«Газпром» обвинили в загрязнении ямальской Арктики. Экологи уверены, что его аэропорт уже два года сливает в местное озеро неочищенные стоки. Чиновники не в курсе.

Ирина Федосеева, Виталий Сотник, Znak.com, 23 октября 2014 г.

Ямальские экологи бьют тревогу. Накануне в редакцию Znak.com пришло обращение от одного из них, в котором активист природоохранного движения сообщил о факте загрязнения одного из озёр в районе аэропорта «Бованенково». Этот «порт», который эксплуатирует «Газпромавиа», был создан для приёмки и отправки грузов для нужд крупнейшего месторождения концерна на Ямале – Бованенково. Но ни одно из опрошенных нашей интернет-газетой ведомств не планирует проводить проверку этой информации. По словам чиновников, на подобные мероприятия они выезжают после официальных обращений, к тому же добраться до обозначенного водоёма не представляется возможным, так как дорога к нему принадлежит «Газпрому» и без спецразрешений ездить по ней нельзя.

«На месторождении Бованенково происходит активное загрязнение природного озера неочищенными стоками с территории аэропорта. Сигналы в природоохранную прокуратуру ЯНАО результатов не дали. Особенно стоки стали интенсивными в 2014 году», – говорится в письме, пришедшем накануне в редакцию Znak.com.

GZPZagr_x660

По словам авторов обращения, речь идёт об озере Нгарка-Нерадсалято, которое входит в бассейн реки Сейяха. Сток производится с начала эксплуатации «Газпромавиа» аэропорта, примерно с июня 2012 г. Сточные воды – примерно 200-250 куб. м в месяц, идут с территории аэропорта. При этом, фиксируют местные активисты экологии, очистные сооружения на объекте есть, но они не работают.

Получить комментарии в экологической службе ООО «Газпром добыча Надым», которому принадлежит лицензия на освоение Бованенковского месторождения, не удалось.

Помощник прокурора природоохранной прокуратуры ЯНАО Александр Мартыненко в беседе с корреспондентом Znak.com пояснил, что «проверок по поводу загрязнения озера не проводилось и сигналов бедствия оттуда не поступало». «Территория там достаточно большая: между аэропортом и площадкой ГП1 (там расположено озеро – Znak.com) – 15 км. Понятно, что за аэропорт отвечает «Газпром», но необходимо разбираться в том, что значит слив сточных вод. Если с территории аэропорта после снега или дождя смываются какие-то отходы деятельности – это одно. Что касается конкретно сточных вод, на их слив необходимо разрешение, которое выдаёт департамент природно-ресурсного регулирования ЯНАО».

Директор этого департамента Юлия Чеботарёва на запрос Znak.com пояснила, что к ним не поступало «заявления для оформления решения на право пользования поверхностным водным объектом озеро Нгарка-Нерадсалято с целью сброса сточных вод». За более подробной информацией департамент посоветовал обратиться в Росприроднадзор ЯНАО.

Начальник отдела надзора за водными и земельными ресурсами Росприроднадзора по ЯНАО Андрей Колосенко пояснил Znak.com, что на днях его ведомство получило анонимное сообщение о сбросе сточных вод в озеро Нгарка-Нерадсалято, но реагировать на него не будет. «Информацию необходимо проверять, устанавливать собственника или организацию, которая эксплуатирует аэропорт. Это озеро не попадает под контролируемый нами перечень федеральных объектов. Если объект относится к региональному перечню, этим занимается департамент по природопользованию. В любом случае сброс сточных вод просто так запрещен. Теоретически аэропорт не может работать по замкнутой системе. Если есть свои очистные сооружения, то они очищают, и в этом случае сбрасывают в водоем чистую воду. То, что вода неочищенная – этот факт необходимо подтвердить. Но для проведения внеплановой проверки нам необходимы основания – хотя бы не анонимное сообщение. Для внеплановых проверок больше возможностей у природоохранной прокуратуры, она может запросить любую информацию. Добраться до озера сложно, оно находится в труднодоступном районе. Туда ведут дороги, проложенные «Газпром добыча Надым», они не имеют права ограничить доступ к озерам. Но могут ограничить проезд по дороге, для этого они и ставят КПП на ней. Любым другим путем – объехать КПП, добраться на своем транспорте, хоть вертолетом – можно, но непросто».

Колосенко рассказал также, что его ведомство проверяло Бованенково год или два назад и претензий к водным объектам не было: «Проверки проходят раз в три-четыре года, не чаще. Мы ограничены в проведении проверок законом о защите юридических лиц. Запрос любой информации может расцениваться как проверка, а её должен кто-то инициировать».

В итоге круг между надзорными ведомствами и региональными чиновниками замкнулся. Прокуратура направляет в профильный департамент округа, там отправляют в Росприроднадзор, а оттуда – снова в прокуратуру.

В «Гринпис России» Znak.com сообщили, что пока не знакомы с этой ситуацией, но записали данные о ней.

Между тем, как считает руководитель токсической программы «Гринпис России» Дмитрий Артамонов, труднодоступность – это не оправдание для прокуроров или Росприроднадзора. «Для проверки им действительно нужен соответствующий приказ. Сброс сточных вод в принципе запрещён Водным кодексом РФ. И если стоки не очищаются, это означает, что туда должен приехать представитель Росприроднадзора вместе с прокурором, составить акт, а по итогам выдать предписание, которое бы запрещало сбрасывать стоки в озеро. Другое дело, если речь идёт о «Газпроме», то эти требования могут не выполняться. Потому что это «Газпром». Необходимо понять, о каких стоках идёт речь. Есть два варианта – либо это бытовые отходы (и это плохо, но не смертельно), либо это стоки промышленные. Во втором случае речь может идти о серьёзном загрязнении, особенно в условиях Арктики, так как процессы распада нефтепродуктов идут в этом регионе значительно медленнее, нежели на «большой земле».

/http://www.znak.com/yamal/articles/23-10-21-02/103133.html/



Print This Post Print This Post
©2017 Pro-arctic.ru