Археологи побывали на Медвежьем

 

4

9 июля Медвежий – самый удаленный от архипелага Шпицберген остров – посетили  археологи. Группа отправилась сюда для осмотра места проведения аварийных раскопок у русского становища, а также побывала на норвежской метеостанции. В поездке, организованной администрацией губернатора Шпицбергена, приняли участие норвежские и российские исследователи, губернатор Шпицбергена Одд Олсен Ингерё, генеральный директор треста «Арктикуголь» А.П.Веселов и представители Генконсульства РФ на Шпцибергене – Генконсул РФ на Шпицберген Ю.В.Грибков и атташе М.Г.Харитонов. О посещении Медвежьего археологи рассказали в интервью «Русскому вестнику Шпицбергена» (РВШ).

Беседовала Наталия ШМАТОВА

Участники обсуждения:

Виктор Державин, к.и.н., старший научный сотрудник Отдела археологии Московской Руси Института археологии РАН

Андрей Колесников, к.и.н., старший научный сотрудник, группа Арктической археологии  Института археологии РАН

РВШ:  Какие у вас впечатления от посещения Медвежьего?

ВД: Во-первых, чувство необыкновенного восторга, хотя и мимолетное, от посещения, еще одного не для всех, к сожалению, доступного уголка Арктики. Во-вторых, место, где мы побывали – район залива Нордхамна – как никакое другое на этом острове насыщено историческими  событиями, переплетением трагических судеб и, конечно, накалом человеческих страстей. В-третьих, мы также удовлетворены тем, что помогли норвежским коллегам разобраться, хотя бы отчасти, в не совсем понятном для них археологическом материале. Речь идет о памятниках, артефактах и исторических сведениях, связанных с русской историей. И для себя выяснили немало. А в целом полет на Медвежий остров оказался исключительно интересным и плодотворным, за что мы норвежской стороне весьма признательны.

АК: Первое впечатление – это непогода: ветер, туман, холод и мелкий дождь, в отличие от солнечных и теплых Лонгиира и Баренцбурга. Остались хорошие впечатления от посещения норвежской метеостанции. Там работают девять человек. Материально-технически они достойно обеспечены. Кстати, приятно удивило их меню: в рационе ученых на столь удаленном от архипелага острове есть даже свежие фрукты и овощи!

РВШ: Посещали ли Медвежий археологические экспедиции, российские и иностранные, в последние годы?

АК: Базовых археологических раскопок здесь никогда никаких не проводилось. Экспедиция Института археологии РАН во главе с археологом Вадимом Федоровичем Старковым посещала Медвежий в 1980-е гг. Вот и все посещение российских экспедиций. Норвежцы копают сейчас пару-тройку падающих в море квадратных метров. Копают медленно, тщательно, перетирая каждый комочек земли. И условия и средства позволяют им вести раскопки долго и скрупулезно.

ВД: Для российских экспедиций Медвежий остров давно закрыт, как, впрочем, и для иностранных. Действительно, экспедиция под руководством В.Ф.Старкова добиралась на судне до Медвежьего острова дважды  в далекие 1984 и 1989 гг., но в силу ограниченного времени и крайне плотного капитанского графика результаты этих поездок оказались в научном отношении ничтожными. В археологическом отношении остров почти не исследован. Хотя здесь визуально и выявлены интересные археологические объекты, но раскопкам они не подвергались. Известно, например, что в Международный полярный год 2007/2008 регистрацию памятников проводили шведские археологи по программе LASHIPA. Но назвать эту работу археологическими исследованиями трудно. Любительских раскопок, которые более ста лет назад проводились скандинавскими учеными, не-археологами, на архипелаге, на Медвежьем тоже не было. Из-за своей удаленности и труднодоступности остров избежал масштабных, подчас не всегда научно мотивированных, раскопок в 1980-е гг., которые, напротив, проводились на архипелаге археологами нескольких государств. В этом году мы впервые за 26 лет попали на остров по приглашению норвежских коллег.

РВШ: Освоение Медвежьего шло иначе, чем освоение архипелага, или развивалось по тем же канонам?

ВД: Канон, возможно, не совсем подходящее для этого исторического процесса слово. Скорее, речь может идти о схеме. Небольшой Медвежий расположен примерно посередине морского пути между Шпицбергеном и Европой, поэтому он в географическом отношении был обречен стать знаковым транзитным пунктом. Судам здесь можно было укрыться от непогоды, экипажам – передохнуть, запастись пресной водой. Но едва ли развитие промыслов в разные эпохи у китобоев, поморов и трапперов могло принять здесь широкий размах в силу небольшой, а значит, экологически крайне уязвимой территории. В XVII в. ежегодно на Шпицберген через Медвежий направлялось запредельное число китобойных судов. Китобои вряд ли равнодушно проходили мимо острова, не покусившись на его, как мы сейчас понимаем, весьма ограниченные ресурсы. А речь идет о многих десятках и даже сотнях кораблей за сезон. Англичане, к примеру, перед тем как заняться охотой на китов, в начале XVII в. в течение всего лишь нескольких скоротечных сезонных вылазок – иначе не скажешь – уничтожили на Медвежьем почти всю популяцию моржей, которая не скоро восстановилась. На Шпицбергене – совсем другое дело. Те же поморы в таких случаях в силу обширной территории архипелага могли перейти, например, в соседние заливы и даже на более значительные расстояния. На Медвежьем выбор благоприятных для промыслов участков был слишком ограничен. Поэтому запас экологической прочности у Шпицбергена был несопоставимо выше, чем у Медвежьего. И это несмотря на сплошное и бесконтрольное истребление морских животных на архипелаге, позволившее, тем не менее, вести их промысел в течение нескольких столетий. Так что, отличия, безусловно, были, и немалые.

РВШ: Чем интересен для археологов Медвежий?

ВД: Медвежий представляет безусловный интерес для исследователей, занимающихся различными историческими периодами, начиная с XVII в. Но главное – он притягивает своей  недоступностью, а следовательно, и таинственностью, всегда сопровождающей археологию.

РВШ: Какой памятник истории и культуры на Медвежьем сегодня наиболее интересен исследователям?

АК: Этих памятников не перечесть.

1

Археологи осматривают контрольную траншею в поисках погребений. На переднем плане – крест, установленный в 1899 г. капитаном крейсера «Светлана» А.М.Абазой.

2

Мыс Сан-Себастьян. Восточная сторона залива Нордхамна.

 

 

 

/http://www.arcticugol.ru/index.php/o-shpitsbergene/rvsh/91-rvsh/



Print This Post Print This Post
©2017 Pro-arctic.ru