Санкции ЕС могут навредить крупнейшим проектам российских нефтяников.

Иван Ткачев, Алена Сухаревская, Виктория Сункина, Тимофей Дзядко, РБК daily, 29 августа 2014 г.

Из-за отсутствия чётких толкований «нефтяных» санкций до сих пор невозможно однозначно оценить риски для целого ряда проектов российских компаний. В зависимости от того, как будет толковаться понятие «арктические проекты», под ограничения могут попасть нескольких крупных участков в Заполярье, включая Ванкорское местождение «Роснефти» и месторождения им. Требса и Титова, которые осваивают «Башнефть» и ЛУКОЙЛ.

ARCCoun_x660

1 августа Евросоюз наложил эмбарго на поставки в Россию некоторых видов оборудования, предназначенного для «арктических», «глубоководных» и «сланцевых» нефтяных проектов. Но все три характеристики были оставлены без пояснений, и сфера действия санкций до конца не ясна.

Наибольшими последствиями грозит толкование понятия «арктические проекты»: если исходить из общепринятых определений Арктики, в зону риска попадут не только шельфовые проекты в Северном Ледовитом океане, но и месторождения нефти на обширной полосе суши в пределах Северного полярного круга.

Единого определения Арктики не существует. При астрономическом подходе её границы проходят по Северному полярному кругу (66 градусов 33 минуты северной широты), при климатическом – по линии изотермы +10 градусов Цельсия для июля. Есть ещё определения международного Арктического совета, но их несколько для разных задач.
Что подразумевается под Арктикой в европейских санкциях, не ясно. «Отсутствие определений, вероятно, связано со скоростью подготовки санкционных норм, – предположил партнёр британской юридической фирмы Clyde & Co Джон Уиттакер в разговоре с РБК. – Возможно, заинтересованным сторонам придётся обращаться за разъяснениями в индивидуальном порядке».

Кто во что горазд.

Из-за отсутствия чётких определений отдельные страны ЕС начали публиковать собственные интерпретации, советуя экспортёрам пока ориентироваться на них. В середине августа Министерство по делам бизнеса, инноваций и профессионального образования Великобритании (BIS), в сферу ответственности которого входит экспортный контроль, опубликовало рекомендации по применению новых санкций ЕС. По мнению BIS, под Арктикой следует понимать территории, расположенные севернее полярного круга.

Великобритания уже обрабатывает заявки экспортеров на поставки в Россию оборудования, потенциально подпадающего под санкции, и министерство даже успело отклонить некоторые из них, сообщил РБК представитель BIS (подробностей он не привё).

Евросоюз 1 августа ввёл режим лицензирования экспорта в Россию ряда товаров для нефтяной отрасли (некоторые виды труб, буровых долот, буровых платформ, запчастей и т.д.). Европейские власти обязаны отказывать в поставке этих товаров, если есть «разумные основания» полагать, что они будут использованы в проектах, связанных с глубоководной разведкой и добычей нефти, освоением нефтяных ресурсов Арктики или добычей сланцевой нефти.

«Мы понимаем под Арктикой зону к северу от полярного круга. Определение понятия «глубоководный» отсутствует, но мы работаем с Еврокомиссией и другими странами ЕС над достижением общего понимания этого термина», – сообщил представитель BIS.

Собственные пояснения к санкциям ЕС опубликовало и Главное управление казначейства при министерствах экономики и финансов Франции. В документе указано, что может быть три подхода к определению границ Арктики (по линии Северного полярного круга, по изотерме 10 градусов для июля и определение Арктического совета), но «окончательной дефиниции [для целей санкций] пока нет». Ведомство не ответило на запрос РБК. Представитель Еврокомиссии также не предоставил комментарий.

В середине августа к санкциям ЕС присоединилась Норвегия – один из ведущих поставщиков нефтегазовых технологий. Норвежские власти тоже будут отказывать в поставках в Россию оборудования из составленного ЕС списка, если оно предназначается для нефтяных проектов в Арктике, в море на больших глубинах или в сланцевых формациях. Правда, власти могут сделать исключение, если поставка определяется соглашением, заключённым до 16 августа 2014 г. Власти стран ЕС могут выдать лицензию, если речь идёт о договорённостях, заключённых до 1 августа.

Норвегия не прописывает определения понятий «арктический» или «глубоководный» и будет работать вместе с Евросоюзом, чтобы обеспечить разъяснение вопросов, связанных с толкованием санкций, отмечает в своём комментарии местная юридическая фирма Schjodt.

Где кончается Арктика.

Где бы ни «провели» границу Арктики разработчики санкций, эмбарго потенциально распространяется на проекты на суше, а не только на шельфе (в отличие от аналогичных санкций США, в которых уточняется, что речь идёт об «арктических шельфовых проектах»). Если Евросоюз имел в виду только проекты в Северном Ледовитом океане, в сферу действия санкций попало бы «минимальное количество проектов, находящихся в ранней стадии», отмечает S&P. Но расширенное толкование меняет дело: «на севере России есть несколько многообещающих проектов, особенно на Ямале».

За Северным полярным кругом лежит около 20% территории России. Среди крупных месторождений на суше, расположенных за полярным кругом, – Ванкорское месторождение и окружающая его группа месторождений – Сузунское и Тагульское («Роснефть»), месторождения им. Требса и Титова («Башнефть» и ЛУКОЙЛ) и Южная Хыльчуя (ЛУКОЙЛ) в Ненецком автономном округе, Новопортовское месторождение («Газпром нефть») на Ямале, Месояхская группа месторождений («Газпром нефть» и «Роснефть») в Ямало-Ненецком автономном округе, указывает старший аналитик «Уралсиб Кэпитал» Алексей Кокин.

Ванкор – крупнейшее из месторождений, открытых и введённых в эксплуатацию в России за последние 25 лет. В первой половине 2014 г. на его долю пришлось около 11% добычи «Роснефти» (общая добыча на месторождении в 2013 г. – 21,4 млн т нефти). Месторождения им. Требса и Титова – важнейший проект для «Башнефти», который компания реализует вместе с ЛУКОЙЛом. Лицензию на это месторождение «Башнефть» получила без конкурса ещё в 2010 г., заплатив за неё почти 18,5 млрд руб. На середину прошлого года компании вложили в проект больше 20 млрд руб. и уже приступили к добыче. Остальные проекты пока не приносят много добычи, но почти все считаются перспективными, отмечает Кокин.

Представители нефтяных компаний отказались от комментариев. Но в начале августа на телеконференции финдиректор «Газпром нефти» Алексей Янкевич говорил, что компания приступила к поиску альтернативных поставщиков оборудования в России, Азии и на Ближнем Востоке. Всё зависит от того, как будут истолкованы санкции и как будут применяться запреты, но западные нефтесервисные компании будут стараться сохранить российский рынок, уверен менеджер одной из крупных нефтяных компаний.

По подсчётам РБК на основе данных ФТС, в 2013 г. импорт в Россию труб и оборудования из списка товаров, в отношении которых ЕС ввёл режим лицензирования, составил 1,8 млрд долларов. Импорт из стран ЕС – примерно 400 млн долларов, почти на такую же сумму было поставлено этих товаров из Китая, импорт из США составил 200 млн долларов. Согласно рабочему документу, подготовленному Еврокомиссией в июле, до введения санкций экспорт технологий для нетрадиционной добычи нефти и газа из ЕС в Россию составлял примерно 150 млн евро в год.

/http://rbcdaily.ru/world/562949992242693/



Print This Post Print This Post
©2018 Pro-arctic.ru