большим успехом»,— говорит аналитик.

Господин Петров обращает внимание, что прогноз ориентирован на текущие сверхвысокие цены на газ, которые могут упасть, и тогда намечаемые проекты будут неэффективны. Поэтому необходим поиск наименее затратных решений с обеспечением развития СПГ-проектов по уже разведанным и подготовленным к добыче запасам. «Проекты по добыче газа на месторождениях Ямала и Гыдана ориентированы на экспорт СПГ на уже намеченные рынки. Уход из этих проектов международных партнеров, обладающих технологиями производства, создает существенные риски и может привести к невыполнению планов увеличения добычи газа, отмечает господин Петров. На восстановление компетенций, ушедших с партнерами, по его словам, потребуется не менее двух лет.

Чтобы выполнить планы по увеличению производства СПГ, потребуются инвестиции в размере $100–200 млрд — на фоне этой цифры госфинансирование в 1 млрд рублей не выглядит значительным, считает господин Танурков. Впрочем, ранее сообщалось, что господдержку уже получили семь проектов из 18 заявленных, а госфинансирование, по некоторым оценкам, покрывало около трети потребности по этим проектам, добавляет он. Кроме того, еще в июле Минпромторг предложил ввести льготы по налогу на прибыль в размере величины расходов на НИОКР в сфере СПГ с применением коэффициента 1,5.

Спрос будет

Что касается экспорта, то с ним у России проблем не будет, уверен господин Кауфман. «В Китае, Индии и ряде других азиатских стран рост спроса будет обеспечиваться постепенной заменой угля, а также общим увеличением потребления энергии. При этом Европа вынуждена заменять российский трубопроводный газ объемами с рынка СПГ, что дополнительно увеличивает мировой спрос. В ближайшие годы предложение на рынке СПГ, скорее всего, не сможет поспевать за растущим спросом»,— говорит он.

Рост спроса практически неизбежен, при этом в основном он будет происходить в азиатском регионе, то есть с точки зрения доступа к растущим рынкам у России нет ограничений, согласен господин Танурков.

«Мир находится в состоянии передела рынков и логистических потоков. В этих условиях значительные инвестиции в экспортный сырьевой сектор имеют сверхнормативные риски, которые на себя не может взять даже государство. Поэтому необходима реализация СПГ-проектов, в первую очередь — для внутреннего рынка»,— рассуждает господин Петров. При выходе на внешний рынок необходимо создание у стран — партнеров производств, ориентированных на потребление российского СПГ, с получением прибыли не только от экспорта углеводородов, но и от реализации услуг и товаров на конце цепочки потребления (электроэнергия, продукция газохимии), считает он.

/www.kommersant.ru/



Print This Post Print This Post
©2022 Pro-arctic.ru