С инновациями через штормы к новой эре

oil-gas-header-638

На фоне цен на нефть ниже 70 $, определяющих состояние рынка уже более года, начали ли игроки отрасли рассматривать новую экономику в качестве основы для среднесрочной стратегии, нежели чем просто как временное обстоятельство? Последние исследования компании Lloyd’s Register Energy (подразделение Регистра Ллойда) это подтверждают: 67 % опрошенных предсказывают цены между 50 $ и 70 $ за баррель в 2016 году, а в 2017 году многие ожидают лишь умеренного роста.

И все-таки является ли такое мышление верным с учетом последнего заявления ОПЕК? Немногие верят в то, что в обозримом будущем вероятно возвращение к отметке 100 $ за баррель. Однако нефтегазовые компании сталкиваются и с другими трудностями…

Учитывая все возрастающую связь сектора с цифровыми технологиями, возникает потребность в новых возможностях, которых зачастую остро не хватает (если они вообще имеются). В то же время работа более старых установок, нередко неоднократно перестраиваемых с течением времени, полагается на знания местных особенностей, которыми обладают давно работающие сотрудников, большинство из которых уже приближается к выходу на пенсию.

К тому же суровые атмосферные условия, в которых ведутся работы, увеличивают угрозу для жизни сотрудников и окружающей среды. С ростом угроз кибератак в секторе еще только предстоит справиться. Законодательная база становится все более жесткой и сложной, а затраты, связанные с НИОКР и основной деятельностью, продолжают расти. И все это происходит на фоне глобального изменения климата, которое требует срочных и масштабных действий по сокращению углеродосодержащих выбросов, в то же время обеспечивая мировое сообщество безопасными и дешевыми энергоресурсами.

Ни для одной их этих проблем нет легких решений, но каждая из них усиливает потребность в инновациях. По данным Lloyd’s Register Energy, в настоящее время наиболее приоритетными являются инвестиции в инновации в сфере операционной эффективности, немного опережающие инвестирование в безопасность, возглавлявшую список в исследовании 2014 года. Дюко де Хан (Duco de Haan), директор по коммерческому развитию компании, полагает, что это неудивительно: «Когда бизнес уже исчерпал все возможности по снижению расходов, технологии становятся единственным способом значительного сокращения затрат».

В дополнение к снижению затрат компании также ищут пути повышения прибыли за счет извлечения максимальной выгоды из ресурсов посредством «улучшения доступа к потенциальным резервам» и «увеличения долгосрочности активов» (оба направления имели большее преимущество в качестве основных направлений инноваций в 2015 году по сравнению с предыдущим годом).

Опрашиваемые отметили ряд приоритетов в инвестировании с точки зрения технологий, включая третичный метод нефтедобычи, использование беспилотных летательных аппаратов и стандартизацию нефтяных месторождений, каждый из которых занимает обоснованную позицию в плане по снижению затрат. Присутствие «улучшения доступа к потенциальным резервам» в тройке лидирующих инновационных направлений говорит о том, что лица, стоящие у руля отрасли, не игнорируют необходимость поиска новых ресурсов.

Являются ли инновации панацеей?

Без сомнения, инновации (независимо от того, будут ли они революционными или постепенными, технологическими или производственными) жизненно необходимы для будущего сектора. Если мы продолжим работать в том же ключе, что и раньше, то не сможем выстоять против испытаний сегодняшнего и завтрашнего дня. В конце концов, завтрашний день не будет таким же, как вчерашний, и нам нужно искать новые пути для продолжения работы.

Но работа с инновациями уже сама по себе является испытанием. Требующиеся суммы могут оказаться пугающими и часто требуют более длительной перспективы, чем стандартный период планирования в три-пять лет. Даже при наличии инвестиционного аппетита проблемой может стать доступ к людям с необходимыми навыками: нужные специалисты могут оказаться недоступными, либо могут возникнуть трудности с их привлечением и удержанием. Как только ресурсы будут обеспечены, а полномочия определены, инновационная организация должна адекватно оценить и смягчить кадровые, экологические, технологические и коммерческие риски.

«…из-за финансовых рисков в случае, если что-то пойдет не так, уменьшается мотивация для введения изменений»

Интересно заметить, что, несмотря на все сопутствующие трудности, исследование показывает, что большинство компаний оценивают себя выше в вопросе создания и развития новых технологий по сравнению со своими конкурентами. В противовес этому многие признают, что в вопросе применения этих технологий они находятся на среднем и даже низком уровне. На деле 67 % опрошенных считают, что сложности, связанные с внедрением, являются ключевым барьером для инноваций. Получается, что развитие инноваций оказывается менее проблематичным, чем их внедрение на рынке.

Доктор Колин Браун (Colin Brown), технический руководитель Института инженеров-механиков, согласен с этим предположением. «Внедрение новых технологий в наши дни определенно затягивается. Ранее высокая цена на нефть и вытекающая из этого рентабельность защищали компании от рисков. Теперь же из-за финансовых рисков в случае, если что-то пойдет не так, уменьшается мотивация для внедрения изменений», — заявил он.

Что же сдерживает внедрение технологий?

Хотя доступ к необходимым навыкам и может стать сдерживающим фактором на стадии внедрения, к тому времени как новая технология выйдет на этап применения в рамках инновационного цикла, нерешенными по большей мере остаются коммерческие вопросы. Согласно исследованию, проведенному компанией Technology Radar в 2015 году, самой большой трудностью на пути к внедрению инноваций была «неопределенность в отношении доходности».

По этой причине многие компании предпочитают ждать и наблюдать, вместо того чтобы первыми опробовать новые технологии. Отмечая это неприятие рисков, доктор Джонатан Картер (Jonathan Carter), глава инновационного центра E.ON E&P UK, сказал: «Многие компании готовы применять новые технологии только после того, как они будут опробованы. Они не хотят быть первыми, и это является препятствием на пути внедрения этих технологий».

В последние месяцы мы были свидетелями появления еще одного слоя неопределенности на фоне продолжающейся непредсказуемости изменения цен на нефть. Это, несомненно, повлияло на решения о внедрении технологий, так как в условиях роста недоверия на рынке еще более сложно предсказать доходность по инвестициям и влияние на настроение участников.

Является ли сотрудничество решением проблемы?

Исследование Вуда, проведенное в 2014 году, задачей которого был поиск пути для экономического восстановления сектора, определило сотрудничество в качестве ключевой части решения проблемы. Его рекомендация по созданию независимой отраслевой организации привело к возникновению Нефтегазового управления (Oil and Gas Authority, OGA), ответственного за поощрение сотрудничества по всему сектору. Энергетический законопроект 2015 года укрепил эти полномочия, дав OGA большое количество инструментов для облегчения сотрудничества между влиятельными игроками отрасли, включая урегулирование споров, обмен информацией и участие в собраниях.

Успешные компании уже осознали выгоды, которые можно извлечь из сотрудничества с третьими сторонами. Исследование Technology Radar 2015 года показывает, что из организаций, считающих себя активно сотрудничающими, 29 % говорят об успехе в достижении своих инновационных целей на фоне 10 % «избирательных», 10 % «осторожных» и 16 % «вынужденных» прибегать к сотрудничеству организаций.

На всем протяжении производственно-сбытовой цепи существуют весьма положительные примеры межотраслевого сотрудничества, такие как совместные отраслевые проекты и альянсы по развитию технологий. Часто сотрудничество завязывается между нефтяными гигантами и поставщиками услуг, но также бывают и примеры совместной работы нефтяных гигантов (например, Marine Well Containment Company, образованная компаниями ExxonMobil, Chevron, ConocoPhillips и Shell после разлива нефти на месторождении Макондо, к которым впоследствии присоединились еще несколько гигантов).

Избирательные и осторожные

Тем не менее только 16 % опрашиваемых оценили свои организации как «активно сотрудничающие», в то время как 72 % опрошенных охарактеризовали свои компании как «избирательные» и «осторожные». Так почему между многообещающим решением и его внедрением в отрасли существует такой разрыв? Для Саймона Рива (Simon Reeve), первого заместителя директора по технологиям и стратегии в компании Lloyd’s Register Energy, эта проблема является комплексной и глубоко укоренившейся. «В значительной мере проблема заключается в конкуренции и интеллектуальной собственности. Часто встречается мнение, что в сотрудничестве ты теряешь больше, чем приобретаешь, что и здесь будет победитель и проигравший и одна сторона в итоге потеряет больше», — объяснил он.

Несмотря на эти сдерживающие факторы, есть причины и для оптимизма и признания, что на некоторых участках производственно-сбытовой цепи есть место сотрудничеству. Дэвид Айтон (David Eyton), руководитель технологической группы в компании BP, полагает, что низкая цена на нефть подстегнет попытки сотрудничества, когда организации в некотором смысле признают инновационные подходы к инновациям. «Мы и, как я предполагаю, остальные компании определимся, в чем будем соперничать, а в чем сотрудничать, будь то отношения с другими операторами или отношения с компаниями в рамках системы снабжения», — рассказал он.

Несомненно, предстоит разрешить еще много торговых, правовых и культурных вопросов, прежде чем сотрудничество станет нормой в отрасли, однако Питер Уоллес (Peter Wallace), технический эксперт группы морского проектирования в BG Group считает, что ни одна из этих проблем не является непреодолимой. «Вопросы интеллектуальной собственности и конкуренции, несомненно, уже были рассмотрены и решены в других отраслях промышленности, так что нет причин, по которым их нельзя было бы решить и в нефтегазовой отрасли», — считает он.

Значение импорта технологий

Наравне с поиском моделей сотрудничества в других отраслях промышленности зреет понимание, что будущее сектора отчасти будет создаваться за счет технологий, разрабатываемыми в других областях. Пока что смежные технологии в нефтегазовом секторе получают ограниченную поддержку, но нет причин сомневаться, что технологии из других областей промышленности могут повысить качество работы производственно-сбытовой цепи, особенно в областях геологических изысканий, моделирования, бурения и контроля. В качестве примеров можно привести технологии построения изображений, усовершенствованные облегченные и устойчивые к коррозии материалы, дистанционный контроль, нанотехнологии, структурирование данных, усовершенствованный анализ данных, технологии насосов перистальтического типа, технологии послойного синтеза, автономные подводные аппараты, датчики, сверхмощную изоляцию и углеродное волокно.

«Вопросы интеллектуальной собственности и конкуренции, несомненно, уже были рассмотрены и решены в других отраслях промышленности, так что нет причин, по которым их нельзя было бы решить и в нефтегазовой отрасли».

Чаще всего большим потенциальным источником новых технологий считается аэрокосмическая промышленность, поскольку, как и в нефтегазовом секторе, в ней используются материалы, способные выдерживать экстремальные климатические условия и давление. Также у этих двух секторов схожий уровень ответственности при выполнении задач: в случае, если что-то пойдет не так, ставки будут очень высоки.

Нефтегазодобывающие компании уже изучают композиционные материалы, разрабатываемые в аэрокосмической промышленности, представляющие интерес за счет своей легкости, износостойкости и устойчивости к коррозии, а также датчики, использующиеся для сбора и передачи данных. Но это еще только начало, поскольку многие другие отрасли промышленности, такие как биомедицина, информационно-коммуникационные технологии и игровая индустрию, а также автомобильная промышленность, предлагают аналогичный потенциал.

Но пока отрасль еще не пользуется этими возможностями в полной мере, в основном из‑за существующего мнения, что технологии, изобретенные в других отраслях, не отвечают целям нефтегазового сектора. Продолжая сравнение с аэрокосмической отраслью, Нейтен Михен (Nathan Meehan), президент Общества инженеров нефтегазовой промышленности, сказал: «Люди, разработавшие эти технологии, создавали их для использования в космическом пространстве и даже не задумывались о высоком давлении, высоких температурах, или о гораздо больших масштабах их применения, или о придании им некоторых конкретных форм». Бесспорно, эта область характеризуется технической сложностью, но установление новых видов сотрудничества с этой отраслью приведет к разительным переменам.

Будущее ориентировано на обработку данных

Большая часть возможностей, возникающих благодаря применению смежных технологий, приходится на технологии сбора, передачи и обработки данных. И хотя в последние годы сектор стал заметно более сильно связан с цифровыми технологиями, другие отрасли (например, сектор розничной торговли) ушли в этом плане далеко вперед.

Необходимость в изменении существующего положения дел признается многими: 61 % опрошенных в ходе исследования, проведенного компанией Technology Radar в 2015 году, согласны, что их способность собирать и анализировать данные критична для производительности в краткосрочной перспективе, но только 44 % охарактеризовали способность своих компаний собирать данные как хорошую или очень хорошую. Еще меньшее количество опрошенных могут сказать, что в их компании умеют отлично или очень хорошо анализировать данные.

И вновь есть свидетельства о разрыве между приемлемым решением и существующей практикой. В данном случае ключевыми проблемами являются отсутствие интеграции данных в деловой среде и способности компаний собирать данные с достаточной степенью актуальности и надежности. В некоторых регионах (таких как Северное море) эта тенденция существует начиная с того момента в истории современной морской инфраструктуры, когда платформы не были предназначены для использования беспроводного оборудования. Другой проблемой становится поиск талантов, поскольку компании не могут эффективно внедрять или использовать весь потенциал новых технологий сбора, передачи и обработки данных, не имея специфических нишевых навыков работы с данными.

Однако в конечном счете тем компаниям, которые желают остаться конкурентоспособными, необходимо преодолеть эти проблемы. Это подтверждается проведенным исследованием, показывающим четкую связь между высокой производительностью при работе с данными и успешным развитием технологий. Дэвид Айтон из BP настроен оптимистично, отмечая, что проблемы интеграции данных зачастую могут быть преодолены, поскольку аналитические компании все чаще не зависят от формата. «Как только мы сделаем свои данные доступными для специалистов по анализу данных, они смогут увидеть то, чем мы обладаем, и понять, что они смогут с этим сделать», — считает он.

Возвещение новой эры

Исследование Technology Radar подтверждает то, что многие и так подозревали: в ответ на низкие цены на нефть и другие стимулирующие факторы сектор стремительно перестраивается. Имеющиеся проблемы, судя по всему, вполне понятны, чему способствуют качественный диалог и рост сотрудничества.

Чтобы удержаться на плаву в таких условиях, требуется больше изобретательности и широта взглядов, усердный активный поиск новых технологий, подходов и методик работы. По мере приспособления сектора к новой норме появится возможность увидеть некоторые положительные изменения.

Оригинал статьи:/offcommnews.com/



Print This Post Print This Post
©2019 Pro-arctic.ru