Прорыв в Арктику.

Вадим Пономарев, «Эксперт», №25 (904), 16 июня 2014 г.

Северный морской путь в перспективе станет одной из самых востребованных мировых логистических трасс. Развитие заполярных территорий России обеспечит энергетическую и экономическую безопасность нашего государства в условиях обостряющейся геополитической обстановки. Основной объём работ разворачивается в центре российской части Арктики – в Ямало-Ненецком автономном округе.

События, происходящие в последние несколько месяцев на Украине и вокруг неё, наглядно показали, что страны Запада не заинтересованы в дальнейшем развитии России при сохранении её суверенитета. Это значит, что внешних помощников в продвижении и экономическом развитии у страны не будет, она может рассчитывать только на себя и свои внутренние ресурсы. Такой исторический поворот требует от России пересмотра стратегии развития целого ряда направлений. В этом контексте арктическое направление приобретает особенное значение. Регион исключительно богат природными ресурсами, через него может пройти новая важная транспортная артерия, связывающая Европу и Азию. В то же время Арктика сегодня требует от России наращивания военного присутствия. В связи с таянием вечных льдов Северный Ледовитый океан перестал быть недоступной для иностранцев зоной. А при заходе туда ракетоносцев ВМС США ракеты, выпущенные с кораблей, смогут достичь Москвы и европейской части России всего за 16 минут.

Арктика как вызов.

Несмотря на громкие заявления западных политиков о том, что они «накажут» Россию и прекратят, например, закупки российского газа, ни одна страна Евросоюза так и не предприняла практических шагов в этом направлении. Это связано с тем, что экономика Европы в значительной степени зависит от российского газа и отказаться от него она может только ценой довольно значительных потерь для себя. В прошлом году, например, даже в условиях экономической стагнации потребление российского газа в Европе выросло на 16% по сравнению с 2012-м. В то же время Китай испытывает значительный дефицит газа. В Азии, по прогнозам Международного энергетического агентства (МЭА), спрос на газ до 2035 г. ежегодно будет расти на 4,5% в год, в том числе в Китае – на 7%. Так что добыча газа и его экспорт остаются достаточно прибыльным бизнесом. По мнению же экспертов МЭА, 40-55% мирового потребления газа уже к середине нынешнего века может быть обеспечено за счёт разворачивания его добычи в Арктике. Согласно обновлённым данным Геологической службы США, которые в начале марта обнародовал начальник штаба ВМС США адмирал Джонатан Гринерт, неразведанные запасы традиционных углеводородов в Арктике составляют примерно 90 млрд баррелей нефти, 1,669 трлн куб. ф природного газа и 44 млрд баррелей газового конденсата. Это около 30% общего объёма неразведанных запасов природного газа в мире, 13% общего объема неразведанных запасов нефти и 20% мировых запасов газового конденсата. При этом бо́льшая часть заполярного газа, и американцы это признают, находится в российской части Арктики. По подсчётам «Газпрома», только на полуострове Ямал и прилегающих к нему акваториях разведанные и предварительно оценённые (категории АВС1 + С2) запасы газа составляют порядка 16 трлн куб. м, перспективные и прогнозные (С3-Д3) – около 22 трлн куб. м. К этим объёмам следует добавить запасы газового конденсата (АВС1) в 230,7 млн т и нефти в 291,8 млн т. Поэтому взоры большинства держав сейчас устремлены на Север, в том числе на Россию, на долю которой приходится 40% всех арктических территорий планеты.

994164_x660

Ещё одна перспектива, открывающаяся благодаря освоению Арктики, – возможность круглогодичной транспортировки грузов между Европой и Юго-Восточной Азией по Северному морскому пути (СМП) вдоль российского побережья Северного Ледовитого океана. Сейчас львиная доля этих грузов перемещается на океанских судах по «южному» маршруту – через Индийский океан и Суэцкий канал. Однако их доставка с использованием СМП на треть короче «южного» пути, к тому же там нет сомалийских пиратов и простоя в проливах. «Если принять во внимание сборы за проход Суэцкого канала, стоимость топлива и другие показатели, определяющие тарифы на перевозки, Северный морской путь может снизить стоимость рейса крупного судна, перевозящего грузы в контейнерах, на 20 процентов – приблизительно с 17,5 до 14 миллионов долларов, что позволит экономить миллиарды долларов в год», – уверен американский эксперт Совета по международным отношениям Скотт Боргерсон.

Главная проблема СМП – лёд, покрывающий поверхность Северного Ледовитого океана. Однако гидрогрaфы ВМС США уже подсчитали, что в результате глобального потепления к 2020 г. период навигации в свободной ото льда воде в Беринговом проливе (он разделяет российскую Чукотку и американскую Аляску) составит до 160 дней в году. При этом ещё в течение 35-45 дней переходного сезона суда в этом районе смогут передвигаться без поддержки ледоколов. Период свободной ото льда навигации по СМП, по их расчётам, составит до 30 дней в году с переходным сезоном до 45 дней. К 2025 г., по расчётам военных гидрографов США, время безледовой навигации в Беринговом проливе увеличится до 175 дней в году (плюс переходный сезон 50-60 дней), по СМП – до  45 дней в году (плюс 50-60 дней переходного сезона). Поэтому в британской страховой корпорация Lloyd’s прогнозируют, что к 2021 г. транзитный грузооборот по Северному морскому пути вырастет в десять раз – с 1,5 млн т (2013-й) до 15 млн т в год. Однако США уже сейчас ставят под сомнение историческое и суверенное право России контролировать движение судов и кораблей по этому маршруту. «США не присоединились к конвенции ООН по морскому праву и оставили за собой право действовать так, как они хотят, в любой точке мира. И в Арктике они хотят действовать примерно так же. Поэтому при всех дипломатических спорах, которые разгораются всё сильнее вокруг этого макрорегиона, важным подспорьем является военная мощь нашей страны», – убеждён директор Центра стратегической конъюнктуры Иван Коновалов.

Пекин пока официально не заявил о своих планах в отношении Севморпути. Однако известно, что к 2025-2028 годам КНР готова перевести на трассы СМП до четверти своего внешнеторгового оборота со странами Европы. А это уже сейчас почти 1 трлн евро. Понятно, что регулирование и обеспечение движения этих гигантских китайских караванов в Северном Ледовитом океане будет для России очень непростой задачей.

Другой важный аспект, повышающий значимость Арктики, – военный. «Арктика играет всё более важную роль с геостратегической, экономической, климатической, экологической точек зрения, а также в области национальной безопасности для США и всего мира. Огромные вызовы, стоящие перед нами в Арктике, имеют чрезвычайно большое значение для Соединённых Штатов», – не устает подчеркивать госсекретарь США Джон Керри. Поэтому новая военно-морская арктическая стратегия ВМФ США в Арктике, представленная общественности в виде доклада U. S. Arctic Roadmap 2014-2030, предполагает, например, создание специального ледового военного флота, в том числе постройку десяти новых ледоколов стоимостью 784 млндолларов каждый, и резкое увеличение присутствия американских подводных лодок в Северном Ледовитом океане.

Накачивают «арктические мускулы» и другие страны. «Китай создаёт дополнительный флот отнюдь не для того, чтобы действовать в районе Австралии, а как раз в направлении Северного полюса. Норвегия, Швеция и Финляндия тоже давно рвутся в Арктику. Если брать в количественном отношении, то боевая численность состава группировок сил в Арктике относительно других театров военных действий невелика. Но если оценивать удельную военную насыщенность, то есть соотношение походов боевых кораблей в этот район с оперативной ёмкостью этого театра военных действий, то в настоящее время этот регион делается одним из самых милитаризованных», – считает первый вице-президент Академии геополитических проблем, доктор военных наук Константин Сивков. И на все эти вызовы России нужно достойно и адекватно отвечать уже сегодня.

Вызов принят.

Российские власти отдают себе отчёт в важности арктического направления для будущего страны. Например, Россия не только доказывает в международных организациях законность своих притязаний на шельфы северных морей, но и ведёт активную практическую деятельность по освоению Арктики. В первую очередь в её центральной части – Ямало-Ненецком автономном округе (ЯНАО).

Осенью 2012 года «Газпром» запустил в эксплуатацию на полуострове Ямал, в 600 км севернее Полярного круга, первую очередь Бованенковского газоконденсатного месторождения, которое при выходе на проектную мощность будет ежегодно выдавать столько газа, сколько его требуется в год всей Европе: 140 млрд кубометров. «Мы наконец созрели, чтобы выйти в Арктику. Бованенковское месторождение во времена СССР пытались освоить трижды, но оказались: к этому не готовы – отсутствовали технологии. Сегодня это стало реальным», – подчеркивает губернатор ЯНАО Дмитрий Кобылкин. «Проект “Ямал” является беспрецедентным для мировой газовой промышленности. И сегодня Россия реально показала, что ей нет равных в Арктике», – не скрывал своего ликования при запуске Бованенково глава «Газпрома» Алексей Миллер.

Нефтегазовые проекты, массово реализуемые сегодня в центре российской Арктики – Ямало-Ненецком автономном округе, относятся к высшему сегменту мировой технологической мысли. Использование высоких технологий позволяет, например, зимой при температуре минус 60 нагревать нефтепровод длиной 485 км до плюс 60, чтобы обеспечить прокачку по нему вязкой нефти, а летом, напротив, охлаждать стойки, на которых лежит труба, чтобы не разморозить вечную мерзлоту. Именно такие задачи сейчас успешно решают строители магистрального нефтепровода Пурпе-Заполярное, по которому в 2016 г. с самых северных нефтяных месторождений ЯНАО (Сузунского, Русского, Мессояхинского, Пякяхинского, Тазовского и Заполярного) в единую трубопроводную сеть страны начнёт дополнительно поступать 50 млн т нефти в год.

055_expert_25_Map_x1262

Отдельная тема – строительство в Арктике заводов по производству сжиженного природного газа (СПГ). В мире есть примеры работы таких заводов на Севере. Самый северный на сегодня СПГ-завод в мире находится в норвежском поселке Хаммерфест и работает на сырье крупнейшего шельфового месторождения Норвегии Снёвит. Однако его мощность – менее 5 млн т СПГ в год. На Ямале же, в районе посёлка Сабетта, расположенном на 600 км за Полярным кругом, в прошлом году начал строиться российский завод мощностью 16,5 млн т СПГ в год. Его сырьевой базой станет Южно-Тамбейское месторождение, запасы которого оцениваются примерно в 1,3 трлн куб. м природного газа. Проект называется «Ямал СПГ», 60% в нём принадлежит компании «НОВАТЭК», 20% – французской Total и 20% – китайской CNPC. Первый танкер-газовоз с ямальским СПГ должен отправиться к покупателям в 2017 г.

На соседнем Гыданском полуострове расположена сырьевая база для второго СПГ-завода «НОВАТЭКа» – Геофизическое и Салмановское (Утреннее) месторождения. Их доказанные совокупные запасы по стандартам SEC на конец 2012 г. составляли 365 млрд куб. м газа. Согласно распоряжению правительства РФ, первая очередь этого завода годовой мощностью 5-5,5 млн т СПГ должна быть запущена в эксплуатацию в 2018-2022 годах. Общая мощность второго в ЯНАО завода по сжижению газа также составит 16,5 млн т СПГ в год.

Кроме того, технико-экономическое обоснование арктических СПГ-заводов сейчас осуществляет «Роснефть», запасы газа которой на лицензионных участках, расположенных на шельфе Карского моря и полуостровах Ямал и Гыдан, составляют около 21 трлн куб. м. «Осуществление только одного проекта экспорта СПГ мощностью 10-15 миллионов тонн в год требует прямых инвестиций в объёме свыше 15-20 млрд долларов, а через мультипликативный эффект приведёт к росту ВВП на один процент в год», – обозначает «весомость» СПГ-проектов для России глава «Роснефти» Игорь Сечин.

Реализация на Ямале проектов строительства СПГ-заводов даёт возможность диверсифицировать поставки российских энергоносителей. Ведь уникальность региона не только в том, что здесь добывается 90% российского газа, но и в том, что, по выражению президента России Владимира Путина, отсюда одинаково близко что до Парижа, что до Пекина. Согласно уже заключённым контрактам, 3 млн т сжиженного газа первой очереди проекта «Ямал СПГ» ежегодно будет отправляться в Китай, а 2,5 млн т – в Испанию. То есть Россия в нынешних геополитических условиях не только не уменьшает поставки ямальского трубного газа в Европу, но и фактически занимает благодаря ямальскому СПГ место европейских поставщиков. Ведь СПГ-завод в Хаммерфесте семь лет назад был построен специально для того, чтобы снабжать норвежским газом Испанию и США. «Россия была, есть и останется одной из крупнейших энергетических держав мира. Используя возможности Ямала, Россия может стать абсолютным и фактически безальтернативным центром поставок энергоносителей и продуктов их переработки для экономик государств всего континента. Судьба Ямала – быть энергетическим гарантом безопасности государства», – убеждён губернатор ЯНАО Дмитрий Кобылкин.

Северный ход.

Понятно, что эти масштабные проекты невозможно осуществить без скорейшего развития транспортной инфраструктуры. Поэтому уже в прошлом году на северо-восточном побережье полуострова Ямал на принципах государственно-частного партнёрства начал строиться новый российский арктический морской порт Сабетта. Именно через него сейчас доставляется бо́льшая часть грузов для строительства завода «Ямал СПГ» и обустройства Южно-Тамбейского месторождения. И именно из этого порта, в строительство которого федеральный бюджет вкладывает более 47 млрд рублей, будут отправляться в Европу и Азию танкеры с российским арктическим СПГ.

Однако ещё несколько лет ямальские власти обратили внимание, что если соединить Сабетту с железной дорогой и связать воедино железнодорожную сеть внутри округа, то можно получить совершенно ошеломляющий мультипликативный эффект и для бизнеса, и для Ямала, и для России в целом. Так родился проект «Северный широтный ход» (СШХ; предполагает организацию железнодорожного сообщения по маршруту Салехард – Надым – Пангоды – Новый Уренгой – Коротчаево). «Президент России Владимир Путин в Стратегии развития Арктической зоны РФ чётко обозначил приоритеты. Для Ямала как воздух необходима транспортная инфраструктура, в том числе железнодорожная. Сегодня у всех есть понимание необходимости строительства Северного широтного хода с последующим выходом железной дороги к арктическому порту Сабетта. Эта дорога послужит локомотивом для новой экономики России. У нас есть все возможности для того, чтобы этот проект был осуществлен», – подчеркивает Дмитрий Кобылкин.

Северный широтный ход должны образовать 700 км железной дороги, которая соединит воедино одну меридиональную железнодорожную ветку, заходящую через Коми в западную часть округа и через станцию Обская идущую до Бованенково, со второй, которая проложена от Сургута (Ханты-Мансийский автономный округ) по восточной части округа до Нового Уренгоя и Ямбурга (см. карту).

Создание такой транспортной артерии принесёт целый ряд весомых экономических выгод. Прежде всего, СШХ существенно разгрузит Транссибирскую магистраль и Свердловскую железную дорогу (СвЖД). По словам генерального директора «Корпорации развития» Сергея Маслова, грузовой транспорт по СвЖД сейчас «по пробкам и заторам движется со скоростью шесть-девять километров в час». Об этом же говорят и в «Российских железных дорогах» (РЖД). «Необходимо сдвинуть с мертвой точки проект “Северный широтный ход”. Без этого мы не сможем обеспечить перевозку грузов регионов», – подчеркнул глава железнодорожной монополии Владимир Якунин, подписывая соглашение о сотрудничестве и взаимодействии между РЖД и субъектами федерации, входящими в Уральский федеральный округ.

Кроме того, СШХ почти на тысячу километров укоротит путь грузов, следующих из восточной части УрФО в порты северо-запада страны, например в Усть-Лугу, а следовательно, обеспечит грузоперевозчикам миллионы рублей экономии и позволит начать освоение минерально-сырьевых богатств центральной части ЯНАО, в частности газоконденсатных месторождений Обь-Надымского междуречья с перспективными объемами добычи к 2020 г. 28,5 млн т газового конденсата в год (напомним, что запуск в промышленную эксплуатацию знаменитого Бованенково тоже стал возможен лишь после строительства «Газпромом» железной дороги Обская – Бованенково). Помимо этого СШХ даст возможность прямого выхода миллионам тонн грузов с Урала, Сибири, Поволжья через порт Сабетта на Северный морской путь и далее – в страны Азиатско-Тихоокеанского региона. Все это превратит Сабетту в настоящий опорный порт на трассе Севморпути, через него будут переваливаться не только углеводороды, но и металл, уголь, древесина, зерно и т. д. Именно в таком универсальном качестве порт Сабетта сейчас и рассматривается в федеральном правительстве. Минтранс прогнозирует, что мощность этого заполярного порта по перевалке жидких углеводородов составит 32 млн т (без учёта специализированного нефтяного терминала в посёлке Новый Порт, который будет строить «Газпром»), по перевалке сухих грузов – 38 млн т в год. Итого 70 млн т грузов в год. Сейчас такой грузопоток проходит только через крупнейший российский порт в Санкт-Петербурге.

Ещё одно немаловажное достоинство СШХ – обеспечение нормальных транспортных связей между населёнными пунктами ЯНАО, которые дважды в год, весной и осенью, оказываются отрезаны друг от друга реками Обь и Надым.

Арктика в фокусе.

Очевидно, что в федеральных министерствах и ведомствах с каждым годом растёт понимание важности развития арктических территорий. «Речь идёт о развитии не только порта Сабетта, но и всей транспортной инфраструктуры российского Севера. В Арктике заложен огромный потенциал для её развития. Задачи по этому стратегическому направлению работы поставлены перед нами правительством РФ. Ямал обладает всеми необходимыми ресурсами, человеческим потенциалом, профессиональной командой, способной реализовать самые амбициозные планы», – подчеркивает министр транспорта РФ Максим Соколов.

Властям округа удалось заручиться поддержкой проекта СШХ практически у всех крупных грузоотправителей и перевозчиков: РЖД, «Геотрансгаза», «Газпромтранса», корпорации «Роснефтегаз» и Новоуренгойского газохимического комбината, «НОВАТЭКа». «Строить Северный широтный ход сам бог велел», – заявил весной этого года председатель правления «НОВАТЭКа», крупнейшего отечественного независимого газодобытчика, Леонид Михельсон. «Если раньше РЖД и “Газпром” с трудом садились за один стол переговоров, то теперь сидят и обсуждают. Северный широтный ход сплотил представителей различных структур, они начали совместно работать над запуском проекта, потому что его реализация сделает каждого из участников сильнее», – объясняет начальник управления арктическими проектами НО «Региональный инновационно-инвестиционный фонд “Ямал”» Александр Вылиток.

В этом году заканчивается строительство одного из двух стратегических мостов СШХ стоимостью 14 млрд рублей через реку Надым; оно ведётся с 2011 г. на средства ЯНАО и Тюменской области. Благодаря инвестициям из бюджета ЯНАО уже построено более половины круглогодичной автомобильной трассы между Надымом и Салехардом, которая прокладывается в одном транспортном коридоре с СШХ; по ней ежегодно будет перевозиться до 6 млн т грузов (общая стоимость этого объекта почти 40 млрд рублей). То есть процесс подготовки к строительству крупнейшей и важнейшей для российской части Арктики железнодорожной магистрали идёт полным ходом. Поэтому летом прошлого года Владимир Путин подписал перечень поручений по вопросам реализации проекта строительства железнодорожного Северного широтного хода. Есть все основания полагать, что уже в этом году благодаря усилиям ЯНАО начнётся строительство самого важного и дорогого объекта СШХ – железнодорожно-автомобильного моста через Обь между Салехардом и Лабытнанги, которое будет осуществляться с использованием обкатанного метода государственно-частного партнёрства. На возведение моста предполагается направить 69 млрд рублей – почти треть суммы, в которую оценивается создание СШХ. Кроме того, должен быть проложен первый участок линейного пути СШХ Сырковый–Хорей протяжённостью около 100 км.

/http://expert.ru/expert/2014/25/proryiv-v-arktiku/



Print This Post Print This Post
©2017 Pro-arctic.ru