Первая нефть российской Арктики.

Александр Матвейчук, кандидат исторических наук, действительный член РАЕН.

К 80-летию создания Главсевморпути и 30-летию открытия первого в мире арктического нефтяного месторождения. Символично, что в 2012 г. российское арктическое сообщество отметило сразу две знаменательные даты. Восемьдесят лет назад созданное решением советского правительства Главное управление Северного морского пути приступило к выполнению сложных задач по хозяйственному освоению необжитых ранее громадных территорий, включая активное изучение и разработку минерально-сырьевой базы Заполярья. Исходя из этого, в российском секторе Арктики в течение ряда десятилетий были развёрнуты геологоразведочные работы на нефть и газ, увенчавшиеся открытием в 1982 г. первого в мире арктического нефтяного месторождения на острове Колгуев в Баренцевом море.

Арктический пролог Полярной комиссии.

Интерес к изучению Арктики у российских мореплавателей и учёных возник давно. С исследованием этого региона связаны многие славные страницы истории России XVIII–XIX веков, однако подлинный научный прорыв здесь произошёл в первой трети ХХ столетия. Во время самого разгара яростных сражений Первой Мировой войны, практически незамеченным осталось весьма примечательное событие. В сентябре 1915 г. в России была учреждена Полярная комиссия Академии наук для координации исследований, проводившихся в Арктике силами различных ведомств. Первым председателем Полярной комиссии стал представитель августейшего семейства, генерал от инфантерии, великий князь Константин Романов (1858–1915). В состав Полярной комиссии вошли академики: Владимир Вернадский (1863–1945), Александр Карпинский (1847–1936), Оскар Баклунд (1946–1916), Иван Бородин (1847–1930), Николай Андрусов (1861–1924), Борис Голицын (1862–1916), директор Геологического комитета, профессор Карл Богданович (1864–1947) и многие другие известные российские учёные, кто по своему научному и общественному положению мог способствовать проведению исследований в Арктическом регионе. Известный геолог Иннокентий Толмачёв (1872–1950) был избран учёным секретарем комиссии. На первом заседании Полярной комиссии 25 января 1916 г. был рассмотрен вопрос о сохранении самой северной в стране радиостанции на острове Диксон, которая благодаря патриотической позиции российских учёных продолжила свою работу и в качестве гидрометеостанции. Полученные здесь метеорологические данные входили в секретные синоптические карты, которые составляли сотрудники Николаевской Главной физической обсерватории для российских армии и флота. В последующие месяцы Комиссия приступила к разработке обширной программы научного изучения Арктики, были проведены ещё два плодотворных заседания, однако безвременный уход из жизни в июне 1915 г. её руководителя вызвал некоторый перерыв в работе. Созванное 18 октября 1916 г. заседание Полярной комиссии избрало в качестве её председателя известного русского учёного, академика Александра Карпинского.

Крушение самодержавия и смена государственной власти в 1917 г. побудили Полярную комиссию предпринять определённые шаги для привлечения внимания нового правительства к необходимости продолжения арктических исследований. Так, мартовское заседание комиссии 1917 г. было посвящено выяснению роли учёных в условиях нового политического строя в стране и выработке обращения к Временному правительству, в котором комиссия предлагала использовать свои знания и опыт, связанные со сферой её деятельности в Артике, на благо Родины. Последовавший через полгода октябрьский переворот в Петрограде и приход к власти правительства большевиков во главе с Владимиром Лениным (1870–1924) внесли, по словам академика Александра Карпинского, «задержку не только в спокойную академическую работу страны и комиссии, но и в чисто формальные стороны её жизни…». Из-за боевых действий на Северном фронте Гражданской войны Полярная комиссия оказалась на несколько лет оторванной от основного района её деятельности, и её работа свелась в основном к научной обработке имеющихся результатов предыдущих экспедиций.

Славные дела Главсевморпути.

После окончания Гражданской войны партийно-политическое руководство Советской России пришло к необходимости хозяйственного освоения арктического региона. Начало этому положил декрет ВЦИК от 10 марта 1921 г., учредивший специализированное ведомство – Плавучий морской научный институт. Комплексное научное исследование Арктики предполагалось сочетать с важной практической целью освоения Северного морского пути, связывающего советский Европейский Север с Дальним Востоком. В результате подготовительного этапа этой работы 15 апреля 1926 г. постановлением правительства СССР были определены границы советского сектора Арктики на западе – «меридианом 32 градуса 4 минуты 15 секунд в. д., а с востока – меридианом 168 градусов 49 минут 30 секунд в. д. – это 13 млн квадратных километров. Северный Ледовитый океан с окраинными морями: Баренцевым, Карским, Лаптевых, Восточно-Сибирским и Чукотским». Это составило почти 8 млн км2 островов и архипелагов, широких полос тундры, окаймляющей северную оконечность Евразийского материка.

Тридцатые годы ХХ века в Советском Союзе стали легендарным временем активного освоения Арктики. В это время успешно работали гидрографические экспедиции в водах Северного Ледовитого океана и комплексные береговые партии, положено начало стационарным наблюдениям в Арктике, проведены легендарные трансарктические перелёты и полёты к Северному полюсу. Уже к 1931 г. к списку советских полярных станций прибавились десять новых, в том числе на самых труднодоступных островах и архипелагах: на Земле Франца-Иосифа, Новой Земле, Северной Земле, Новосибирских островах, на острове Врангеля. Разнообразие задач, поставленных для успешного освоения Арктики, – развитие транспорта, производительных сил, заселение Севера и создание местных кадров, снабжение отдалённых окраин, развитие местного хозяйства – привело к возникновению в СССР множества структур, которые находились в подчинении различных ведомств и нередко дублировали друг друга.

Решением Советского правительства 17 декабря 1932 г. с целью эффективного сосредоточения в одних руках руководства всеми многочисленными учреждениями и ведомствами, осуществляющими деятельность на Крайнем Севере, было создано Главное управление Северного морского пути при Совете Народных Комиссаров СССР с организацией ряда территориальных управлений и особого Дальневосточного управления во Владивостоке. Руководителем Главсевморпути был назначен известный учёный, директор Всесоюзного Арктического института, профессор Отто Шмидт (1891–1956), его заместителями – Марк Шевелёв (1904–1991) (курировал вопросы, связанные с морским и воздушным транспортом) и Георгий Ушаков (1901–1963) (курировал организацию научных исследований, а также деятельность радио- и гидрометеорологических служб). Надо отметить, что трасса намеченного к освоению Северного морского пути простиралась через шесть морей, прилегающих к северной границе Советского Союза от Новой Земли до Берингова пролива, на расстояние 3 тыс. 350 миль.

Активная деятельность Главсевморпути стала важнейшим этапом в истории освоении Арктики. Для обеспечения нормального мореплавания по Северному морскому пути были введены в строй новые ледоколы и ледокольные суда, организована ледовая разведка, налажен выпуск надёжных морских карт, на побережье и островах Арктики развёрнуто строительство полярных портов, угольных баз, маяков и т. д. С 1935 г. началась практическая эксплуатация Северного морского пути на всём его протяжении.

Цель – Северный полюс.

13 февраля 1936 г. на заседании Политбюро ЦК ВКП(б) было принято решение организовать первую советскую экспедицию на Северный полюс. 21 мая 1937 г. с острова Рудольфа на флагманском самолёте «СССР-Н-170» под командованием известного полярного лётчика Михаила Водопьянова (1899–1980) на место выбранной дислокации направились начальник Главсевморпути Отто Шмидт и персонал будущей дрейфующей станции.  Вскоре самолёт совершил успешную посадку на льдину вблизи Северного полюса. Первая советская арктическая экспедиции «Северный Полюс-1» в составе начальника Ивана Папанина (1894–1986), опытного полярника-радиста Эрнста Кренкеля (1903–1971), гидробиолога и океанолога Петра Ширшова (1905–1953), астронома и магнитолога Евгения Фёдорова (1910–1981). За время десятимесячного беспримерного дрейфа, непрерывно работая по 10–14 часов в сутки в тяжёлых условиях, полярники собрали исключительно ценные, совершенно новые материалы о природе Центральной Арктики. Кроме того, исследователи установили характер льдов Центральной Арктики и закономерности их движения. Полярники также определили величину магнитного склонения у полюса и по линии дрейфа, открыли поднятие дна, в то время считавшееся западной частью «порога Нансена». 19 февраля 1938 г. у 70°54′ северной широты и 19°48′ западной долготы ледокольные пароходы «Таймыр» и «Мурманск» сняли зимовщиков с льдины вместе с приборами. По возвращении на родину всем четырём участникам арктического дрейфа было присвоено звание Героя Советского Союза.

Полярная вахта геологов-нефтяников.

Освоение трассы Северного морского пути дало хорошую возможность российским геологам приступить к изучению природных ресурсов Крайнего Севера. Решение этой важной задачи было возложено на специально созданное Горно-геологическое управление Главсевморпути. Вначале на первый план вышли геологоразведочные работы на топливные ресурсы, уголь и нефть, в которых остро нуждался советский арктический флот. По поручению Горно-геологического управления специалистами Всесоюзного Арктического института в начале 30-х гг. ХХ в. были организованы экспедиции по поиску и разведке полезных ископаемых на территориях к прилегающих к трассе Северного морского пути.

В 1934 г. геологоразведочная экспедиция во главе с Михаилом Кудрявцевым дала первое геологическое освещение месторождения в бухте Угольной в Охотском море, установив здесь наличие шести угольных пластов. На следующий год здесь были открыты ещё два угольных месторождения: Амаамское и Альгатваамское. В 1935–1938 гг. геологическими съёмками были покрыты обширные территории Северной Сибири, причём были обследованы в отдельных случаях даже районы, далёкие от Арктического побережья, например бассейн Нижней Тунгуски и Верхоянский хребет. В результате были открыты полезные ископаемые: уголь на западе Таймыра и в низовьях р. Пясины, олово на Чукотке в Янской впадине и на хребтах Тасхаятах и Полоусном; железные руды на р. Северной; россыпи золота на реках Хандыге, Таре в районе восточного Верхоянья.

В 1935 г. наступил черёд и для поисков нефти, для изучения нефтегазоносности Нордвик-Хатангского района была организована Нордвикская экспедиция во главе с геологом Тихоном Емельянцевым (1902–1970). Уже в первый полевой сезон им удалось обнаружить поверхностные нефтепроявления на полуострове Таймыр. В последующие полевые сезоны геологи заложили серию скважин, и в некоторых из них были получены признаки нефтеносности. В 1936 г. для изучения нефтегазоносности Усть-Енисейской впадины была направлена Усть-Енисейская экспедиция во главе с геологом Николаем Гедройцем (1901–1959). В первый же полевой сезон в низовьях р. Енисей уже были обнаружены выходы природных горючих газов.

В 1939 г. были произведены важные мероприятия по реорганизации всей геологической службы Главсевморпути, в результате чего за организацию и результаты геологических исследований, осуществлявшихся ранее специалистами Всесоюзного Арктического института, стало нести полную ответственность Горно-геологическое управление. В 1940 г. назначение на должность начальника Горно-геологического управления Главсевморпути опытного специалиста Ивана Белозёрского (1902–1941) придало новый импульс реализации программы геологических разведок на нефть и газ, однако нападение нацистской Германии на Советский Союз 22 июня 1941 г. внесло существенные коррективы в работу геологов-полярников. Вместо ушедшего на фронт Ивана Белозёрского на должность начальника Горно-геологического управления Главсевморпути был назначен талантливый молодой учёный, кандидат геолого-минералогических наук Леон Грдзелов (1913–1981). Выпускник Азербайджанского нефтяного института, он ранее прошёл хорошую школу на нефтяных месторождениях Апшеронского полуострова и Поволжья.

В трудные годы военного лихолетья геологи-полярники стремились героическим трудом внести свой вклад в достижение победы над врагом. Усть-Енисейская экспедиция в 1942 г. скважиной № 13-Р на Малохетской структуре вскрыла залежь газа, а затем в следующей скважине был получен приток нефти. Порадовали руководство Главсевморпути и геологи Нордвикской экспедиции, которые в скважине № 102-Р получили первый приток нефти на полуострове Таймыр. В годы войны ведущий специалист Горно-геологического управления Николай Гедройц в одиночку выполнил громадный объём работы, пересмотрел и заново переосмыслил весь накопившийся к тому времени опубликованный и фондовый геологический материал по нефти и газу Арктического региона. Весомым итогом этой его работы стали обобщённая оценка перспектив будущих геологоразведочных работ на нефть и газ на обширном пространстве от Европейского севера СССР до Северо-Востока страны и первая в истории обзорная карта сравнительных перспектив нефтегазоносности Советской Арктики в масштабе 1:2500000. А в 1950 г. он опубликовал монографию «Нефтегазоносность Советской Арктики», в которую вошли обзорные геологические очерки по отдельным регионам и были обоснованы принципы районирования территории Арктики по перспективам нефтегазоносности с учётом особенностей их геологического строения, степени изученности и наличия прямых признаков нефти и газа. Здесь же содержалось прозорливое предположение Николая Гедройца, что на материковом обрамлении Северного Ледовитого океана должны быть крупные нефтегазоносные бассейны, продолжающиеся на его шельфы: Западно-Cибирский, северная периферия которого расположена в юго-западной шельфовой части Kарского моря, и Печорский в шельфовой части Баренцева моря.

Арктическая нефтяная сенсация.

В 1982 г. в СССР торжественно отмечалось 50-летие создания Главсевморпути. На юбилейном заседании в Москве был особо отмечен вклад ведомственной геологической службы, сыгравшей важную роль в решении проблемы организации и хозяйственного освоения Северного морского пути и прилегающих к нему территорий. И весьма символично, что к этому юбилею новым поколением российских геологов был подготовлен особый подарок – открытие в Арктическом секторе России первого промышленного нефтяного месторождения. Этому предшествовала семилетняя напряжённая работа специалистов геологоразведочного бурового треста «Ярославнефтегазразведка». Его главной задачей явилось масштабное геологическое изучение центральной и северо-западной территорий Европейской части России с целью открытия месторождений нефти и газа. Трестом было пробурено десять параметрических скважин на островах акваторий Баренцева и Карского морей, две – на Шпицбергене, три – на Земле Франца-Иосифа, три – на острове Колгуев, одна – на острове Белый и одна – на острове Свердруп. И вскоре надежды российских геологов оправдались, 8 марта 1982 г. из скважины № 1 на Песчаноозёрной площади на острове Колгуев в Баренцевом море с глубины 1 тыс. 972 м был получен первый в мире приток нефти в Арктическом регионе.  При продолжении бурения на глубине 1558–1561 м 21 марта 1982 г. был получен ещё более мощный приток нефти и дебит скважины составил 144 т в сутки. А в следующем месяце были испытаны газовые объекты в этой скважине в интервалах 1476–1481 м и 1372–1374 м, из которых получены фонтанные притоки газового конденсата дебитом соответственно 27 м3 и 125 м3 в сутки. Специалисты тогда отмечали, что добытая нефть очень высокого качества и уникальна по своим свойствам, содержит минимальное количество солей, воды и механических примесей, отсутствуют парафин и сероводород, что позволяет её легко перерабатывать и получать высококачественные нефтепродукты. Открытие месторождения на острове Колгуев стало знаковым событием, подтвердившим предсказания учёных, что на шельфе Арктики находится новая крупная сырьевая база России, соизмеримая по своему потенциалу с прилегающими районами Западной Сибири и Европейского Севера.

Через пять лет, 17 августа 1987 г., здесь была начата уже промышленная добыча «чёрного золота». И через неделю советский порт Кандалакша принял первый танкер с колгуевской нефтью. С того времени на Песчаноозёрском месторождении извлечено около 2 млн т нефти.

/«Ресурсы шельфа», www.oilru.com/



Print This Post Print This Post
©2019 Pro-arctic.ru