Россия и Норвегия — «серая зона» взаимоотношений

sval_inf_01

 

После подписания Россией и Норвегией соглашения о разграничении акватории Баренцева моря прошло пять лет. В результате многолетних споров стороны, наконец, договорились о совместном освоении трансграничных месторождений углеводородов, находящихся в так называемой бывшей «серой зоне», урегулировав тем самым правовым путем территориальные претензии друг к другу двух соседствующих государств.

Однако весной этого года ситуация вновь обострилась, когда Норвегия, нарушив Парижские соглашения по Шпицбергену, решила внести в очередной лицензионный раунд участок «Серая лиса» в «шпицбергенском квадрате», который по международному праву считается зоной, свободной от экономической деятельности какого-либо государства. Россия тогда выразила протест против такой позиции Норвегии. Как писала газета «Известия» со ссылкой на документ, посольство России в Осло после внесения участков «шпицбергенского квадрата» в 22-й и 23-й раунды направляло ноты в МИД Норвегии, в которых говорилось, что российская сторона призывает норвежскую сторону «предпринять шаги, необходимые для приведения проводимой в отношении регулирования деятельности в «шпицбергенском квадрате» политики Норвегии в соответствие с ее международными обязательствами по договору 1920 года». С тех пор СМИ не раз сообщали о намерениях сторон сесть за стол переговоров и устранить имеющиеся разногласия. Однако всякий раз встреча переносилась на определенный срок и до сих пор так и не состоялась.

 

Как «Серая лиса» перебежала дорогу

В рамках 23-го лицензионного раунда Министерство нефти и энергетики Норвегии включило участок «Серая лиса», расположенный в «шпицбергенском квадрате», в список распределяемых, что заставило крупные компании — BP, Shell, «Роснефть» отказаться от участия в указанном раунде.

«Шпицбергенский квадрат» — это зона, ограниченная 74 и 81 градусами северной широты и 10 и 35 градусами восточной долготы, имеющая особый международно-правовой статус, таким образом, выделение лицензионных участков на данной территории является нарушением Шпицбергенского трактата 1920 года.

Из российских компаний только «ЛУКОЙЛ» подал заявку на участие в 23-м лицензионном раунде и получил 20-процентную долю в проекте по геологоразведке участка PL858.

Учитывая многовековые экономические отношения, связывающие Россию и Норвегию, велика вероятность, что сторонам удастся прийти к компромиссным решениям, удовлетворяющим обе стороны переговорного процесса. Необходимо только сесть за стол переговоров, о чем неоднократно заявляло Министерство иностранных дел России.

 

Спорная зона

«Серая зона» — акватория в юго-восточной части Баренцева моря размером 175 тыс. км2, что составляет 12% площади с неопределенным правовым статусом, о принадлежности которой десятки лет спорили друг с другом два государства. На протяжении десятилетий на акватории Баренцева моря существовали границы по Договору о Шпицбергене 1920 года и границы полярных владений Советского Союза, определенные постановлением Президиума ЦИК СССР от 15 апреля 1926 года. Стороны никак не могли договориться о принципах разграничения этой территории.

СССР настаивал на секторном принципе разграничения (по меридиану от сухопутной границы до Северного полюса), опираясь на свое «историческое право», закрепленное постановлением Президиума ЦИК СССР. Норвежская сторона настаивала на разделе по срединной линии, проходящей на равном расстоянии от Шпицбергена на западе и Новой Земли и Земли Франца-Иосифа на востоке, отсчитывая границы своей экономической зоны от побережья Шпицбергена. В результате недоговоренностей между двумя границами появился спорный участок моря.

В 2010 году стороны договорились о разделе «серой зоны» на два участка, закрепив данные соглашения подписанием Договора «О разграничении морских пространств и сотрудничестве в Баренцевом море и Северном Ледовитом океане».

Также стороны договорились о паритетных началах в отношении месторождений углеводородов, находящихся на данной территории. В случае обнаружения такие месторождения подлежат исключительно совместной разработке и эксплуатации.

В 1944 году Россией и Норвегией был наложен мораторий на разведку и добычу полезных ископаемых в южной части Баренцева моря, поэтому на момент подписания договора 2010 года не было точных данных разведанных запасах углеводородов на этой территории.

В пограничную зону попало крупнейшее в мире газоконденсатное месторождение Свод Федынского. По предварительным оценкам советских геологов, согласно исследованиям, проведенным еще 1980-е годы, в Своде Федынского может быть открыто до 12 месторождений нефти и газа, а запасы углеводородов могут составить 9 млрд т нефтяного эквивалента, что втрое превышает запасы Штокмановского месторождения.

России в результате раздела отошло 860 тыс. км2 спорного участка, Норвегии — 510 тыс. км2. Подписание Договора «О разграничении морских пространств и сотрудничестве в Баренцевом море и Северном Ледовитом океане» вызвало шквал критики в адрес исполнительной власти РФ. Позиция власти оценивалась экспертами и некоторыми участниками рынка как «поспешная», «уступчивая» и «не отвечающая национальным интересам».

Основные претензии заключались в том, что, во-первых, разграничение было проведено на норвежских условиях и Россия добровольно отдала богатейшие морские нефтегазовые месторождения, разведанные советскими геологами, во-вторых, Норвегии отошли территории, богатые биоресурсами, на которых российский северный рыболовецкий флот брал 60—70% годового промысла, а в-третьих, у России не будет больше оснований отстаивать свои права в отношении Шпицбергена, так как, по сути, она признает суверенитет Норвегии над архипелагом и подчинение норвежскому законодательству при ведении любой экономической деятельности в его районе.

И конечно, данное соглашение поставило крест на участии Норвегии в разработке Штокмановского месторождения, — ранее же, в отсутствие доступа к ресурсам Баренцева моря, норвежские компании на фоне истощения запасов углеводородов в Норвежском и Северном морях охотно соглашались на совместные проекты по разработке российского шельфа.

В июне 2012 года норвежская компания Statoil объявила о выходе из проекта, заявила о списании инвестиций в проект, передала принадлежавшие ей 24% акций Shtokman Development «Газпрому» за 790 тыс. руб. и списала убыток в объеме $336 млн. Чуть позже за ней последовала Total. В 2013 году проект по разработке Штокмановского месторождения был заморожен.

Но, несмотря на все упреки «снизу», в 2011 году договор был ратифицирован — 40-летнему спору положен конец, территория «серой зоны» перестала быть спорной, а Россия и Норвегия обязались развивать сотрудничество по освоению новых территорий.

«Неправильно говорить, что мы подарили норвежцам углеводородов на десятки миллиардов евро. В нашем секторе запасы могут быть на порядок выше, однако важно правильно ими распорядиться. И здесь было бы правильно брать пример с норвежцев, с их бережного отношения к природным богатствам», — считает Анатолий Золотухин, научный руководитель Института арктических нефтегазовых технологий РГУ нефти и газа имени И. М. Губкина.

У российских компаний, к сожалению, нет технологий по разработке арктических месторождений, а введение секторальных санкций США и ЕС против России на поставку оборудования для добычи нефти и газа на шельфе усложнило развитие крупных проектов, тем более в Арктике. Норвегия же, учитывая ее финансовые и технологические возможности, активно развивает перспективный северный регион.

В 2013 году было объявлено об открытии в Баренцевом море новых месторождений. Компания OMV сообщила о месторождении с примерными запасами 60—160 млн барр. нефти и 10—40 млрд м3 газа на участке Wisting Central, компания Lundin — об обнаружении 75-метровой нефтяной залежи на участке Goathi.

Норвегия предусматривает компенсацию 78% всех затрат, связанных с проведением геологоразведочных работ, а в последующем — при освоении и разработке месторождений — компенсацию 85—90% капитальных затрат для нефтяных компаний, работающих на шельфе.

В самой Норвегии инвестиции в нефтегазовую отрасль в 2015 году сократились на 16% по сравнению с 2014 годом, до 150 млрд норвежских крон (15,6 млрд евро). Об этом сообщает информагентство Regnum со ссылкой на данные Норвежского нефтяного директората. По прогнозам экспертов, из-за падения мировых цен нефти объем инвестиций в разработку новых месторождений будет снижаться вплоть до 2019 года. В 2015 году были введены в эксплуатацию четыре новых месторождения. Между тем более половины ресурсов на норвежском шельфе все еще остаются неразработанными.

Российские компании «Роснефть» и «ЛУКОЙЛ» являются постоянными участниками лицензионных раундов Министерства нефти и энергетики Норвегии по распределению участков на норвежском шельфе. И в ближайшей перспективе норвежский шельф для российских компаний — это, вероятно, единственная возможность наработать уникальный арктический опыт.

По мнению экспертов, достижение договоренности по вопросу трансграничных месторождений может открыть для российских компаний новые возможности по выходу на перспективные проекты норвежского шельфа.

Автор: Валерия Константинова

 

Offshore Russia август 2016

 



Print This Post Print This Post
©2019 Pro-arctic.ru