Арктика подождёт. Раньше 2030 г. на углеводороды шельфа рассчитывать не стоит.

Алексей Михайлов, «Российская газета», 17 февраля 2015 г.

Arc-00002-003_x220Падение рубля поставило под вопрос рентабельность многих российских месторождений углеводородов. Особенно это касается нефтяных залежей на арктическом шельфе. К 2030 г. на шельфовых месторождениях будет добываться не более 3% нефти по России в целом, а газ не будет добываться вовсе, считает член научного совета при Совете безопасности РФ, директор компании «Гекон» Михаил Григорьев.

Разрабатываемые в Арктике месторождения условно делятся на две части. К первой относятся те, которые расположены на шельфе. Вторая группа месторождений находится на суше, но для их разработки требуется морская инфраструктура. Всего там реализуется более 40 проектов, которые, в свою очередь, можно разделить на 10 зон хозяйственной деятельности. До 2030 г. добывать углеводородное сырьё в Арктике предполагается только в тех зонах, где разработка нефтегазовых месторождений уже ведется, отмечает Михаил Григорьев. Речь идёт о Тимано-Печорской провинции, севере Западной Сибири (междуречье Оби и Енисея) и шельфе Печорского моря с Приразломным месторождением.

– Для разработки шельфа с точки зрения климата наиболее благоприятна центральная часть Баренцева моря – бывшая «серая зона», – считает Михаил Григорьев. – Однако по условиям лицензионных соглашений предполагается, что она будет вовлечена в разработку за чертой 2030 г. Это означает, что перспективы разработки Штокмана отодвигаются в ещё более далёкое будущее. «Газпром» аккуратно перенёс начало его освоения на период после 2025 г. Но я считаю, что «Газпром», который имеет более 50% лицензионных запасов промышленной категории на суше, вряд ли будет активным инвестором в этих дорогостоящих проектах.

Не исключено, что дешевеющий рубль вынудит российских газовиков и нефтяников надолго отложить активное освоение шельфа. Во всех арктических проектах заложена стоимость барреля нефти на уровне 100 долларов, тогда как на начало февраля 2015 г. он стоил чуть выше 56 долларов. Любопытно, что месторождение Голиаф на норвежском шельфе, разработка которого должна начаться в 2015 г., рентабельно при цене 95 долларов за баррель. «ЛУКОЙЛ» планирует бюджет 2015 года, исходя из цены на нефть на уровне 80-85 долларов за баррель, добавил Михаил Григорьев. При этом США сохраняют позитивную динамику добычи нефти на сланцевых проектах до уровня цены 67 долларов за баррель. По оценкам Роснедр, добыча трудноизвлекаемой нефти к 2025 г. может составить 52  млн т. Для этого потребуется около 100 млрд долларов инвестиций. Где взять эти средства, пока не берётся сказать никто.

Никто пока не отменил и санкции. Летом ЕС и США запретили ввозить в Россию оборудование и технологии для бурения в Арктике, на глубоководном шельфе и месторождениях с трудноизвлекаемыми запасами. Сейчас российские нефтегазовики пытаются найти альтернативу в России или Азии, но для производства буровых установок в России или Китае нужны компоненты, которые делают в Северной Америке. Найти им замену будет сложно. Наконец, свою лепту вносит крайне суровый арктический климат и тяжёлые геологические условия.

– Льды и сильные штормы осенью создают нам большие сложности, – отметил начальник управления по обеспечению производства оператора проекта компании «Газпромнефть-Сахалин» Алексей Фадеев, рассказывая об освоении Долгинского нефтяного месторождения. – Инфраструктура там только развивается, а между подрядчиками и поставщиками почти отсутствует конкуренция. Первая отгрузка нефти намечена на начало 2020-х.

Впрочем, с проблемой дороговизны добычи «чёрного золота» сталкиваются все нефтедобывающие страны. Разработка шельфовых месторождений связана с множеством рисков как природных, так и экономических. Например, затраты на бурение шельфа очень высоки, и в результате шельфовые запасы углеводородов изучены недостаточно. Без этого невозможно оценить перспективную рентабельность того или иного месторождения. Как отмечают учёные Кольского научного центра РАН Алексей Череповицын и Федор Ларичкин, действенным инструментом могло бы стать перераспределение финансовых затрат недропользователя на экономическую выгоду от другой деятельности. Ещё один вариант уменьшить налоги на всю величину затрат на геологоразведку. Возможно создание консорциумов из нескольких инвесторов, это помогло бы снизить затраты и риски на этапе геологоразведки. Но подобных механизмов сегодня в законодательстве мало, а те, которые есть, применять очень сложно. Ещё один вариант – львиную долю геологических рисков может взять на себя государство, финансируя геологоразведку напрямую.

/http://www.rg.ru/2015/02/17/shelf.html/



Print This Post Print This Post
©2017 Pro-arctic.ru