«ЛУКойл» обустроит Арктику

Михаил Потапов, 21 февраля 2016 г., Expert Online

zzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzz1

 

В конце января президент российской нефтяной компании «ЛУКойл» Вагит Алекперов, едва вернувшись со Всемирного экономического форума в Давосе, отправился в Красноярск. Здесь произошло крайне важное и для компании, и для местных властей событие: было подписано масштабное соглашение о социальном сотрудничестве в рамках проекта освоения Восточно-Таймырского нефтяного участка. Планируется, что «ЛУКойл» за три года вложит в социальную сферу Таймыра 350 млн рублей. Это поможет вернуть жизнь в практически вымершие местные поселки и деревни. С другой стороны, планы инвестиций в социальную инфраструктуру указывают на то, что «ЛУКойл» реализует здесь долгосрочную стратегию и собирается наращивать свою ресурсную базу в том числе за счет российской Арктики.

Преображение «медвежьего угла»

Территории, которые фигурируют в соглашении, в последние годы пребывали, мягко говоря, в запустении. Речь идет о Хатангском сельском поселении, куда входят десять населенных пунктов с общей численностью населения около 5 тыс. человек. Чтобы понимать масштаб, приведем одно показательное сравнение: все эти люди проживают на территории площадью 336 тыс. кв. км, тогда как, например, площадь Германии с населением 80 млн человек — 357 тыс. кв. км. Хотя в Хатанге функционирует морской порт, работой он обеспечивает работой лишь 20% населения. Да и на социальное развитие, судя по плачевному состоянию местной инфраструктуры, значительных денег выделять не получается.

Не случайно на встрече с президентом России Владимиром Путиным в 2013 году Вагит Алекперов, рассказывая о планах развития компании в Восточной Сибири, назвал это место «медвежьим углом», где «девятьсот километров до всех коммуникаций и до всех городов». «При вашем одобрении мы начали бы детальную проработку с Министерством природных ресурсов, чтобы в этом районе начать хотя бы формировать инфраструктуру», — обратился тогда к главе государства президент нефтекомпании. Владимир Путин не возражал. А в декабре прошлого года «дочка» «ЛУКойла» стала победителем конкурса на Восточно-Таймырский нефтегазовый участок, расположенный в Таймырском Долгано-Ненецком муниципальном районе Красноярского края. Компания предложила за него почти в 600 раз больше стартовой цены — 1,9 млрд рублей.

Губернатор Красноярского края Виктор Толоконский, похоже, весьма доволен тем фактом, что крупнейшая международная компания надолго обосновывается у него в регионе. «Мы на Таймыре идем на развитие самых небольших предприятий — по заготовке рыбы, промысловой деятельности, по минипереработке. Это все тоже важно, потому что новые экономические импульсы укрепляют социумы, повышают качество жизни. И тут приходит такая мощная компания с большими планами, а мы верим в серьезные богатства этой территории…» — прокомментировал губернатор журналистам договоренности с «ЛУКойлом». По его словам, кумулятивный эффект от прихода нефтяной компании регион почувствует практически сразу. «Для Таймыра, и в частности поселка Хатанга, работы по освоению нефтяного участка компанией “ЛУКойл” — это крупный и очень важный проект. Уже сейчас, на подготовительном этапе, будут созданы новые рабочие места, в поселке появятся дополнительные производства. Все это приведет к развитию инфраструктуры, транспортного сообщения, в том числе и морского пути», — резюмировал Виктор Толоконский на церемонии подписания соглашения.

Общие параметры взаимодействия «ЛУКойла» и Красноярского края были определены документом, подписанным в июне 2015 года на Петербургском международном экономическом форуме. А в Красноярске конкретные обязательства компании закрепили юридически. «ЛУКойл», в частности, окажет финансовую помощь в строительстве интерната на 250 мест в поселке Носок, здания под размещение спортивного зала и кабинетов для организации кружковой деятельности детей в селе Хатанга. Другими словами, даже если «ЛУКойл» не обнаружит здесь коммерчески привлекательных запасов нефти, регион останется в выигрыше. Как сказал журналистам Вагит Алекперов, «мы еще не пробурили ни одного метра, но уже заплатили 350 миллионов рублей за социальные проекты».

«Соглашение, которое подписано, уже предусматривает инвестиции в социальные проекты на территории Таймырского района… Даже на период геологоразведки мы привлекаем те организации, которые базируются в поселке Хатанга, чтобы они вели разведочные работы на воды, которые нам нужны для технологических нужд. И конечно, если будет открытие (нефти. — “Эксперт”), то мы задействуем огромный потенциал не только специалистов, которых туда доставим, но и те региональные возможности, которые даст нам Таймырский район. Плюс задействуем потенциал, который есть в Красноярске, в том числе Институт нефти и газа», — рассказал Вагит Алекперов о своем видении выгод, которые получит от прихода «ЛУКойла» Красноярский край.

В этом смысле весьма показательны «социальные последствия» работы «ЛУКойла» в других регионах Сибири. Лицензию на Восточно-Таймырское месторождение получила «дочка» «ЛУКойл — Западная Сибирь», на которую приходится 43% общей добычи «ЛУКойлом» нефти и 90% природного газа. В нее входят шесть территориально-производственных предприятий, ведущих разработку 104 лицензионных участков на территории Югры и Ямало-Ненецкого автономного округа. Вместе они добывают ежегодно более 41 млн тонн нефти и 12 млрд кубометров газа. Что взамен получают региональные власти? Немало — «ЛУКойл — Западная Сибирь» платит в региональные бюджеты всех уровней порядка 300 млрд рублей в год. Еще примерно 2 млрд рублей общество направляет в рамках соглашений с субъектами федерации, на взаимодействие с коренными малочисленными народами Севера (КМНС) и на благотворительность. Средства направляются на строительство школ и детских садов, спортивных и культурных центров, поликлиник и больниц, ремонт дорог и благоустройство населенных пунктов, на поддержку природных парков и заказников. Например, в 2014 году только в Югре в перечне объектов, которые реконструировались или строились на эти деньги, было порядка 100 наименований.

Можно вспомнить и другую показательную историю — освоение «ЛУКойлом» каспийского шельфа, бурение на нем глубоководных скважин, что позволило существенно увеличить экономический потенциал всей Астраханской области (сейчас у компании в акватории Каспия шесть крупных месторождений). «Топливная промышленность сегодня является локомотивом нашей новой индустриализации, — рассказывал недавно на праздновании Дня работников нефтяной и газовой отрасли астраханский губернатор Александр Жилкин — Многомиллиардные заказы на строительство платформ “ЛУКойл” размещает на астраханских верфях. Международные сервисные компании создают здесь свои производственные объекты».

Из Западной Сибири — в Восточную

«ЛУКойл» готов вкладываться месторождения в Арктике, потому что компании необходимо укреплять и расширять сырьевую базу. «Любая компания, “ЛУКойл” в том числе, заинтересована, чтобы у нее была достаточно мощная сырьевая база. И хотя Восточно-Таймырское месторождение полностью не решит проблему, из таких вот месторождений складываются потом общие запасы. “ЛУКойл” сейчас присутствует на Балтике, где добыча уже невелика, немногим более 500 тысяч тонн в год, хотя есть еще две-три перспективных территории. Также “ЛУКойл” активно работает на Каспии, в Средней Азии сотрудничает с Узбекистаном, на Ближнем Востоке — с Ираком. То есть он уже стал крупной международной компанией», — комментирует Генадий Шмаль, президент Союза нефтегазопромышленников России. За последние пять лет «ЛУКойл» потратил на геолого-разведочные работы более $4 млрд, а прирост доказанных запасов в результате разведки и разработки составил 3,4 млрд баррелей нефтяного эквивалента.

Ресурсы Восточно-Таймырского участка на севере Красноярского края — это 4,5 млн тонн нефти, 9,3 млрд кубометров газа и 0,5 млн тонн конденсата. Лицензию «ЛУКойл» получил на 27 лет. Площадь участка составляет 13,8 тыс. кв. км. Компания планирует начать сейсмо-разведочные работы уже в 2016-м. До 2020 года будет проведена сейсморазведка и пробурены поисковые скважины на перспективных структурах, после чего планы дальнейшего освоения Восточно-Таймырского участка скорректируют.

Вагит Алекперов отметил, что текущее падение цен на нефть «не повлияет на развитие нашего Таймырского проекта». «Компания никогда не останавливалась при любой цене на нефть. То есть кризисная ситуация — это период возможностей, мы эти возможности всегда использовали, — рассказал он журналистам. — И в девяностые годы мы увеличивали свой потенциал за счет приобретения новых активов в Республике Коми, в Ненецком автономном округе. В 2008 году мы приобрели уникальный проект “Западная Курна — 2” (в Ираке. —“Эксперт”) и его успешно реализовали. Я надеюсь, что этот период сегодня даст компании возможность для динамичного развития. Мы вошли в проект Таймыра, сегодня активно работаем над проектами на территории Ирана, Мексики, других стран, где открываются для нас новые возможности. Финансовый потенциал компании и наша сбалансированная политика за последние годы позволяют нам уверенно смотреть на среднесрочный период времени даже при сегодняшней цене». Напомним, что на «ЛУКойл» приходится 16,4% общероссийской добычи и 15,7% общероссийской переработки нефти (и более 2% общемировой добычи). В 2014 году выручка компании превысила $144 млрд., чистая прибыль составила около $5 млрд.

По словам Алекперова, у его компании есть все необходимые технологии и навыки, чтобы начать разработку. «Событие в какой-то степени историческое — у нас еще не было проектов в Восточной Сибири. Однако наши сотрудники имеют богатый опыт и готовы к работе в условиях Крайнего Севера, уже отработаны все технологические и экологические аспекты геологоразведки», — отметил президент «ЛУКойла».

Действительно, компания «ЛУКойл — Западная Сибирь» уже довольно давно обосновалась на Гыданском полуострове, что по сибирским масштабам совсем недалеко от Таймыра. С 2005 года сибирская «дочка» реализует крупнейший проект «ЛУКойла» по освоению месторождений Большехетской впадины (скоро в промышленную эксплуатацию здесь будет сдано второе заполярное месторождение — Пякяхинское). При этом на Восточно-Таймырском лицензионном участке будет создаваться не только наземная, но и морская инфраструктура. Для транспортировки сырья построят стационарный морской ледостойкий отгрузочный причал для загрузки товарной нефти в танкеры усиленного ледокольного класса. Аналогичный отгрузочный терминал успешно функционирует уже семь лет в акватории Баренцева моря. В поселок на морском побережье Варандей поступает нефть, добываемая в Тимано-Печорской нефтегазоносной провинции, и отправляется танкерами в мурманский порт, откуда идет на экспорт. Варандейский стационарный морской ледостойкий отгрузочный причал занесен в Книгу рекордов Гиннесса как самый северный круглогодично действующий нефтяной терминал в мире. Так как большую часть года Баренцево море покрыто льдами, в целях безопасности подхода судов пришлось построить причал не на суше, а в 22 км от берега.

Плацдарм для будущего

При оценке дальнейших перспектив развития бизнеса «ЛУКойла» в Красноярском крае необходимо учитывать тот факт, что компания пока получила лицензию на разработку лишь сухопутной части Восточно-Таймырского участка. Раньше участок включал в себя не только сушу, но и транзитные воды и выход на шельф. По данным Минприроды, прогнозные ресурсы нефти всего участка на начало 2009 года по категории D2 оценивались в 351,1 млн тонн, извлекаемые — в 101,8 млн тонн, прогнозные ресурсы конденсата по категории D2 — 17,9 млн тонн, извлекаемые — 11,8 млн тонн, ресурсы газа по D2 — в пределах 226,1 млрд кубометров. Другими словами, в случае либерализации доступа нефтяных компаний на арктический шельф «ЛУКойл» получит неплохие шансы серьезно укрепить позиции в Восточной Сибири (сейчас право вести добычу на арктическом шельфе имеют только госкомпании «Роснефть» и «Газпром»; первый этап распределения участков прошел в 2012–2013 годах).

Аналитики считают, что никаких технологических затруднений такой вариант развития событий у «ЛУКойла» не вызовет. «“ЛУКойл” — один из лучших в мире операторов на шельфе. Например, компанию выбрали на тендере в Норвегии, у них огромный опыт работы на шельфе — на Балтике, Каспии, в Африке, в том числе глубоководном. По технологиям, по компентенциям у “ЛУКойла” все это есть», — говорит Виталий Крюков, директор аналитического агентства Small Letters. По его словам, если произойдет либерализация доступа на шельф, в первую очередь от этого выиграет само государство и регионы Крайнего Севера. «Интерес государства — чтобы шельфовые проекты осваивались быстро, без задержки, потому что это и налоги в бюджет, и занятость. Это не совсем соответствует сегодняшней ситуации, когда все участки отдаются двум госкомпаниям, которые не всегда спешат заниматься их освоением. Понятно, можно говорить о падении цены нефти, о санкциях, однако и ранее эти участки осваивались очень выборочно». Аналогичную позицию высказывает и Геннадий Шмаль. «Очень жаль, что наши частные компании не допущены сегодня к освоению арктического шельфа. Тот же “ЛУКойл” имеет колоссальный опыт работы на шельфе — в отличие от других компаний, в том числе государственных. Сейчас “ЛУКойл”, работая в этих регионах, в Арктике, будет нарабатывать соответствующий опыт. Думаю, что рано или поздно решение о запрете частным компаниям работать на арктическом шельфе будет отменено, и “ЛУКойл” начнет этим заниматься. К тому моменту он уже создаст базу, ему уже легче будет выйти непосредственно на шельф».

Виталий Крюков согласен с тем, что начало работы на Восточно-Таймырским участке станет важной инвестицией в будущее компании: «У “ЛУКойла” есть понимание, что в долгосрочной перспективе доступ на шельфовые участки в российской Арктике все-таки будет либерализован в том или ином виде. Компания играет вдолгую. Этот участок — как билет для входа на шельф, когда подход к его освоению изменится».

Безопасная добыча

Экологическая безопасность всех без исключения проектов — один из главных приоритетов «ЛУКойла». В 2014 году компания приступила к реализации пятой корпоративной программы экологической безопасности, рассчитанной на 2014–2018 годы. За этот период на природоохранные цели будет направлено свыше 130 млрд рублей. Особые меры безопасности по понятным причинам предусмотрены на морских объектах. Так, на Варандейском терминале предусмотрены три степени защиты от разлива нефти в любой, даже аварийной ситуации, причем вся система работает автоматически, что гарантирует полную безопасность для окружающей среды. Этой же цели служит и принцип «нулевого сброса», которому компания следует на всех своих морских объектах, в том числе на Каспии и Балтике. Все отходы производственной деятельности собираются в закрытые контейнеры и вывозятся на берег для дальнейшего обезвреживания и утилизации.

Проект обустройства Восточно-Таймырского блока с нефтеотгрузочным терминалом тоже включает трехступенчатую систему экомониторинга и защиты окружающей среды. Терминал будет связан с промыслом, где пробурят скважины и обустроят кустовые площадки, построят дожимные насосные станции, установки предварительного сброса воды, подготовки нефти и другие нефтепромысловые объекты. Планируется также строительство газотурбинных электростанций, которые будут работать на попутном нефтяном газе.

/expert.ru/



Print This Post Print This Post
©2019 Pro-arctic.ru