Семь шагов к богатствам шельфа.

Игорь Ягупов, «Новости Мурманска», yagupov.info, 19 ноября 2014 г.

mmdn2014_Logo_x220В седьмой раз собирает в Мурманске специалистов нефтегазового комплекса международная конференция «Освоение Арктического шельфа: шаг за шагом». В этом году в ней приняли участие свыше ста человек из шести стран.

– Я рад снова быть в Мурманске, – обратился к участникам конференции специальный представитель президента РФ по международному сотрудничеству в Арктике и Антарктике, президент Ассоциации полярников Артур Чилингаров. – Россия – крупнейшая арктическая держава. Освоение ресурсов северных территории признано одним из основных национальных интересов. А это потребует развития инфраструктуры, создаст новые рабочие места и производства

«Победа» за нами!

В качестве реальных достижений последнего года Артур Николаевич отметил работы «Роснефти», в результате которых открыто месторождение «Победа» в Карском море. В проекте было задействовано 8 иностранных компаний. Его можно назвать хорошим примером международного сотрудничества. К сожалению, оно сейчас прервано. И, по убеждению Чилингарова, от этого пострадают обе стороны. Забегая вперед, отмечу, что тему введённых Западом санкций, поднимали и другие участники форума. А сейчас вернёмся к повестке дня.

– Здесь обсуждаются практические вопросы освоения ресурсов Арктики. У нашего региона, помимо территориальной близости, есть и другие преимущества, включая незамерзающий порт и развитую инфраструктуру. У нас уже созданы три логистические базы снабжения арктических проектов, – подчеркнул первый заместитель губернатора Мурманской области Алексей Тюкавин. – Правительство области всемерно поддерживает эти планы. Так, мы инициировали исключение посёлка Росляково из состава ЗАТО. Соответствующий указ президента уже подписан. Решение принято. Оно позволит беспрепятственно работать на местном заводе иностранным специалистам. Строится железнодорожная линия Выходной-Лавна на западный берег Кольского залива. 2014 г. обозначил ряд вызовов. Необоснованно введённые против России санкции усложнили трансферт технологий. Надо обратить внимание на отечественные разработки. Но мы, безусловно, заинтересованы и в развитии международного сотрудничества.

Интерес к такому сотрудничеству подтвердили и дипломаты стран-соседок. генеральный консул Норвегии в Мурманске Уле Андреас Линдеман, в частности, отметил, что вершину добычи нефти и газа на своём шельфе его страна пройдёт уже в этом году. После чего, как выразился господин Линдеман, начнётся спуск с очень высокой точки.

Интересы Норвегии понятны: у неё есть технологии, но все меньше месторождений для разработки. Россия в этом плане идёт не в унисон. С наших месторождений, как говорится, ещё и пеночка не снята. Зато опыта работы на шельфе у нас немного. Так что взаимный интерес, если отбросить инициированную не в Осло, а в Вашингтоне непонятную политическую истерику, более чем очевиден.

– Норвегия может стать надёжным партнёром России в освоении шельфа. У Statoil долгосрочные планы работы в вашей стране, – подчеркнул Линдеман.
О возможностях и перспективах сотрудничества говорила в своём выступлении и консул Мурманского отделения генерального консульства Финляндии в Санкт-Петербурге Пиркко Мякикоккила.

Не спринт, а марафон.

Затем участники конференции перешли непосредственно к рассмотрению вопросов заседания.

Наша компания изучает арктический бассейн с 2006 г., – отметил начальник управления геологоразведочных работ на шельфе НК «Роснефть» Виктор Обмётко. – Непосредственные работы начались в 2012 г. Мы ведём геологоразведку на 50 участках шельфа, и значительная часть из них расположена в Арктике. Сделаны беспрецедентные шаги. Работали в Карском, Охотском, Печорском морях. Наиболее масштабные работы выполнены именно в этом году. Было организовано пять экспедиций. Все работы выполнялись с привлечением отечественных подрядчиков, включая Мурманскую компанию МАГЭ. Но и международное сотрудничество активно способствовало успеху. А месторождение «Победа» – действительно победа, потому что с советских времен новые месторождения в нашей стране не открывались.

Дальше «Роснефть» собирается идти в восточную Арктику, которая гораздо меньше изучена. Уже в 2019 г. там планируют пробурить первую поисковую скважину.

– Работа на шельфе – это не спринт, это марафон, – подчеркнул директор по связям с общественностью и государственными органами компании Statoil в России Свейн Оге Даль Олсен.

Норвежская компания, напомнил он, работает в Баренцевом море уже 34 года. И единственным эксплуатируемым здесь месторождением пока остаётся Белоснежка. С момента его открытия до начала добычи прошло 26 лет! Но при этом накоплен уникальный опыт. Так что сотрудничество, безусловно, способствует повышению эффективности всего процесса. Оно имеет важнейшее значение для дальнейшего развития.

О статусе и перспективах месторождения Долгинское в Печорском море рассказал Алексей Фадеев, начальник управления по обеспечению производства ООО «Газпромнефть-Сахалин», компании-оператора работ на этом проекте. Месторождение имеет сложную геологическую структуру. Да и природные условия здесь весьма суровы. В силу этого непросто организовать логистику, решить вопросы авиационного обеспечения, в частности, санитарной авиации. Но все эти проблемы были решены или решаются.

– Вызовы могут стать и точками роста, – заметил Алексей Фадеев.

Сланцевая угроза.

Подведя итоги техническим достижениям, участники конференции перешли к возможностям международного сотрудничества в нефтегазовой сфере и сложностям, которые добавили международные санкции. Выступление помощника генерального директора по науке ОАО «МАГЭ» Геннадия Иванова было весьма оптимистичным. В силу введённых санкций эта мурманская компания разработала собственные методики сейсморазведки подо льдом.

– Экспедиция 2014 г., включая комплексные геофизические исследования в районе Северного полюса, прошла без участия зарубежных партнёров. Но при этом достигнуты очень хорошие результаты, – сообщил Геннадий Иванов.

Впрочем, другие доклады не были столь радостными. Так, руководитель группы «Пепеляев Групп» Павел Кондуков отметил, что доля импорта в отечественном топливно-энергетическом комплексе достигает 80–90 процентов. И теперь его надо замещать. Причём из составленного первоочередного перечня, включающего 45 позиций, заместить сегодня можно только… 5. Остальные позиции реально закрыть не ранее 2018–2020 годов. При этом особенно важно, чтобы российский бизнес консолидировал усилия. Проще говоря, чтобы разработку одного и того же оборудования разные нефтегазовые компании не заказывали разным машиностроительным заводам. А пока в любом случае необходимо переориентироваться на альтернативных поставщиков. Такие есть. В первую очередь, речь идёт о Китае, Сингапуре и Южной Корее.

Ещё менее оптимистичным выглядел доклад директора ООО «Гекон», члена научного совета при Совбезе РФ Михаила Григорьева. Рентабельность арктических проектов (в перерасчёте на нефтяной эквивалент) заложена из расчета 100 долларов за баррель. Реальная же цена на нефть уже сейчас ниже 80 долларов. При этом США заявили, что будут снижать стоимость добычи при реализации своих сланцевых проектов (всё в том же перерасчёте на нефть) до 50 с небольшим долларов за баррель. Будет это, конечно, не сразу. Но и углеводороды с шельфа придут на берег не завтра. По данным докладчика, до 2030 г. добыча углеводородов в России предполагается фактически только в зонах, где она ведётся уже и сейчас. К этому же 2030 г. на шельфе будет добываться не более 3% нефти. Газа там не будет добываться вовсе. А бывшая «серая зона» в центре Баренцева моря предполагается к разработке за чертой этого периода. Хотя с точки зрения природных условий – это наиболее благоприятные районы. Что касается Штокмана, то у «Газпрома» много запасов на суше, поэтому компания вряд ли выступит активным инвестором. В отличие от «Роснефти», которая в этом плане более мотивирована.

Мурманску – «Мурманское»?

Чтобы не заканчивать на печальной ноте, упомяну в заключение доклад генерального директора ООО «НИПИморнефть» Леонида Кульпина. Леонид Григорьевич, напомню, большой энтузиаст решить проблему газификации Кольского полуострова за счёт месторождения «Мурманское». По мнению учёного, его освоение является реальной альтернативой грядущему освоению Штокмана, которое, как выяснилось, начнётся, мягко говоря, не завтра.

Что же это за синица в руках? «Мурманское» – крупное месторождение, расположенное в 220 км от берега и 350 км от областного центра. Глубина моря здесь от 70 до 120 м. Это немало и потребует установки подводного добычного комплекса. Ледовая обстановка в этом районе более-менее благоприятна. Фактически – незамерзающая акватория. И, как уже было сказано, достаточно близко к Мурманску. Так что, считает Леонид Кульпин, – это наиболее подходящий вариант газификации для Мурманской области.

В ходе двухдневной конференции были рассмотрены и многие другие вопросы. Традиционно серьёзное внимание участники форума уделили экологии. В частности, международному сотрудничеству при ликвидации возможных аварийных разливов нефти в Арктике. Тут, слава богу, ни о каких санкциях речь не идёт. Остаётся надеяться, что здравый смысл и стремление к выгодному для всех сторон взаимодействию возобладают над политическими амбициями и в других сферах нефтегазовой промышленности.

/http://yagupov.info/?p=1486/



Print This Post Print This Post
©2018 Pro-arctic.ru