Питер Возер

Исполнительный директор концерна Shell.

Деятельность нефтегазовых компаний находится сегодня под пристальным вниманием.

Наши усилия в Арктике представляют хороший пример. Как вы знаете, Shell сегодня активна в разведке и разработке потенциально огромных арктических запасов нефти и газа на Аляске (США), в Гренландии, России и Норвегии. Это регион огромных возможностей и больших рисков: экстремальные условия, огромный ресурсный потенциал и пристальное внимание со стороны надзорных органов. Для того чтобы справиться с этими вызовами, мы используем наши технологические ноу-хау, инновации в бурении и предотвращении разливов нефти. Не менее важно то, что мы стараемся вести себя таким образом, чтобы заслужить доверие и уважение людей, которых может затронуть расширение нашей деятельности. Огромным возможностям, открывающимся сегодня в Арктике, должна сопутствовать большая ответственность: необходимо защитить уникальную окружающую среду и её обитателей, управляя рисками и обеспечивая безопасное и ответственное развитие.

После шести лет подготовки Shell надеется в ближайшее время начать бурение разведочных скважин на мелководье северного побережья Аляски. Подготовительные работы являются беспрецедентными по своим масштабам. Наши планы в этом арктическом регионе находятся под пристальным изучением и контролем, возможно, как никогда ранее за всю историю мировой нефтегазовой промышленности. Удалённость Аляски, экстремальные климатические условия и чувствительная экология региона требуют чрезвычайных мер предосторожности. Так же как и близость коренных народов, которых полностью обеспечивает богатая экосистема Арктики. Мы признали, что крайне важно слушать и привлекать к сотрудничеству представителей местных общин. За последние несколько лет Shell приняла участие в более чем 450 встречах с представителями заинтересованных сторон на Аляске, чтобы лучше понять их проблемы.

Взяв на себя обязательства по отношению к ним, мы многому научились. И мы изменили наши планы: например, сократили программы бурения в два раза в связи с опасениями, что мы продвигаемся слишком быстро. Обязались покинуть этот район в то время, когда коренные жители Аляски ведут здесь охоту на китов. Будучи открытой и прозрачной компанией, уважительно выслушав и ответив на все опасения представителей местных сообществ, мы получили их поддержку, в том числе и тех, кто первоначально выступал против наших планов.

Ресурсы континентального шельфа Аляски оцениваются в 25 млрд баррелей нефти. Но, для того чтобы эффективно разработать эти ресурсы, мы должны работать максимально сосредоточившись на безопасности наших проектов и приверженности защите окружающей среды. После Макондо нефтегазовая промышленность просто не может позволить себе ещё одну такую страшную катастрофу, тем более в Арктике. Нельзя было ожидать ещё более пристального внимания, порой тяжёлого и обременительного, к деятельности нефтегазовых компаний в этом регионе. И хотя мы неуклонно стремимся к снижению рисков наших операций, стараемся работать безопасно, насколько это возможно, мы всегда должны быть готовы к наихудшему сценарию.

Наша промышленность продолжает развивать технологии для предотвращения и ликвидации возможных нефтяных разливов, в том числе на льду, сокращаем границы операционной среды, уменьшая риски потенциального воздействия нашей деятельности, а также повышаем безопасность работы в суровых погодных условиях. Например, не так давно Shell, Statoil и другие крупные энергетические компании начали крупное исследование нефтяных разливов в арктических условиях. Это привело к улучшению методов строительства скважин и готовности к предотвращению и ликвидации разливов. Для подготовки бурения на Аляске неоценимым оказался наш опыт работы в рамках сахалинского проекта у восточного побережья России. «Сахалин-2» является одним из крупнейших в мире интегрированных нефтегазовых проектов. И я горжусь тем, какое признание получил, благодаря качеству выполняемых работ, соблюдению экологических стандартов и поддержке местного сообщества.



Print This Post Print This Post
©2019 Pro-arctic.ru