Дело «Роснефти» может создать плохой прецедент для исков против санкций

1461571797193868851

Шансы российских нефтяников оспорить секторальные санкции ЕС в европейских судах падают. Генеральный адвокат суда ЕС рекомендовал отклонить почти все претензии в рамках иска «Роснефти» к Британии. Хотя вердикт суда ЕС будет только осенью, по мнению юристов, он, скорее всего, прислушается к мнению генерального адвоката. Дело «Роснефти» является по сути прецедентным, так что подобные иски других российских компаний также, вероятно, будут отклонены.

Генеральный адвокат суда ЕС Мельхиор Ватле рекомендовал отклонить почти все претензии «Роснефти», связанные с введением против нее европейских санкций. Компания подала иск к властям Великобритании в 2014 году, указывая, что Лондон слишком широко интерпретирует санкции. Они запрещали компании привлекать финансирование сроком более чем на 30 дней, размещать новые акции, а также добывать нефть в Арктике, из сланцевых месторождений и на шельфе на глубине более 150 м. «Роснефть» в принципе возражала против санкций, отмечая, что они никак разумно не связаны с событиями на Украине (как указывал вводивший их Совет ЕС), нарушают обязательства ЕС по сотрудничеству с Россией и нормы ВТО. Финансовый регулятор Великобритании, по мнению «Роснефти», расширительно трактовал проведение платежей через британские банки, а также выпуск GDR на уже размещенные акции как нарушение санкций, что по местным законам грозило уголовной ответственностью. Высокий суд Англии в 2015 году перенаправил дело в суд ЕС, вердикт ожидается осенью.

Господин Ватле пришел к выводу, что претензии «Роснефти», касающиеся порядка введения и законности санкций, следует отклонить. Единственный пункт, в котором генеральный адвокат согласился с компанией, заключается в несоответствии между решением Совета ЕС 2014/512 (о введении санкций) и уточняющим его постановлением 833/2014. Если в первом документе говорится, что санкции распространяются на поставки оборудования по контрактам после 1 августа 2014 года, то второй документ дает право регуляторам стран ЕС разрешать или запрещать поставки и по контрактам, заключенным до 1 августа. На практике российские компании действительно часто были вынуждены «на всякий случай» подтверждать у властей стран ЕС возможность проведения работ или поставки оборудования по старым контрактам. Кроме того, господин Ватле рекомендовал разъяснения по формулировкам санкций, касающихся понятий «сланцевая залежь», «глубина свыше 150 м» и т. д. (см. “Ъ-Онлайн”).

 По словам партнера Baker & McKenzie Владимира Хвалея, генеральный адвокат суда ЕС не является адвокатом в традиционном понимании. «У генерального адвоката другие функции: он подготавливает необходимые материалы для суда, проводит анализ фактов и представляет заключение, помогающее судьям понять суть дела»,— поясняет юрист. Он добавляет, что мнение генерального адвоката не является обязательным для суда ЕС, хотя именно в его заключении обобщаются и докладываются итоги независимого расследования. Партнер Herbert Smith Freehills Алексей Панич подтверждает, что «позиции должностных лиц органов ЕС никогда не являлись принципиально обязательными для европейских судов, именно поэтому оспариваются решения, в частности, и Еврокомиссии».

Юристы не смогли уточнить, как часто решения суда ЕС не совпадали с заключением генерального адвоката, но Алексей Панич полагает, что суд ЕС поддержит законность санкций. Сам юрист практику Великобритании по расширительному толкованию санкций оценивает негативно: «Допустимо только то ограничение, которое прямо предусмотрено законом, не должно быть так, что указано одно, но это применяется расширительно или по аналогии».

Владимир Хвалей добавляет, что решение суда ЕС по поданному в Великобритании иску «будет общеобязательным, поскольку именно суд ЕС является высшим звеном судебной системы Евросоюза и решения нижестоящих судов не могут ему противоречить». Таким образом, окажется предрешен итог другого спора «Роснефти» — в Европейском суде общей юрисдикции, где нефтекомпания также оспаривает секторальные санкции. Вердикт имеет решающее значение и для других подобных исков — их подали «Газпром нефть», Сбербанк, ВТБ и ВЭБ. Суд ЕС в ноябре 2015 года уже отложил дело «Газпром нефти» до рассмотрения иска «Роснефти». Теперь шансы на успешное оспаривание санкций выглядят невысокими, хотя у банков есть дополнительный козырь: пока единственный случай признания санкций Совета ЕС незаконными относится к ЦБ Ирана — Европейский суд общей юрисдикции вынес такое решение в 2014 году.

/www.kommersant.ru/



Print This Post Print This Post
©2021 Pro-arctic.ru