Арктические компромиссы

Вера Пыжьянова, Эксперт-Урал №41 (574) 14 октября 2013 г.

Страны, заинтересованные в ресурсах Арктики, должны разработать совместную концепцию освоения региона с учётом глубоких научных исследований местной природы. В противном случае Заполярье может стать новой точкой техногенной опасности на карте мира.

Салехард встретил участников III Международного форума «Арктика – территория диалога» снегопадом и пронизывающим порывистым ветром. Снегоуборочная техника аэропорта не справлялась с сугробами, а когда приземлился последний чартер, воздушные ворота и вовсе закрылись из-за метели. Для города, находящегося на 66 параллели, пурга в сентябре – вовсе не норма. По словам учёных Российской академии наук, подобные аномалии в арктической зоне – один из признаков изменения климата.

Arc-00002_x660

Есть множество мнений о причинах и следствиях глобального потепления, но уже сам факт активного сокращения ледяного покрова Арктики не даёт покоя крупнейшим экономическим державам. Сегодня в ресурсах региона заинтересованы более десятка не только циркумполярных государств, но и стран Азии и Европы. Все они продвигают свои политические и экономические интересы. Идти ли в Арктику – больше не вопрос. Вопрос – как не превратить ее в грязную коммуналку. Более 700 участников форума пытались найти некий общий подход к освоению арктической кладовой. Но каждая из сторон, похоже, осталась при своём мнении.

Пусть тает.

– Площадь ледяного покрова Арктики стремительно сокращается: многолетние льды Северного Ледовитого океана за последние десять лет уменьшились примерно на 40%. Ещё недавно они серьёзно осложняли судоходство по Северному морскому пути, а Северо-Западный проход в Канадском Арктическом архипелаге был практически непреодолим. В наши дни льды сплочённостью более семи баллов сохраняются лишь в приполюсном районе, – акцентировал внимание участников форума почётный президент Русского географического общества Владимир Котляков.

Как подчеркнул президент РФ Владимир Путин, уже не так важны причины изменений климата: «Важно, что это происходит. Открываются новые регионы для экономической деятельности». Глобальное потепление сделало привлекательнее условия навигации в арктическом бассейне и геологоразведочных работ на шельфе: навигация в северных широтах может продолжаться 100–150 суток, в результате в 2012 г. по Северному морскому пути прошли более 40 судов.

Интерес к Арктике подогревается прогнозами Американского геологического общества, согласно которым шельф полярных морей содержит более 20% неразведанных запасов углеводородного сырья, причем самые перспективные для добычи – российские акватории. Среди ресурсов есть также алмазы и редкоземельные металлы. Как сказал президент Финляндии Саули Ниинисте, «мир перевернулся с ног на голову, и будущее именно за Севером». По его мнению, наиболее важную роль играют нефть и газ.

«В Арктике сконцентрированы большие интересы – и экономические, и политические, и гуманитарные. Крайне важно объединять усилия для эффективной работы в этом регионе. Человечество испокон веков использует природу для обеспечения жизнедеятельности, и чем дальше, тем больше. Вопрос в том, как рачительно это делать, как минимизировать ущерб для природы или свести его к нулю. Для нас очевидно, что ключевым принципом развития Арктики должно стать природосбережение, обеспечение баланса между хозяйственной деятельностью, присутствием человека и сохранением окружающей среды. Тем более это важно, когда речь идёт о регионе с хрупкими, уязвимыми экосистемами, с восприимчивым климатом», – обозначил проблему Владимир Путин.

Нефть против ветра.

Помимо России основными странами, активно использующими природные ресурсы Арктики, сегодня являются США, Норвегия и Канада. Наша нефтедобыча, в отличие от других, пока концентрировалась на суше. Объёмы поискового бурения на континентальном шельфе Арктики до сих пор росли прежде всего за счёт Норвегии. Теперь шельфовые месторождения становятся приоритетными и для российских компаний. «Именно там единственный в мире уникальный резерв углеводородов, в которых нуждается страна и мир. Поэтому российские компании уже рассматривают вопросы о начале добычи нефти в Печорском море. Через два года планируется ввод в эксплуатацию Долгинского нефтяного месторождения. Ещё через пару-тройку лет должна начаться добыча газа на месторождениях на Обской и Тазовской губах Карского моря», – подчеркнул министр природных ресурсов и экологии РФ Сергей Донской.

Он подчеркнул, что освоение шельфа и Арктики должно вестись с использованием строжайших экологических стандартов, и с 1 июля эксплуатирующие организации обязаны составить план ликвидации чрезвычайных ситуаций, создать системы наблюдения, разработать планы и подтвердить финансовые и материальные возможности для предупреждения и ликвидации происшествий. «Право добывать нефть в ледовых условиях будут получать и получают лишь такие компании, которые обладают самыми современными технологиями и, разумеется, способные обеспечить свою работу в финансовом плане», – уточнил глава российского государства.

Однако у экологов иной взгляд на проблему. Директор Арктической программы WWF Александр Шестаков утверждает, что технологий ликвидации разливов нефти во льду, на льду и подо льдом нет, в связи с этим риски реализации крупных проектов в Арктике колоссальны, итог непредсказуем. По его словам, эксперты Lloyd’s определили, что добыча углеводородов на арктическом шельфе чревата большим количеством рисков и они не до конца известны. Комиссия по экологическому аудиту Британского парламента вынесла заключение, что из-за отсутствия информации и высоких рисков необходимо ввести мораторий на добычу углеводородов в Арктике. «Мы считаем, что приарктические государства сами должны ввести мораторий на бурение на период, пока не будут проведены научные изыскания и разработаны все необходимые технологии», – убеждён Александр Шестаков.

В выступлениях руководителей циркумполярных государств о введении моратория и речи не было. Президент Республики Исландия Олавур Рагнар Гримссон лишь деликатно напомнил, что в погоне за нефтью и газом из поля зрения уходят альтернативные источники энергии, которые в достаточной степени есть и за полярным кругом: «Арктика является кладовой не только углеводородных, но и чистых энергетических ресурсов, таких как гидро-, геотермальная и ветроэнергетика, энергия приливов. Здесь сосредоточено их максимальное число в сравнении с остальными частями мира. И важно понимать, как велик этот потенциал». По его мнению, развитие именно чистых энергоресурсов в Арктике сегодня наиболее актуально для мировой экономики. В частности Исландия уже участвует в реализации проекта прокладки до Великобритании морского подводного кабеля от альтернативного источника энергии, что позволит стабилизировать энергетику островного европейского государства. «Поэтому разговоры о бурении нефтегазовых залежей в Арктике омрачают наши разговоры об использовании чистой энергии», – подчеркнул глава Исландии, обращаясь к присутствовавшим в зале руководителям добывающих компаний.

Знать бы, как защищать.

– Для защиты природы Арктики нам надлежит разработать общее видение, как использовать арктические природные ресурсы, – считает Саули Ниинисте. – Хорошей отправной точкой может стать всеобъемлющее совместное исследование всех природных ресурсов региона и его биоразнообразия, по итогам которого могут быть созданы «правила поведения» в регионе. После того, как будут проведены исследования и правительства получат все факты, у них будет больше оснований для принятия решения. От этого зависит успех нашего присутствия в Арктике.

Но пока о такой оперативной, совместной и всеобъемлющей работе можно только мечтать. Арктический совет лишь 15 мая 2013 г. заключил соглашение о сотрудничестве в сфере готовности и реагирования на загрязнение нефтью моря. «Арктический регион пока недоступен и для наблюдения со спутников на геостационарной орбите, а низкоорбитальные метеорологические спутники не обеспечивают наблюдение высокоширотных районов с требуемой периодичностью», – признаёт руководитель Росгидромета Александр Фролов. Первый российский спутник, который позволит исправить ситуацию, будет запущен только к 2015 г. А суда с нефтью уже идут.

Не лучше ситуация и в сфере совместных научных исследований в Арктике. «Точек для наблюдения за регионом сегодня недостаточно, они разобщены. Между станциями наблюдений нет связи, нет координации. Нельзя накапливать информацию об Арктике и рассовывать ее по карманам, как это происходит сейчас», – убеждён доктор географических наук профессор Аркадий Тишков. По его мнению, научные исследования в Арктике требуют нормативной базы международного уровня. Должно быть заключено Панарктическое соглашение, потому что сегодня каждая арктическая страна руководствуется своими государственными законами, зачастую государства действуют разрозненно, не согласованно и неэффективно.

Пока стороны ищут точки соприкосновения, промышленное освоение в Арктике уже наносит вред окружающей среде. По данным МЧС РФ, в год на территории арктической зоны России происходит более ста чрезвычайных ситуаций природно-техногенного характера, причём число техногенных ЧС стабильно растёт. Поэтому не стоит удивляться, когда Greenpeace устраивает акции протеста против добычи углеводородов на арктическом шельфе и кидается с транспарантами на нефтяные платформы.

Чем болеет Арктика.

Таяние вечной мерзлоты может «выпустить на свободу» новые инфекции, поэтому необходимо уже сейчас активно исследовать вирусы, циркулирующие среди арктических животных, считает заведующий лабораторией прогнозирования качества окружающей среды и здоровья населения Института народно-хозяйственного прогнозирования РАН, доктор медицинских наук, профессор Борис Ревич. Учёный отметил, что потепление климата создаёт значительное число рисков для здоровья людей. В частности он упомянул о движении на север малярии, появлении клещевого энцефалита на европейском севере России, «возможно, есть определённый риск, что таяние вечной мерзлоты может выпустить вирус сибирской язвы из оттаявших скотомогильников. Мы должны понять, есть ли этот риск, можно ли его прогнозировать». По его словам, на одном из найденных в Якутии мамонтов были найдены жизнеспособные вирусы, поэтому пока нельзя исключить, что вирус сибирской язвы тоже может пережить ледяной плен. Наиболее опасным фактором может быть появление в арктическом регионе новых инфекций: «Поэтому сейчас наша задача – взять образцы крови у оленей и посмотреть, чем они инфицированы. Может, они заражены опасной для людей инфекцией, а может, и нет, но мы не должны этим пренебрегать». Ещё одним серьёзным фактором риска профессор Ревич считает возможное распространение инфекционных заболеваний из-за аварий на водопроводных и канализационных системах арктических городов. Износ этих систем достигает 70%, причём они разрушаются из-за таяния мерзлоты, что повышает риск таких аварий.

«Другая угроза здоровью населения Арктики – загрязнение окружающей среды высокотоксичными устойчивыми соединениями, источники которых находятся не в северных, а азиатских странах», – утверждает директор Международного научно-образовательного Центра общественного здравоохранения имени Р. Коха и И.И. Мечникова, профессор Валерий Чащин. В результате широкомасштабного исследования ещё в 2001–2003 годах установлено существенное содержание в крови коренных жителей Мурманской области, Ненецкого, Таймырского и Чукотского АО таких высокотоксичных соединений, как полихлорированные бифенилы, хлорорганические пестициды, свинец и кадмий. По оценке экспертов Арктического совета, до 20% общей массы хлорорганических соединений, поступающих в организм жителей восточных арктических районов России, происходят из стран Юго-Восточной Азии. «Проведён 10-летний мониторинг, данные которого свидетельствуют: дальний перенос опасных для здоровья человека стойких высокотоксичных соединений осуществляется в основном по биологическим законам, то есть по пищевой цепи, включающей мигрирующие виды птиц, рыб, морских животных, а не в результате физического перемещения этих загрязнений в пространстве. Для решения этой проблемы необходимо разработать эффективные механизмы международного контроля за сбросами и выбросами вредных веществ, которые вследствие специфических особенностей глобальной циркуляции накапливаются преимущественно в арктических экосистемах», – убеждён профессор Чащин.

/www.expert-ural.com/



Print This Post Print This Post
©2018 Pro-arctic.ru