Энергоэффективность и альтернативная энергетика требуют автономии

PD14-176-Yukon-Energy-Geotechnical-Investigation-Wind-Project-JP-650

Всемирный банк составил рейтинг мер господдержки возобновляемой энергетики, энергоэффективности и доступа к энергии более чем в 100 странах мира. Россия заняла высокие позиции по доступности энергии, выше средних — по энергоэффективности и средние — по господдержке возобновляемой энергетики (ВИЭ). Страна отличается зарегулированностью энергосектора, что сдерживает развитие ВИЭ, заключили аналитики. Российские эксперты предлагают снижать бюрократическую нагрузку и развивать зеленую энергетику и энергоэффективность — прежде всего на территориях автономного децентрализованного энергоснабжения

Выше среднего

Недавнее исследование Regulatory Indicators for Sustainable Energy («Показатели регулирования устойчивой энергетики») подготовлено экспертами Всемирного банка (ВБ) для специальной инициативы ООН «Доступная энергия для всех» (Sustainable Energy for All). В документе сравнивается политика 111 стран в области расширения доступа граждан к энергии, повышения энергоэффективности и поддержки ВИЭ. «Мир переходит к новой технологической и энергетической системе. Увеличение использования возобновляемых источников энергии — ключевой элемент в этом переходе. Разумная и эффективная госполитика может его ускорить»,— считает вице-президент ВБ и спецпредставитель инициативы ООН «Доступная энергия для всех» Рейчел Кайт. Исследование должно помочь правительствам стран оценить свою политику поддержки доступа к энергии, энергоэффективности и ВИЭ по сравнению с мировыми стандартами, а также сформировать приоритеты для дальнейшего развития секторов, в том числе для успешного привлечения частных инвестиций.

Для оценки результативности госполитики стран авторы исследования использовали 27 индикаторов и 80 субиндикаторов, проанализировав более 3 тыс. законов, распоряжений и мер различных стран мира. Абсолютными лидерами совокупно по всем трем направлениям оказались Дания, США и Канада. Наименьшее количество баллов получили Мавритания, Гаити и Сомали. Общий балл РФ — 77 (из 100), при этом страна получила максимум баллов в секторе «Доступ к энергии» (100), умеренный общий рейтинг мер господдержки энергоэффективности (70 из 100) и средние показатели в рейтинге эффективности господдержки ВИЭ (61 из 100).

Вне комплексного подхода

«По направлению “Возобновляемая энергетика” результаты России на первый взгляд невысоки. Страну “подвели” отсутствие углеродного налога, недостаточно четкое планирование развития ВИЭ, бюрократия и высокий риск невыполнения обязательств. Авторы рейтинга насчитали 17 процедур, необходимых для строительства ВИЭ-электростанции с подключением к сети в России — это максимум для всех стран»,— отмечает Татьяна Ланьшина, научный сотрудник Лаборатории исследований корпоративных стратегий и поведения фирм РАНХиГС.

Отсутствие системности и комплексного подхода в развитии ВИЭ подчеркивает директор Института энергоэффективных технологий в строительстве Владимир Сидорович. Он отмечает отсутствие в РФ общего концептуального документа или закона о ВИЭ. «Нормативная база разбросана по разным довольно-таки сложным подзаконным актам — по принципу “малая-большая генерация”. Но в общем не понятно, зачем и ради чего мы все это делаем и куда хотим двигаться»,— замечает он.

Аналогичную ситуацию российские эксперты наблюдают и в области энергоэффективности. «В РФ уже действуют основное законодательство и нормативная база в этой сфере, но не хватает правоприменительных документов, а в регулировании остаются противоречия,— говорит член рабочей группы “Энергоэффективность” экспертного совета при правительстве Мария Степанова.— Одиночные меры можно развивать и ранжировать сколько угодно — вопрос в их комплементарности и соответствии конкретным условиям. Профессионалам, органам власти и обществу внятной концепции пока представлено не было. Не понятно, кто у нас главный в вопросе энергоэффективности и как распределяются полномочия».

Дефицит финансов и идеологии

На фоне отсутствия системности в поддержке энергоэффективности сокращается и ее господдержка. По данным Центра по эффективному использованию энергии (ЦЭНЭФ), расходы федерального бюджета в рамках программы «Энергоэффективность и развитие энергетики» в 2013–2016 годах снизились в 50 раз — с 7,1 млрд до 140 млн руб. Региональные инвестиции в энергоэффективность из всех источников в 2014–2016 годах упали вдвое, а в сопоставимых ценах — в два с половиной раза. Отмена субсидий из федерального бюджета (около 6 млрд руб. в год) привела к снижению расходов региональных и местных бюджетов и внебюджетных источников минимум на 55 млрд руб., что соответствует потере 10–12 млрд руб. потенциальных налоговых доходов бюджета в год, подсчитали в ЦЭНЭФе.

Мария Степанова считает, что причина такой ситуации в отсутствии общепринятой идеологии. Ее суть должна заключаться в следующем: энергоэффективность — это не инженерная или технологическая категория, подразумевающая затраты для экономии, которые надо сравнивать для расчета окупаемости, а категория скорее макроэкономическая — драйвер повышения качества жизни, развития собственных производств, перераспределения финансовых потоков из емких платежеспособных рынков (например, ЖКХ) в отечественную промышленность. «Это история про высокие технологии и развитие городов, освоение территорий, устойчивость систем жизнедеятельности экономики»,— заключает госпожа Степанова.

Эксперты отмечают: практика госрегулирования сектора в РФ находится «в начале пути». Мировой опыт поддержки ВИЭ свидетельствует, что на старте развития отрасли регуляторы иногда ошибались с составом требований к участникам рынка, с размерами выплат за поставленную электроэнергию и со схемами их расчета, говорит госпожа Ланьшина. РФ не успела «обкатать» свое регулирование к концу 2015 года (доклад ВБ основан на данных, доступных в конце 2015 года) — так, поддержка ВИЭ на оптовом рынке электроэнергии и мощности была введена в России лишь в 2013 году (в 2015 году — на розничном рынке), а поддержка микрогенерации отсутствовала.

Напомним, в поручениях президента по результатам последнего Госсовета уже говорится и о необходимости установления целевых показателей энергоэффективности для отдельных секторов и экономики в целом, и развития микрогенерации на основе ВИЭ. В середине февраля правительство разрешило «домашнюю» микрогенерацию до 15 кВт, избытки которой потребители смогут продавать по цене оптового рынка.

Удаленная «чистая» энергия

Российские эксперты считают, что наиболее актуальным направлением в области ВИЭ для РФ остается развитие возобновляемой автономной генерации для удаленных территорий с децентрализованным энергоснабжением. Пока в стране отсутствуют механизмы поддержки строительства таких энергообъектов в изолированных системах энергоснабжения, отмечает директор ЦЭНЭФа Игорь Башмаков. Надежное и качественное электроснабжение удаленных малонаселенных поселений остается проблематичным. «Автономная генерация — это инструмент формирования достойного качества жизни»,— соглашается начальник отдела разработки стратегических документов Минэкономики Сергей Майоров. Развитие автономной генерации на основе ВИЭ наиболее актуально для Забайкальского края, Калининградской области, Крыма, Северного Кавказа, Сахалина и регионов Арктики, полагает он.

По данным ЦЭНЭФа, в РФ существует несколько тысяч децентрализованных систем энергоснабжения с высокими затратами, а от локальных систем энергоснабжения питается около 30 тыс. поселений, где проживает более 11 млн человек. По мнению Игоря Башмакова, повышение энергоэффективности и развитие ВИЭ, например, в районах Крайнего Севера еще не осознано руководством страны, властями и компаниями. Однако это позволит решить многие социальные и экономические проблемы: снизить затраты на завоз топлива и обслуживание соответствующих кредитов, обеспечить энергоснабжение при одновременном повышении уровня надежности работы систем тепло- и электроснабжения, повысить конкурентоспособность предприятий за счет снижения их затрат на энергоснабжение, в том числе за счет сокращения масштабов перекрестного субсидирования. «Высвободившиеся средства можно направить на социально-экономическое развитие регионов Крайнего Севера»,— отмечают в ЦЭНЭФе.

/kommersant.ru/



Print This Post Print This Post
©2017 Pro-arctic.ru