Низкие цены на нефть выгодны для китайских покупателей

f04da2db112216ed9c7910

Пока понижательная тенденция выравнивается, китайские компании заключают крупные выгодные сделки по всему миру.

Во второй половине 2015 года ожидается новая волна китайских нефтяных вложений за рубежом. Участники рынка говорят, что, пока цены на нефть во всем мире остаются низкими, хорошо финансируемые китайские фирмы пользуются сложным положением других компаний.
Существенное падение цен на нефть за последний год (со 110 долларов за баррель в начале июля прошлого года до менее чем 50 долларов к концу 2015 года) стало потрясением для всей отрасли. Однако преобладающим является прогноз на стабилизацию цен.
В течение периода стабилизации ожидается увеличение количества слияний и поглощений в нефтяной сфере во всем мире. Для китайских компаний с их твердым балансом и стратегическим мышлением, делающими их крупными покупателями в этой новой среде, это означает большие возможности.
«С середины 2014 года китайские компании почти ничего не приобретали, но сейчас цены стабилизировались, и мы ожидаем ускорения темпа поглощений», — утверждает Робин Мэттьюз, руководитель евразийского отделения в компании Deloitte Upstream Oil & Gas Advisers.
По мнению Мэттьюза, отсутствие поглощений в последнее время было вызвано продолжительным падением цен на нефть. Постоянно существовала возможность, что после совершения предложения цены упадут еще ниже.
Поскольку ожидается, что цены на нефть останутся в новом, более низком диапазоне, китайские фирмы, занимающиеся поглощениями, могут использовать сложившуюся ситуацию для оценки своих покупок.
В этой новой ценовой среде большая часть нефтяных компаний пытается сократить расходы, заключая более выгодные сделки со своими поставщиками. Они договариваются о снижении цен на 15–30 %, в то время как глубоководные буровые установки работают с дневной производительностью на 50–60% ниже, чем прежде.
По этой причине китайским компаниям следует рассмотреть эффективность потенциальных инвестиций и оценить рентабельность нефтяных месторождений с другими способами добычи. Китайским фирмам следует подумать о том, как усилить эффект взаимодействия своих возможностей и активов в собственных портфелях.
«Выбирая цели для поглощения, китайским компаниям следует обратить внимание на активы, которые являются достаточно большими, чтобы стать для них существенными, а также такие активы, которые способны усилить их инвестиционные портфели», — считает Мэттьюз.
Это означает, что китайским компаниям следует пересмотреть имеющиеся активы и продать те из них, которые являются непрофильными и не дают желаемой прибыли или более не имеют стратегического значения.
«При должном управлении активами в рамках одного портфеля можно добиться высокого уровня прибыли за счет эффекта взаимодействия. У всех крупных нефтяных компаний обязательно имеются профильные и непрофильные активы. Некоторые активы со временем становятся непрофильными в связи с изменением стратегии фирмы или самих активов», — утверждает Мэттьюз.
Согласно анализу, проведенному командой Мэттьюза, некоторые из активов в портфелях китайских фирм уже показывают недостаточный уровень прибыли, однако до сих пор китайские фирмы ни разу не прибегли к распродаже таких активов.
Впервые китайские компании совершили нефтяные вложения за рубежом в 1993 году, вложив средства в добычу нефти и газа в Таиланде, Канаде и Перу, а затем, в 1995 году, в Судане.
Китайские инвестиции быстро росли, и к 2014 году китайские национальные нефтяные компании работали уже более чем в 40 странах, контролируя около 7 % мировой добычи нефти. Согласно отчету Международного энергетического агентства только с 2011 по 2014 год они потратили 73 миллиарда долларов на поглощения за рубежом.
В отчете также говорится, что общий объем нефти и газа, добываемых китайскими государственными нефтяными компаниями за рубежом, составляет 2,5 миллиона баррелей в день.
Большая часть китайских инвестиций за рубежом приходится на Африку, Ближний Восток и Восточную Европу. Однако приобретение Китайской национальной шельфовой нефтяной корпорацией (CNOOC) канадской компании Nexen в 2012 году за 15,1 миллиарда долларов считается крупнейшим китайским приобретением за рубежом.
Этот всплеск поглощений частично можно объяснить большим спросом на нефть на внутреннем рынке Китая, а также желанием китайских компаний получить продвинутые технологии добычи и богатый опыт в управлении нефтяными месторождениями, имеющиеся у зарубежных лидеров индустрии. В соответствии с исследованиями компании BMI Research нефтедобыча в Китае на данный момент обеспечивает до 40 % местной потребности в нефти.
Марина Петролека, глава отдела исследований энергетики и инфраструктуры компании BMI Research, считает, что китайским покупателям следует еще многому научиться в сфере сложных технологий нефтедобычи, например для возможной добычи в море и в Арктике, однако они могут использовать эти технологии и на своем внутреннем рынке или рынках, к которым у них есть легкий доступ.
Технологии работы на большой глубине могут пригодиться китайским фирмам, желающим работать в глубоководной среде Южно-Китайского моря, в то время как технологии работы в Арктике могут быть полезны для китайских фирм, желающих расширяться в России, регионе с нефтяными ресурсами, доступ к которому у китайских фирм есть большая возможность получить в свете недавнего укрепления отношений между странами.
В прошлом году консорциум под руководством CNOOC, владеющей в нем 60 % акций, выиграл лицензию на разведку месторождений углеводородов в исландской части Арктики совместно с двумя более мелкими фирмами: исландской Eykon и норвежской Petoro.
Другими областями, которыми могут заинтересоваться китайские фирмы, являются сланцевый газ, сланцевая нефть и, возможно, гидраты метана. Последние являются относительно новым видом ресурсов, большие запасы которого, предположительно, содержатся в месторождениях у берегов Китая. По некоторым оценкам, Китай обладает крупнейшими запасами сланцевого газа. Сланцевые технологии, имеющиеся у Nexen, стали одной из причин покупки компании Китайской национальной шельфовой нефтяной корпорацией.
«Китайские компании хотят быть на шаг впереди. Они хотят сотрудничать с западными фирмами в международной сфере и получить за счет этого необходимые им технологии и опыт», — продолжает Петролека.
Хотя китайские фирмы традиционно отдавали предпочтение полным приобретениям, им следует также рассмотреть возможность покупки неконтрольных пакетов акций, так как в условиях низких цен на нефть многие фирмы с нефтяными активами в области исследования, производства и разработки стремятся к их продаже.
«На международном уровне многие фирмы рационализируют свои портфели, фокусируясь на определенных областях и продавая активы в других областях. По этой причине на рынке много свободных активов, которые можно приобрести по низкой цене», — утверждает Петролека.
Эти взгляды разделяет Джонатан Робинсон, главный консультант по энергетике, окружающей среде и строительным технологиям компании Frost & Sullivan, и в свою очередь добавляет, что вложения Китая в Северное море являются примером быстрого овладения методами морской добычи на зрелых нефтяных месторождениях, которые в будущем могут быть использованы на его собственных стареющих месторождениях.
По словам Робинсона, морская добыча является более сложной, поскольку она требует более продвинутой инфраструктуры и оборудования, а также более опытных инженеров и сложных технологий, таких как третичный метод нефтедобычи.
«С точки зрения прибыли и доли на рынке Северное море непривлекательно для компаний, однако, это подходящий регион для приобретения опыта. Китайские компании все еще учатся работать в секторе морских месторождений, поскольку традиционно у них гораздо больше опыта в работе с наземными месторождениями».
CNOOC приобрела 43 % акций Buzzard, крупнейшего нефтяного месторождения Великобритании, расположенного в Северном море, в рамках поглощения компании Nexen в 2012 году. В том же году компания Sinopec приобрела 49 % активов канадской нефтяной компании Talisman в британских водах Северного моря.
Помимо этого, энергетический билль, предложенный правительством Великобритании, предполагает финансовое стимулирование компаний, добывающих нефть в Северном море, в качестве способа поддержки нефтедобычи в этом регионе. Робинсон утверждает, что финансовое стимулирование может сделать Северное море более привлекательным для китайских компаний.
Робинсон уверен, что во время новой волны китайских приобретений в сфере нефтедобычи за рубежом их компании, скорее всего, будут искать новые возможности в странах Латинской Америки, таких как Бразилия и Аргентина.
«Западные фирмы, вероятно, сомневались насчет возможностей на этом рынке из-за предполагаемых рисков. Но благодаря хорошим отношениям между правительством Китая и правительствами многих латиноамериканских стран китайские фирмы могут с большей охотой инвестировать в эти страны, создавая совместные предприятия с местными компаниями. Подобный метод уже применялся китайскими фирмами в африканской горнодобывающей промышленности», — считает Робинсон.
Бьярне Шилдроп, главный сырьевой аналитик SEB (официальное название шведской банковской группы Skandinaviska Enskilda Banken), добавляет, что в новых условиях низких цен на нефть, когда добыча на суше приносит хорошую прибыль, китайские фирмы могут предпочесть помощь странам Латинской Америки и Африки с плохо развитой нефтедобычей на наземных месторождениях. Подобное решение совпадает с обычной зарубежной стратегией поглощения добывающих компаний, исповедуемой Китаем во всех товарных секторах.
Кроме того, по мнению Шилдропа, консолидация в секторе сланцевой нефтедобычи США означает, что для китайских фирм существует возможность покупки сланцевых компаний США, имеющих большой доступ к ресурсам, но не обладающих достаточными денежными средствами для выживания в конкурентной обстановке.

Оригинал статьи /http://europe.chinadaily.com.cn/epaper/2015-06/19/content_21047540.htm/



Print This Post Print This Post
©2019 Pro-arctic.ru