Лофотенские острова: новая география

 

lofoten_norway

До настоящего времени Осло не допускал нефтегазовые компании на живописный Лофотенский архипелаг. Но новая реальность, с которой сталкивается промышленность, может привести к изменению этого решения

В начале каждого года Норвегия выдает новые лицензии для разработки морских нефтегазовых месторождений. Как правило, эти «Лицензии на работу на заранее определенных участках» (APA) мало освещаются вне специализированных СМИ. Но этот год стал более противоречивым после того, как министр энергетики заявил, что экологически уязвимые Лофотенские острова «должны на каком-то этапе вступить в игру».

Лофотенские острова — это уникальный и удивительный архипелаг на крайнем севере Норвегии, где огромные первозданные горы поднимаются из океана. Острова находятся в конце течения Гольфстрим и обладают необычайно мягким климатом для места, расположенного за Северным полярным кругом. Большие коралловые рифы к западу от островов означают, что воды региона, богатые треской, защищены национальными законами и международными конвенциями.

Несмотря на высказывания министра энергетики, лицензии на разработку рядом с Лофотенскими островами на этот раз не предлагались. А те лицензии, что были предложены на работу в регионе, относились к участкам, расположенным дальше от Лофотенских островов, чем ближайший уже существующий участок, находящийся примерно в 70 км от юго-западного побережья островов и разрабатываемый государственной компанией Statoil, которая еще даже не начала на нем бурение. Тем не менее одной перспективы будущей разработки оказалось достаточно для возникновения беспокойства среди групп защитников окружающей среды, что заставило некоторых усомниться в приверженности страны к обязательствам относительно борьбы с изменением климата, несмотря на Парижское соглашение 2015 года.

Почему именно Лофотенские острова?

Резкое снижение цен на нефть в течение последних двух лет привело к задержке или отказу от множества дорогих новых проектов по всему миру. Лофотенские острова стали дешевой альтернативой, поскольку они расположены недалеко от материка и омывающие их воды относительно мелкие.

Бурение в этом регионе было запрещено в соответствии с норвежским планом управления по устойчивому использованию Баренцева и Норвежского морей 2006 года. Но сложно не обращать внимания на ресурсы: запасы нефти на Лофотенских островах и на соседних островах Вестеролен и Сенья предположительно составляют 1,3 миллиарда баррелей. (Для сравнения: все ресурсы Соединенного Королевства составляют предположительно 21 миллиард баррелей).

В 2013 году премьер-министр Норвегии Йенс Столтенберг поддержал исследование оценки воздействия разработки этого региона на окружающую среду, но после выборов, прошедших в том же году, новая коалиция во главе с консерваторами согласилась не осуществлять бурение в районе острова Ян-Майен, находящегося под защитой, и в так называемом высокоширотном арктическом регионе.

И пока консерваторы будут оставаться у власти, любая попытка открытия Лофотенских островов будет представлять собой возврат в исходную точку. Но вопрос не только в Лофотенских островах. В этом году интересно отметить количество предложенных лицензий на разработку месторождений в Норвежском море: 24 от общего количества в 56 шт., кроме того, еще 27 лицензий приходится на Северное море и пять лицензий — на Баренцево море. Это самая большая цифра с момента внедрения текущей системы. Она указывает на финансовые сложности нефтегазовых компаний, а также предполагает изменение в географии разработки нефтегазовых месторождений.

Окружающая среда или экономика?

Следующая долгожданная волна геологоразведочных работ должна была прийтись на Баренцево море у северного берега Норвегии. Но отсутствие предыдущей инфраструктуры, на которой можно застраиваться, и некоторые разочаровывающие отчеты по небольшим, как оказалось, нефтяным запасам означают, что экономика в этом регионе сложная. И это было затруднением еще тогда, когда цены на нефть были высокими, а текущее снижение цен еще больше омрачило перспективы разработки Баренцева моря.

Норвегия также беспокоится о будущем потреблении газа в Европе. Какой смысл в возведении буровых установок и прокладке трубопроводов в Арктике, если нет покупателей? Вопрос с газом возник в связи со стремлением ЕС снизить свою зависимость от российских энергоносителей, но сложности с торговлей квотами ЕС помешали надеждам на то, что этот газ станет переходным топливом на пути к будущему с преимущественно возобновляемыми источниками энергии.

В мае 2015 года парламент Норвегии попросил Фонд национального благосостояния страны с бюджетом 857 миллиардов долларов отказаться от финансирования угольной энергетики — шаг, который одобрили активисты, занимающиеся вопросами климата. Но менее чем через год этот последний виток разработки нефтегазовых месторождений привлек критику тех, кто утверждает, что открытие новых месторождений нарушит обязательства Норвегии относительно борьбы с изменением климата, спустя всего несколько недель после Парижского соглашения.

И хотя разработка на Лофотенских островах маловероятна в ближайшем будущем, заявление министра об открытии этого региона указывает на более глобальные тенденции по всему миру. Несмотря на громкие слова о борьбе с изменением климата, основная истина остается таковой: будущая добыча нефти и газа является центральной в норвежской экономике, а ЕС все еще будет стремиться обеспечить надежность поставок ископаемого топлива, и в особенности газа.

Оригинал статьи : /theconversation.com/



Print This Post Print This Post
©2017 Pro-arctic.ru