Нефтегазовый потенциал Арктики в оценке МЭА

Мария Кутузова, главный редактор.

Международное энергетическое агентство выпустило в июне этого года новое исследование «Россия-2014. Детальный обзор энергетической политики». Согласно выводам экспертов агентства, в долгосрочной перспективе стратегически важными нефтегазодобывающими регионами в России станут арктический шельф (Баренцево и Карское моря), Восточная Сибирь и дальневосточные месторождения. В своём новом исследовании специалисты МЭА уделяют особое внимание вопросам оценки ресурсного потенциала российской части Арктики и перспективам его освоения.

Переход к разработке дорогих ресурсов.

По мнению экспертов, Россия – крупнейшая арктическая держава, располагающая значительным ресурсным потенциалом углеводородов в Арктике, который составляет, согласно оценке МЭА, порядка 76,3 млрд т нефтяного эквивалента. Тогда как извлекаемые запасы, как считают специалисты агентства, не превышают 9,6 млрд  т н. э.

Ресурсы газа, оцениваемые в 21,4 трлн куб. м, намного превосходят объёмы нефти в данном регионе. Однако, как отмечают специалисты, в России отдаётся приоритет освоению нефтяных ресурсов Арктики, особенно в Карском море, поскольку для их разработки и экспорта требуется гораздо менее дорогостоящая инфраструктура.

34399_x660

Хотя от арктических ресурсов в России ожидают многого, прогнозы МЭА по нефтедобыче в Арктике, приведённые в последнем Обзоре мировой энергетики, остаются скромными – 0,11 млн баррелей в сутки, или 1,1% совокупного производства нефти в Российской Федерации к 2035 г. Международное энергетическое агентство, со ссылкой на Роснедра, оценивает извлекаемые запасы в российской части бассейна Баренцева моря в 2,2 млрд т нефти и 1,2 трлн куб. м природного газа.

В своём исследовании МЭА призывает к проведению дальнейшей геологоразведки на арктическом шельфе для решения главной задачи, стоящей сейчас перед РФ, которая заключается в минимизации ожидаемого спада добычи нефти на зрелых месторождениях Западной Сибири. «Необходимость освоения следующего поколения нефтяных ресурсов и замещения старых месторождений подводит нефтяную отрасль России к важнейшему переломному моменту с точки зрения навыков, технологий и затрат. Российской нефтяной отрасли потребуются беспрецедентные уровни инвестиций и технологической модернизации наряду с привлечением зарубежного опыта и капитала», – отмечают специалисты агентства.

Основные российские компании, по мнению МЭА, осознают стоящую перед отраслью задачу и уже начали объединять усилия с международными компаниями, а также увеличивать свои инвестиции в арктические проекты. Вместе с тем российское правительство начало принимать меры по поддержке перехода от разработки менее капиталоёмких запасов к более затратным, ввело значительные налоговые льготы с целью стимулирования извлечения следующего поколения российских нефтяных ресурсов.

В своём новом исследовании МЭА отмечает необходимость жёсткого контроля затрат на добычу, транспортировку и экспорт, которые могут потребоваться в случае изменений ценовой ситуации на международных рынках. Правительству РФ нужно изыскать новые источники наполнения бюджета через диверсификацию экономики, поскольку льготы приведут к снижению налоговых поступлений от добычи нефти в долгосрочном периоде.

Международное энергетическое агентство считает, что при освоении более затратных ресурсов в традиционных и новых регионах нефтедобычи приоритет должен быть отдан наиболее рентабельным источникам углеводородов. Освоение нового поколения ресурсов приведёт к значительному росту затрат российских компаний на добычу, поскольку потребует увеличения объёмов бурения, использования более совершенных технологий и проектных специалистов и менеджеров самого высокого класса, которых зачастую сегодня приходится привлекать из иностранных компаний-партнёров.

Арктика – дело государства и иностранных партнёров.

МЭА отмечает доминирование государственных компаний в российской нефтегазовой промышленности. Существующее в России законодательство ограничивает доступ частных компаний к шельфовым месторождениям вне совместных предприятий с «Газпромом» или «Роснефтью». Тогда как оживление нефтедобычи в стране в 1999-2004 годах было вызвано преимущественно деятельностью частных компаний («ЛУКОЙЛа», «Сургутнефтегаза», «Сибнефти» и ЮКОСа). В то время как сейчас ответственность за поддержание нефтедобычи в России (на текущем уровне в долгосрочной перспективе) всё в большей степени ложится на государственную компанию ОАО «НК «Роснефть».

Arc-00012_x660

И хотя в целом для стран МЭА также характерно наличие значительной государственной собственности, эксперты отмечают значительные отличия в энергетической политике России и ряда западных стран. В частности, приводится пример Норвегии. Национальная компания Statoil на 67% принадлежит государству, тем не менее, в её отношении в стране действуют те же правила, что и для частных компаний. В последние годы в этой стране отмечен бурный рост в сфере разведки и разработки морских месторождений, который в значительной мере связывают с деятельностью частных предприятий. Недавно российская компания «ЛУКОЙЛ», которая не может самостоятельно добывать нефть и газ на арктическом шельфе в России, получила лицензию в норвежской части Баренцева моря, отмечает МЭА.

Согласно изменениям 2008 г. в Федеральном законе №2395-1 «О недрах», в аукционах на получение лицензий на освоение континентального шельфа имеют право участвовать только компании с более чем пятилетним стажем морской разведки, в которых государственное участие составляет более 50%. Что означает, что частным компаниям закрыт доступ в эти области, несмотря на то что, например, у ОАО «ЛУКОЙЛ» есть обширный опыт морской добычи и геологоразведочных работ. Частные компании имеют доступ к ресурсам только в рамках границ внутренних и территориальных морей, таких как Каспийское. В результате этого лицензии в арктических акваториях были распределены между ОАО «Газпром» и ОАО «НК «Роснефть» в соответствии с Генеральной схемой развития нефтяной отрасли до 2020 г.

МЭА особо отмечает: «Шаг вперёд в развитии геологоразведки на арктическом шельфе России был сделан в 2012-2013 годах, когда было признано, что российским компаниям понадобятся зарубежные партнёры для успешной разработки труднодоступных ресурсов. Несколько международных корпораций заключили соглашения о создании совместных предприятий с «Роснефтью» по ведению разведочных работ на нескольких лицензионных участках в Карском, Баренцевом, Охотском и Чёрном морях. Хотя лицензией на их изучение и освоение владеет российская компания, были заключены акционерные соглашения с 33,33% участием зарубежной корпорации в совместном предприятии, что подтверждает её намерение финансировать разведочные работы в соответствии с лицензионными обязательствами, а также разрабатывать совместные технологии».

По мнению специалистов агентства, независимым нефтяным компаниям, работающим совместно с указанными двумя российскими государственными игроками, приходится идти на повышенные риски. Согласно применяемым схемам, разработанным для разведочных работ на шельфе Арктики, эти компании являются миноритарными акционерами в зарегистрированных за рубежом совместных предприятиях, в которых российские государственные компании «Газпром» и «Роснефть» являются мажоритарными акционерами. В случае если будут обнаружены газовые и нефтяные залежи и будет решено перейти к стадии добычи, российский партнёр возместит свою долю расходов на разведочные работы. Данные соглашения также включают в себя договор обоюдного участия в некоторых проектах, которые международные нефтяные компании ведут за рубежом (например, в Северной Америке, Северной Африке и Северном море), что позволит «Роснефти» получить опыт и развивать свой бизнес на международном рынке, а иностранным партнёрам понять преимущества такого сотрудничества.

Иностранные компании настаивают на регистрации совместных предприятий за пределами России, мотивируя это тем, что таким образом можно добиться большей юридической безопасности. И российские компании, и их зарубежные партнёры создали сложные договорные рамки для преодоления пробелов и неопределённостей в российском законодательстве. Таким образом, по мнению экспертов МЭА, существует необходимость дальнейшего прояснения законодательной и нормативной базы в РФ для обеспечения функционирования партнёрств между иностранными и российскими компаниями.

Соглашения по обмену активами поддерживаются в России правительством. В будущем, по мнению специалистов агентства, может быть заключено ещё больше таких соглашений. «Геологоразведочные работы с участием зарубежных нефтяных компаний могут послужить началом второй волны международных партнёрств в рамках новой модели соглашений о распределении рисков (после первого этапа в середине 90-х годов прошлого века с применением соглашений о разделе продукции, в которых изначально российские компании являлись миноритарными акционерами). На данный момент такая модель распределения рисков согласована с заинтересованными иностранными компаниями и предлагает разумный подход к совместной разработке ресурсов, учитывая тот факт, что Россия чётко дала понять, что она не хочет, чтобы иностранные компании владели лицензиями, и отвергает любой возврат к использованию соглашений о разделе продукции. Лицензиями владеет российская государственная компания, а зарубежная может заниматься разведкой от её имени без получения лицензии», – отмечается в исследовании.

Главной проблемой на данный момент, по мнению МЭА, является обеспечение эффективной законодательно-нормативной базы для гарантий того, что «участие иностранной компании не будет прекращено после обнаружения месторождения, для определения роли оператора и адаптации к факту, что лицензией владеет только российская компания, а также обеспечение твёрдой юридической базы, которая будет защищать миноритарные права иностранных партнёров». В таких условиях разработка арктических ресурсов является всё ещё неопределённой перспективой. Для неё потребуется не только нахождение извлекаемых ресурсов, но и внесение уточнений в нормативно-законодательную базу. Таким образом, по мнению МЭА, полное освоение ресурсного потенциала Арктики – дело отдалённого будущего, для которого потребуется более полное знание об уровне извлекаемых экономически целесообразными методами запасов на шельфовых лицензионных участках.

Как отмечают специалисты, «Роснефть» и ExxonMobil намереваются в 2014 г. провести разведочное бурение в Карском море. Правительство РФ предоставило арктическим проектам полное освобождение от НДПИ и экспортной пошлины до 2042 г. Однако для привлечения значительных инвестиций, по мнению агентства, потребуются дополнительные стимулы с учётом прогнозируемых высоких затрат на добычу.

Prirazlontaya_Platforma_x660

Тем не менее, в декабре 2013 г. «Газпром нефть» уже начала разработку Приразломного нефтяного месторождения в Печорском море и планирует добывать 7 тыс. баррелей в сутки, или 300 тыс. т нефти в 2014 г. Как ожидается, максимальный уровень добычи, будет достигнут в 2016 г. и составит 6 млн т в год (около 139 тыс. баррелей в сутки). Однако возможны задержки. Это месторождение, открытое в 1989 г., расположено на шельфе Печорского моря, в 60 км от береговой линии, на глубине 19-20 м. Проект предусматривает бурение 36 скважин с помощью двух технологических судов ледового класса. Запасы составляют около 70 млн т (около 595 млн баррелей) нефти. Внимание к месторождению привлекла недавняя попытка активистов «Гринпис» забраться на платформу, чтобы выразить свои опасения относительно защиты окружающей среды.

Защита экологии – главный приоритет.

МЭА отмечает, что важнейшее значение при освоении российских арктических месторождений будут иметь соблюдение высоких технологических, экологических стандартов и безопасности, прозрачность деятельности и процедуры предоставления отчётности. В частности, ликвидация нефтяных разливов и аварийное реагирование в такой чувствительной среде, как арктический шельф, должны быть надёжными, гибкими и эффективными, чтобы сократить до минимума потенциальное воздействие на окружающую среду.

Специалисты агентства говорят о необходимости разработать в России методы для выбора наиболее подходящих, эффективных и безопасных технологий. Нормативно-правовое регулирование освоения морских месторождений в российской части Арктики должно включить в себя самый передовой международный опыт в этой области, в частности принятие подходов Incident Command System (Системы управления в чрезвычайных ситуациях). В то же время специалисты Международного энергетического агентства признают, что Федеральный закон от 30 декабря 2012 г. №287 «О внесении изменений в Федеральный закон «О континентальном шельфе Российской Федерации» и Федеральный закон “О внутренних морских водах, территориальном море и прилежащей зоне Российской Федерации”» является правильным шагом в этом направлении и только выиграет от дальнейшего расширения.

По мнению специалистов агентства, для обеспечения добычи в ближайшие десятилетия в Арктике России необходимо предпринимать дальнейшие шаги по ведению поисково-разведочного бурения. Компаниям предстоит ещё многое сделать для того, чтобы извлечение запасов в регионе стало экономически обоснованным и проходило безопасно с сохранением устойчивости арктических экосистем.

SPBU-Arcticheskaya_x660

Российское правительство начало заниматься вопросами, связанными с защитой чувствительных экологических систем Арктики. В частности, они рассматриваются в Стратегии развития Арктической зоны Российской Федерации и обеспечения национальной безопасности на период до 2020 г. Как отмечается в новом исследовании МЭА: «Разработка арктических ресурсов сопряжена со значительными экологическими и технологическими трудностями в связи с необходимостью бурения в суровых климатических условиях с платформ, окружённых льдом, при очень низких температурах. Глубина моря не создаёт больших проблем при бурении, поскольку большинство ресурсов залегает на мелководье, возможна прокладка трубопроводов по дну моря, однако их эксплуатация будет сопряжена с большим риском в связи с тем, что они могут пролегать на маршрутах миграции айсбергов. За этим стоят огромные логистические и инфраструктурные сложности – для суровых климатических условий необходимо разработать и эксплуатировать специальные трубопроводы, сотни специализированных платформ и вспомогательных судов, десятки сейсморазведочных судов и инфраструктуру для тысячи рабочих».

По мнению экспертов, любая крупная авария с последствиями для окружающей среды может поставить под вопрос реализацию многих проектов в регионе. Поэтому чрезвычайно важно разработать очень надёжную систему безопасности и защиты окружающей среды, одновременно обеспечив использование наиболее передовых технологий. «Газпром» совместно с норвежскими партнёрами активно участвует в проекте «Баренц-2020», чтобы обезопасить добычу углеводородов в Баренцевом море. «Роснефть» совместно с ExxonMobil основала Арктический научно-проектный центр шельфовых разработок в Санкт-Петербурге, который среди прочего занимается исследованием ключевых технологий разработки шельфа, таких как буровые установки, морские ледостойкие стационарные платформы и подводные системы подготовки к транспортировке. «Роснефть» и некоторые из её иностранных партнёров, такие как Eni и Statoil, намерены поддерживать экологию региона на основании Декларации об охране окружающей среды и сохранении биологического разнообразия при разведке и разработке минеральных ресурсов арктического континентального шельфа Российской Федерации.

Как считают специалисты агентства, Арктика обладает мощным потенциалом для удовлетворения будущих потребностей в энергии, но этот он может быть реализован только в случае, если экологические и технические сложности при добыче арктических ресурсов будут решены, а к их разработке с самого начала будут применяться самые высокие стандарты. «Любая авария может иметь катастрофические последствия для уязвимых арктических экосистем. Любой неправильный шаг в отрасли может отложить начало разработки ресурсов Арктики на десятилетия. Ошибкам в регионе нет места», – отмечает МЭА. Таким образом, экономическая деятельность в Арктике приведёт к сильной взаимозависимости и потребует тесного сотрудничества всех участников. По мнению специалистов агентства, укрепление сотрудничества на Крайнем Севере через Арктический совет или Совет Баренцева/Евроарктического региона станет ключевым для выработки и поддержания стандартов международного управления, необходимых для гарантии того, что коммерческие возможности, открываемые в Арктике, осваиваются при должном внимании к окружающей среде.

Газовые арктические перспективы.

Правительство РФ предоставило беспрецедентные налоговые стимулы для продвижения разведочных работ на морских участках Арктики, включая неограниченные освобождения от уплаты налога на добычу полезных ископаемых (НДПИ), от уплаты экспортной пошлины (с ограничениями до 2042 г. для ресурсов Арктики) и налога на имущество организаций, и амортизационные каникулы. Для арктического проекта Ямал СПГ – континентального проекта – правительство РФ ввело нулевой НДПИ до достижения накопленного объёма добычи газа в 250 млрд куб. м и нулевую пошлину на неограниченный период времени. В своём новом исследовании Международное энергетическое агентство отмечает: «В концепции новой Энергостратегии на период до 2035 г., опубликованной в январе 2014 г., правительство России поставило амбициозную задачу повышения добычи на морских месторождениях Арктики до 10% общей добычи газа к концу действия этой стратегии. Достижение этой цели будет зависеть от затрат на добычу и транспортировку, особенно в случае транспортировки в виде СПГ, и, следовательно, от налоговых стимулов со стороны государства».

Yamal_SPG_x660

В последние несколько лет Россия также приступила к реализации стратегии развития экспорта сжиженного природного газа в страны Азии для получения доли на этом быстрорастущем рынке и диверсификации направлений экспорта газа, учитывая, что на традиционном для российского газа европейском рынке интенсивного развития дополнительного спроса на импорт газа ожидать не приходится. Данная стратегия сможет не только расширить возможности для экспорта в АТР, но и должна способствовать благоприятному развитию Арктики и Дальнего Востока.

В настоящее время Россия разрабатывает свою новую газовую стратегию с целью увеличения объёмов экспорта газа в страны АТР. Принятая в 2009 г. «Энергетическая стратегия России на период до 2030 г.» поставила задачу увеличить долю РФ в общей структуре экспорта газа в страны АТР с 0% в 2008 г. до 10-12% в 2013-2015 годах, 15-17% в 2020-2022 годах и 20% в 2030 г. Вслед за этим в государственной программе «Энергоэффективность и развитие энергетики до 2020 г.», принятой в марте 2013 г., Россия поставила задачу получить к 2020 г. долю в 10,2% на рынке глобальной торговли СПГ. Среди движущих сил такой политики – желание разрабатывать и монетизировать газовые запасы Восточной Сибири, Дальнего Востока, Арктики, развивать эти регионы и диверсифицировать экспорт за пределы Европы, где потенциал роста объёмов экспорта сравнительно ограничен.

Правительство РФ прямо поддерживает данный процесс и ввело налоговые стимулы: освобождение от уплаты экспортной пошлины и НДПИ для проектов экспорта сжиженного природного газа с месторождений на Ямале и Дальнем Востоке, а также прямую финансовую и техническую поддержку. Порт Сабетта, в котором будет происходить отгрузка газа с завода Ямал СПГ, будет построен на средства из федерального бюджета, также будут выделены атомные ледоколы для навигации в порту и ледокольной проводки. В настоящее время экспортная пошлина на сжиженный природный газ отсутствует.

МЭА отмечает, что до 2006 г. «Газпром» имел фактическую монополию на экспорт российского газа. С 2012 г. «НОВАТЭК» и «Роснефть» усиленно лоббировали получение права на экспорт СПГ. В результате 30 ноября прошлого года был утверждён и с 1 декабря 2013 г. вступил в силу Федеральный закон №318, который регулирует экспорт СПГ и открывает возможности экспорта сжиженного природного газа компаниям, не относящимся к ОАО «Газпром». Тем не менее, согласно новому закону некоторые ключевые условия ограничивают право на экспорт сжиженного природного газа: этим могут заниматься компании, которые на 1 января 2013 г. располагали лицензиями на добычу газа, предусматривающими строительство завода по производству СПГ или добычу газа для сжижения; или компании (или их дочерние компании), в которых государство контролирует более 50% акций, которые разрабатывают морские месторождения на участках недр внутренних вод, территориальных морей и континентального шельфа России. Таким образом, в дополнение к ОАО «Газпром» разработкой проектов СПГ теперь могут заниматься «Роснефть» и «НОВАТЭК». В то же время российское правительство будет надзирать за экспортом СПГ. Согласно статье 2 закона экспортёры будут обязаны предоставлять в Минэнерго информацию об объёмах экспортируемого газа.

Сразу же после принятия закона о либерализации СПГ, в декабре 2013 г. было принято окончательное инвестиционное решение о проекте Ямал СПГ (60% – «НОВАТЭК», 20% – Total и 20% – CNPC). По мнению МЭА, это решение знаменует собой значительный прорыв, поскольку поддерживает наиболее продвинутый проект по экспорту СПГ (второе после «Сахалина-2» производство сжиженного природного газа). Добыча газа в рамках Ямал СПГ будет обеспечиваться за счёт разработки Южно-Тамбейского месторождения, находящегося на суше. Газ будет перерабатываться посредством трёх технологических линий по 5,5 млн т в год. Общая производительность составит 16,5 млн т СПГ в год. По информации «НОВАТЭК», ввод в эксплуатацию первой технологической линии намечен на конец 2016 г. с первыми коммерческими поставками в начале 2017 г., а затем ввод второй линии в 2018 г. и третьей – в 2019 г. Однако, как прогнозирует МЭА, можно ожидать задержки с вводом их в эксплуатацию ввиду больших проблем с сооружением необходимой инфраструктуры, несмотря на то что работы по её сооружению начались ещё до принятия инвестиционного решения. Сообщалось о прибытии на месторождение более 4 тыс. рабочих в феврале 2014 г. Сметные расходы проекта Ямал СПГ уже увеличены с 20 до 27 млрд долларов.

Как отмечает МЭА, торговая компания Ямал СПГ быстро и успешно подписала договоры купли-продажи с компаниями Total, «НОВАТЭК», Gas Natural Fenosa (2,5 млн т, или 3,2 млрд куб. м в года на протяжении 25 лет), CNPC (3 млн т на протяжении 20 лет), при этом стандартные ценовые формулы зависят от конкретного рынка. К примеру, цена по контракту с CNPC привязана к средней цене на нефть по индексу Japanese Crude Cocktail. По состоянию на май 2014 г. практически весь объём газа уже законтрактован. Газ Ямал СПГ может поставляться в страны АТР по Севморпути летом или же через Суэцкий канал в зимний период с перевалкой груза на более крупные суда в некоторых европейских морских портах. Согласно подсчётам экспертов, до 16 танкеров-газовозов ледового класса ARC7, способных ходить в арктических водах без сопровождения ледоколов, уже были заказаны на судоверфях Daewoo в Корее.

По запросу со стороны ОАО «НОВАТЭК», правительство РФ опубликовало новое распоряжение от 19 декабря 2013 г. №2413-р «О внесении изменений в распоряжение Правительства Российской Федерации №1713-р» («О развитии производства СПГ на полуострове Ямал»), в соответствии с которым на второй завод СПГ на базе газовых месторождений Гыданского полуострова были распространены правовые нормы, действующие для проекта Ямал СПГ. Для второго арктического производства сжиженного газа в России, которое также будет иметь три технологические линии совокупной мощностью 16,5 млн т, будет введён нулевой НДПИ до достижения накопленного объёма добычи газа в 250 млрд куб. м и нулевая экспортная пошлина. В данный момент ведутся геологоразведочные работы и технико-экономическое обоснование проекта. «Роснефть» также сможет развивать свой собственный проект в этом регионе, используя порт Сабетта, построенный на федеральные средства. Компания в настоящее время ведёт разведку в близлежащих прибрежных районах и надеется обнаружить значительные экономически извлекаемые запасы газа.

Российским газодобывающим компаниям МЭА советует разрабатывать только наиболее экономически эффективные газовые ресурсы и проекты, искать выходы на новые рынки, поскольку спрос как на внутреннем, так и на внешних традиционных рынках станет основным сдерживающим фактором для развития потенциала добычи российского газа. Развитие производства СПГ позволит разрабатывать новые ресурсы газа и развивать экспорт на новые рынки. Однако России потребуется обеспечить конкурентоспособность цен на поставляемый газ, поскольку рост спроса будет ограничен.

Приоритетом также должно стать быстрое принятие стратегических решений, а также эффективная реализация проектов. Некоторым из разрабатываемых в России проектов, по мнению специалистов МЭА, не хватает чёткости и последовательности, что может заставить потенциальных потребителей отказаться от идеи закупки российского газа и сосредоточить своё внимание на альтернативных вариантах. Фактор надёжности будет играть важную роль, и для того чтобы добиться успеха в стратегии экспорта СПГ, России понадобится участие зарубежных игроков в этих проектах, поскольку иностранные компании могут поделиться опытом управления и способствовать получению финансирования для их реализации.



Print This Post Print This Post
©2017 Pro-arctic.ru