Штокман – это борьба интересов.

Юрий Банько, «Мурманский вестник», 15 мая 2013 г.

SDAGesized_DSC_1346_x220 Что только не писали о Штокмановском проекте в последние годы. Кто-то ставил на нём жирный крест, кто-то утверждал, что он будет реализован в ближайшие годы, другие относили сроки начала добычи газа на более отдалённую перспективу. Но однозначно можно сказать, что сотрудничество «Газпрома» с норвежской компанией Statoil и французской Total ни к чему хорошему не привело. В результате – потраченные полтора миллиарда долларов, упущенные четыре года, которые могли быть использованы более эффективно, утерянные рынки сбыта сжиженного природного газа, разочарование жителей Мурманской области.

В интервью «Власть с женским характером», опубликованном недавно в «Российской газете», губернатор Марина Ковтун на вопрос, как повлияло на стратегию развития Мурманской области решение о переносе сроков реализации Штокмановского проекта, ответила: «Вы даже не представляете, насколько сильно. Штокман долго был голубой мечтой, главным мостиком в будущее для региона. Жители области много надежд связывали с разработкой этого месторождения. Все перспективные планы развития Кольского края были созданы с опорой на этот проект. Теперь нужно фактически всё начинать заново. Ставлю задачу – научиться жить без Штокмана».

Губернатор при этом заявила: «Штокман мы не хороним».

Появились сообщения, что «Газпром» вернулся к обсуждению Штокмановского проекта со своим французским партнёром Total. Глава «Газпрома» Алексей Миллер и президент Total Кристоф де Маржери договорились подготовить «дорожную карту» с целью подписания нового соглашения по Штокману.

В рамках проекта Центральное конструкторское бюро морской техники «Рубин» по заказу «Газпрома» спроектировало морскую вертолётную платформу. Платформа с габаритами 150 на 100 м, где одновременно смогут находиться до 5 вертолётов и до 100 транзитных пассажиров, предназначена для круглосуточной и круглогодичной эксплуатации в Баренцевом море в течение 40 лет. Она будет промежуточной между морским комплексом добычи и посёлком Териберка. Замглавы Минэнерго РФ Кирилл Молодцов, ранее занимавший пост вице-президента компании-оператора проекта Shtokman Development, недавно заявил, что разработка технической концепции реализации Штокмановского проекта займёт три года. Он отметил, что «Газпром» в настоящее время ведёт консультации с заинтересованными сторонами о технологических решениях и других деталях Штокмана.

SDAGЫPB140077_x660

В декабре прошлого года «Газпром» сообщил, что самостоятельно продолжает реализацию Штокмановского проекта и планирует объявить конкурс по выбору проектировщика завода СПГ мощностью 30 млн т в год.

27 марта «Газпром» в своей отчётности сообщил, что выкупил долю Statoil в Shtokman Development (оператор разработки месторождения) за 790 тыс. рублей (25,5 тыс. долларов). С учётом доли, приобретённой обществом ранее, доля «Газпрома» составляет 75% и оценивается в 22,348 млрд рублей.

Оптимизма добавили итоги апрельского визита в Нидерланды Владимира Путина, где был подписан в том числе договор между «Газпромом» и компанией Royal Dutch Shell о намерениях по совместной геологоразведке и добыче углеводородов на арктическом шельфе РФ и глубоководных проектах Shell в третьих странах. Royal Dutch Shell имеет огромный опыт работы на шельфе и, хочется надеяться, станет надёжным партнёром «Газпрома».

Не стоит забывать и о том, что 20 февраля 2013 г. президент Владимир Путин утвердил Стратегию развития Арктической зоны РФ до 2020 г., в которой описан целый комплекс мер по укреплению позиций России в Арктике. Планы грандиозные: изучить арктический шельф, подготовить ресурсы нефти и газа к освоению и сформировать в Арктике резервный фонд месторождений.

Премьер-министр Дмитрий Медведев на заседании правительства, на котором рассматривалась программа воспроизводства и использования природных ресурсов до 2020 г., заявил о необходимости изучения ресурсной базы арктического шельфа, особенно на фоне интереса к региону со стороны других государств.

В этих условиях, Минприроды РФ предложило направить свыше 3 трлн рублей до 2020 г. на программу воспроизводства и использования минерально-сырьевой базы и геологическое изучение недр. Основной объём финансирования – 2,4 трлн рублей – должен пойти на разведку углеводородного сырья.

Необходимо создать 254 судна для освоения шельфа общей стоимостью 826 млрд рублей. Речь идёт о 34 платформах, 27 научных кораблях, 35 танкерах, 23 газовозах, 20 ледоколах, 90 судах обеспечения и 25 – для монтажных и подводных работ.

Задача – к 2030 г. добиться добычи нефти на шельфе в объёме около 60 млн т. Но для этого нужно в ближайшие 10-15 лет провести геологоразведку всех арктических морей России. Необходимо создать 254 судна для освоения шельфа общей стоимостью 826 млрд рублей. Речь идёт о 34 платформах, 27 научных кораблях, 35 танкерах, 23 газовозах, 20 ледоколах, 90 судах обеспечения и 25 – для монтажных и подводных работ.

А что же наши западные соседи? Норвежская компания Statoil продолжает дискуссии с «Газпромом» по освоению Штокмановского газоконденсатного месторождения. Об этом на конференции Института Адама Смита в Москве только что сообщил глава Statoil в России Ян Хельге Скоген. По его словам, компания надеется найти коммерчески выгодное решение по проекту. Известно, что в марте вице-президент Statoil Али Маджид сообщил, что «Газпром» и Statoil в настоящее время обсуждают выбор оптимального варианта технического освоения проекта. Он также отметил, что компания готова подумать об использовании плавучего завода по производству сжиженного природного газа. По словам Маджида, рассматриваются два альтернативных варианта освоения Штокмана – подводное с транспортом до берега и подводное с мелководной платформой для компримирования.

Statoil для реализации Штокмановского проекта предлагает новые технологические решения, в частности, построить пятисотметровую добычную платформу, на которой расположится завод по сжижению газа.

– Мы заинтересованы в том, чтобы вернуться в Штокман. Но это предполагает новые концепции развития, а также улучшение условий для оффшорных проектов и для иностранных компаний в России. Мы ведём диалог с «Газпромом» о различных технологических решениях, но мы не хотим обсуждать это в СМИ, – говорит пресс-секретарь компании Statoil Борд Глад Педерсен. Он подтвердил, что Statoil не хочет, чтобы одновременно на Штокмановском месторождении строились установки и для трубопроводного газа, и для СПГ.

С одной стороны, плавучий СПГ-завод можно перемещать на другие газовые месторождения или в другие регионы, если того требуют технические или экономические условия.

Но давайте посмотрим на проблему с другой стороны. Опыта по строительству подобных заводов в мире практически нет. Лишь одна подобная установка для работы на шельфе Австралии строится по заказу компании Shell. Для разработки проекта потребуются годы. Естественно, эта платформа будет строиться не в России, а значит, своими заказами и рабочими местами «Газпрому» придётся обеспечивать не отечественные заводы, а иностранные. Естественно, никто, и это подтвердил опыт четырехлётнего сотрудничества «Газпрома» со Statoil и Total, новейших технологий и оборудования нам не передаст. Без заказов останутся отечественные сталелитейные и трубопрокатные заводы, которые готовы к выпуску труб для подводных трубопроводов, наши НИИ и КБ, машиностроительные и судостроительные заводы.

Можно будет поставить крест и на перспективах газификации Мурманской области.
Норвегия же, предложив такой вариант добычи газа со Штокмана, получит ещё несколько лет передышки для завоевания рынков в Западной Европе, где она конкурирует по поставкам газа с «Газпромом», проведёт геологоразведку на шельфе Баренцева моря и благополучно начнёт добычу нефти и газа с использованием уже имеющихся у неё технологий.

Ведь ещё 9 января Statoil заявил о капиталовложениях на 2013-2014 годы в 5,7 млрд долларов в освоение соседнего с российским Штокманом месторождения Ааста Хастин. Эти и примыкающие норвежские ресурсы сопоставимы со штокмановскими. Также Statoil подписал норвежско-исландское соглашение о совместном освоении приарктического шельфа Исландии и норвежского острова Ян-Майен: в этом регионе газовые ресурсы оцениваются в 600 млрд кубометров.

А России и «Газпрому» тем временем предлагается корпеть над проектом строительства гигантской платформы, упуская время и возможности для развития своей промышленности.

/«Мурманский вестник»/



Print This Post Print This Post
©2017 Pro-arctic.ru