Кобылкин: Россия прорубила окно в Азию через Ямал

1491103294

Кто должен осваивать Север – вахтовики или местные жители? Какие внутренние вопросы развития страны может решить Арктика и удастся ли другим арктическим регионам догнать Ямал? На вопросы ИА REGNUM ответил губернатор Ямало-Ненецкого автономного округа (ЯНАО) Дмитрий Кобылкин

Ямал фактически становится столицей российской Арктики. Что от этого выигрывает местное население и почему северные регионы не могут развиваться одинаково успешно?

Мы постоянно слышим, что в ЯНАО очень высокая бюджетная обеспеченность в расчете на душу населения — в прошлом году показатель составил около 272 тысяч рублей. Другие субъекты предлагают сравнять затраты, сформировать модельный бюджет — словом, жить в одинаковых условиях, как это уже бывало в нашей истории. Но в таком случае мы никогда не увидим развития нашей страны.

Да, кому-то больше повезло с ресурсами. Но что в этом плохого? Ведь и бюджетные отчисления региона в общий — федеральный — бюджет у нас значительно больше. К тому же в сравнении с полярными регионами других стран Арктического совета показатели Ямала выглядят очень скромными, а нам бы хотелось, чтобы российские арктические рубежи были обустроены не хуже, чем в Норвегии или Финляндии.

У нас два варианта: следовать пропорциональному делению бюджета и жить одинаково ровно везде — или иметь «точки роста» и предоставлять возможность жителям других регионов работать вахтовым методом на перспективных территориях.

 Вы как глава одного из субъектов Арктической зоны России поддерживаете вахтовый метод или считаете его неэффективным?

Чтобы решить эту дилемму, нужно ответить на вопрос, чего мы хотим от Арктики. Прийти, добыть, уйти? Для этого вахта является лучшим способом. Но мы уже давно построили на Севере города, и для многих людей, для моих детей тоже, — это родина, нельзя просто всех взять и переселить ближе к центру страны — по одному щелчку. И зачем?

Я убежден, что постоянное население даже самых отдаленных населенных пунктов Арктики нужно сохранить. Потому что если мы все соберемся в комфортных крупных городах, то в итоге можем и не узнать, что на нашу крайнюю территорию кто-то пришел.

Скажу больше, для коренных жителей Севера вопрос этот тем более не стоит: они — настоящие хранители Арктики.

Значит ли это, что вахтовый поселок Сабетта вскоре превратится в перспективный город?

Сабетта — это уникальный населенный пункт с международными аэропортом и морским портом, вскоре к нему подойдет и железная дорога. Здесь действительно можно создать прекрасный новый город, но в этом нет смысла. Город — это целая среда для жизни молодых семей, которая требует строительства детских садов, школ и прочих объектов. Но на этой территории девять месяцев в году царит очень суровая зима. Зачем нам изначально растить детей в вечной мерзлоте и потом бороться за их здоровье? Мы с президентом России договорились, что новых городов на Ямале не создаем. Но имеющиеся развиваем и делаем комфортными.

Президент в послании Федеральному собранию вновь сказал о создании 25 млн новых рабочих мест в России. Какой процент от этого числа может обеспечить Арктика?

Арктика может помочь полностью выполнить эту задачу. Европейская часть России уже обустроена донельзя, и вплоть до Уральского хребта нам не удастся изобрести столько производств, способных конкурировать с европейскими. В это же время, как мы убедились на примере проекта «Ямал СПГ», одно рабочее место в Арктике создает 14 и более рабочих мест в России. Для реализации проектов нужно обеспечить все бытовые нужды, привезти на эту территорию всё необходимое работникам — и всё это производится южнее Полярного круга.

Развитие Арктики — стратегическая задача для страны, и только для её решения может понадобиться столько рабочих мест. Нам предстоит соединить два рынка — европейский и азиатский, и миссия Ямала в этом очень велика. Компания «Новатэк» с нашей территории уже успешно вышла на рынок сжиженного природного газа и теперь «наращивает мускулы».

«Новатэк» сейчас безраздельно царит в порту Сабетта. Могут ли в ближайшее время появиться на этой территории новые интересанты?

Как по мне, это не худшее царство! Компания начинала эти проекты и воплотила их в жизнь. Но на территории Сабетты нет никакой монополии, развитие других проектов вполне может привести сюда другие компании, время покажет.

Когда, по Вашим прогнозам, будет реализован проект железнодорожной линии Бованенково — Сабетта? Должно быть, процесс ускорится, поскольку президент поставил цель к 2025 году увеличить грузопоток по Севморпути до 80 млн тонн в год.

Безусловно, эта железная дорога увеличит объем грузопотока жидких углеводородов по Севморпути. И она тоже будут строиться из российских материалов, загружая отечественные производства заказами. Президент озвучил минимум, но есть уверенность, что при строительстве таких веток, как Бованенково — Сабетта, мы сможем увеличить эту цифру еще на 10 млн тонн. Северный широтный ход — это стройка величиной в 3—4 года. И процесс должен быть синхронизирован с созданием Бованенково — Сабетта. Поэтому, как только начнется строительство СШХ, прояснится и ситуация с этой веткой.

Как обстоит дело с внутренними транспортными проблемами округа?

Полноценные дороги по всему Ямалу мы не построим еще долго. Слишком большие расстояния, а также сложность и длительность стройки на вечной мерзлоте. Но работа над транспортной инфраструктурой для нас очень важна. Планируем заниматься реконструкцией аэродромов, увеличивать рейсы по стране. Хотелось бы иметь как можно больше международных аэропортов.

Существует ли возможность пассажирских перевозок по Севморпути?

Почему бы и нет? Такие идеи существуют. В любом случае, эта трасса некоторым уже интересна как туристический маршрут. Но, конечно, основной целью Севморпути пассажиропоток никогда не станет. Главная задача страны в Арктике — это разогреть СМП и сделать его круглогодичным. Россия уже прорубила «окно в Азию». И нам повезло, что сделано это на Ямале.

 

/regnum.ru/

 



Print This Post Print This Post
©2018 Pro-arctic.ru