Роман Самсонов: Контроль за добычей нефти и газа в Арктике требует усиленной координации различных ведомств

Sansonov_new

Минэнерго по поручению вице-премьера РФ Дмитрия Козака проработает создание надзорного органа, контролирующего реализацию нефтегазовых проектов на шельфе России. Ведомство организует рабочую группу, в которую войдут представители органов исполнительной власти, организаций и научного сообщества. Она будет анализировать зарубежный опыт и нормы законодательства РФ в регулировании деятельности шельфовых нефтегазовых объектов.

Свой взгляд на систему надзора за реализацией проектов на Арктическом шельфе РФ и на работу по усилению экологической безопасности Агентству нефтегазовой информации представил руководитель направления «Газ и Арктика» Энергоцентра Московской школы управления «Сколково» Роман Самсонов

Во-первых, информация противоречивая. Она говорит прежде всего о том, что должен быть создан межведомственный координационный орган. Судя по всему, нужна экспертиза над этим вопросом, а он комплексный, потому что работа на шельфе, работа на море требует высокой степени координации и ответственности. Здесь одним из главных вопросов является экологическая и промышленная безопасность. Слишком высоки требования в этой области для шельфовой добычи.

Я исхожу из доступной информации. Есть желание объединить не просто чиновничьи структуры, которые имеют к этому отношение, но и привлечь специалистов, ученых, экспертов, которые могли бы существенно улучшить понимание проблемы. Мы, специалисты, которые занимаются экологической безопасностью, экологическими рисками, неоднократно говорили о том, что технологии, которые используются на нефтегазовых месторождениях в Арктике, требуют совершенствования, серьезного отношения, разработки высоких требований и стандартов. И этот вопрос касается не только внутренних территориальных вод России, это касается в том числе территорий приграничных стран. Очень высокие требования предъявляются к экологическим выбросам и со стороны морских регуляторов, идет борьба с использованием тяжелых моторных топлив. От мазутов, надеемся, будет переход к СПГ, сжиженному метану.

Разработка месторождений находится в сфере деятельности разных министерств и ведомств. Надзор и регулирование находится в сфере Минприроды, разработка и технология — в сфере Минпромторга и, допустим, показатели по выработке и разработке — зачастую в сфере Минэнерго. Что такое надзор? Это не только соблюдение норм и правил, которые действуют, но это и работа на опережение, независимая экспертиза и инспекции. То есть в какой-то степени это элементы стратегического планирования и создания норм и правил, которые могут улучшить ситуацию. Ведь надзор — это в первую очередь соблюдение законодательства. В этой сфере необходимо совершенствование структуры разработки месторождений, неукоснительного соблюдения прописных правил. Известно положение о том, что работа на шельфе в Арктике пока ограничивает участие частных компаний. У нас лицензии на работу в арктической зоне есть только у Газпрома и Роснефти. В то же время у правительства РФ есть желание получить новые инвестиции и привлечь новые технологии. Надо создать стимулирующие условия, которые могли бы сформировать требования к компаниям и дать им такую возможность. На мой взгляд, это взаимосвязано. Потому что принимать такое решение, не имея достаточной экспертизы, конечно, опасно.

Я приветствовал бы создание такой структуры на уровне вице-премьера, обладающего большими полномочиями. И надо понимать, что тут не идет речь только о территориальной составляющей. Ведь идет разговор о континентальном шельфе РФ, куда входит не только Арктика, но и Балтийское, Черное и Азовское моря. Я буду на днях делать доклад об экологических аспектах разработки на шельфе, и проблемы сегодняшние сошлись в этой сфере.

Плюс санкционные ограничения, скажем, по подводным технологиям и большим глубинам. При этом необходимо иметь возможность применить нормы законодательства и зарубежный опыт для нашего шельфа.

Требования объединяются и вопросами экологии, и вопросами производственной безопасности, хотя технологически они могут различаться. Одно дело добывать нефть и газ на больших глубинах и другое — на пришельфовой зоне, где небольшие глубины, но сложная структура льда и прибрежных зон. Даже если разговор о шельфовых газовых объектах, они разнообразны, уже появляются такие, которых раньше не было. Как правило, это объекты с наличием нефти или конденсата, требующие специального подхода и удорожающие проекты. Кроме того, появились новые виды деятельности на море, скажем, строительство перегрузочной базы для сжиженного метана на Камчатке – НОВАТЭК планирует такую работу провести. И появляются инфраструктурные объекты, которые связаны с развитием сферы доставки, бункеровки топлива, они увеличивает количество морских транспортировок, в том числе танкеров, и уровень требований становится высоким. Ставятся задачи первичной подготовки нефти и газового конденсата прямо на месте добычи или отгрузки. Это непростые задачи.

И если разговор идет о том, что будет рекомендовано создание единого надзорного органа, то это приведет к разработке нормативных документов, которые будут регулировать и саму разработку.

Даже решение законодательно проблем создания искусственных островов, которыми можно считать любое инфраструктурное насыпное сооружение или платформы, требует особого отношения и регулирования.

Поэтому хорошо, что в этой рабочей группе планируется участие представителей научно-технического и организационного сообщества, но посмотрим, куда это выльется. Изначально при создании проектов на море таких органов их не было, как и самого законодательства, но были управления и организации в ключевых министерствах, которые концентрировали все планирование и деятельность в этой области.

Будем надеяться, что проводимая работа позволит также учесть и соблюсти цели устойчивого развития, которыми руководствуется большая часть мирового сообщества.

 

/angi.ru/



Print This Post Print This Post
©2018 Pro-arctic.ru