Smart Oil and Gas: через тернии к цифровой трансформации

1427920528Copy-of-Subsea-Field_ad

По оценке консалтинговой компании Ernst & Young, основной драйвер цифровой трансформации в нефтегазовой отрасли – внедрение новых бизнес-технологий, которые еще называют «подрывными инновациями» (disruptive innovation). Однако пока 70% ключевых проектов в «нефтянке» в России и в мире сосредоточены на снижении затрат, 20% — на поддерживающих технологиях и только 10% — на этих самых «подрывных инновациях». Игроки нефтегазовой отрасли признают, что отрасль идет к цифровой трансформации бизнеса медленно по ряду причин. В частности, в госпрограмме «Цифровая экономика» отраслевая специфика почти не учтена и не у всех компаний есть понимание того, в чем все-таки заключается их цифровая трансформация.

«Основной драйвер цифровизации в нефтегазе – это «подрывные инновации». Срок возврата инвестиций в такие новые бизнес-технологии – наиболее короткий, в отличие от возврата инвестиций в решения, направленные на снижение затрат, поддерживающие проекты и др.», — отметил партнер, руководитель группы по оказанию консультационных услуг компаниям нефтегазовой отрасли в СНГ в Ernst & Young Артем Козловский, выступая на III Федеральном ИТ-форуме нефтегазовой отрасли России «Smart Oil and Gas 2017: Цифровая трансформация нефтегазовой индустрии», организованном ComNews Conferences и дочерней компанией ПАО «Газпром нефть» – ООО «ИТСК».

Во всех нефтяных компаниях уже запущена тема цифровизации, отметил начальник департамента информационных технологий, автоматизации и телекоммуникаций ПАО «Газпром Нефть» Константин Кравченко. » Мы сделали программу сопровождения бурения, которая позволяет управлять этим процессом. В этом году мы запустили Центр управления эффективностью. Мы создаем сейчас Центр управления добычей», — рассказал он.

Он напомнил, что цифровизация бросает нефтяным компаниям новые вызовы, но дает и новые возможности. В будущем компаниям придется поменять бизнес-модели. Он провел аналогию из телеком-отрасли: по мере возникновения мессенджеров традиционные операторы связи меняют свою бизнес-модель и начинают зарабатывать на новых для них услугах. В нефтегазовой отрасли вызов традиционному нефтяному бизнесу бросают, например, возникновение электромобилей и использование возобновляемых источников энергии. Задача нефтегазовой отрасли в таких условиях – менять свою бизнес-модель, перевоплотиться, стать более эффективной, стать другой.

 Директор по развитию бизнеса Industrie 4.0 Maturity Center Мартин Блейдер отметил преимущества цифрового предприятия перед традиционным. Гибкое цифровое предприятие быстрее реагирует на различные происходящие на нем незапланированные события благодаря производству в реальном времени, интеграции всех информационных систем между собой, анализу больших данных и применению искусственного интеллекта, автоматизации производственных процессов и др.

Однако представление о том, что такое цифровизация и как ее осуществлять, пока есть не у всех в отрасли. «Цифровизация похожа на секс в подростковом возрасте: все о нем разговаривают, но никто не занимается. Сейчас цифровизации уделяют много внимания: все перекрасились, все на своих слайдах говорят, что занимаются цифровизацией, используют слово digital, а понимания, что на самом деле происходит, нет, — сказал начальник управления информационных технологий ОАО «Сургутнефтегаз» Ринат Гимранов. – Нужно сначала сформулировать цели цифровизации, а потом свои запросы для построения цифровых решений».

Отвечая на вопрос из зала, как относятся к цифровизации руководители других дивизионов нефтяных компаний, Ринат Гимранов кратко ответил: «Раз Владимир Путин сказал – «все в цифру» – то неужели какой-то начальник будет против?».

Начальник управления метрологии, автоматизации, стандартизации и информационных технологий АО «Зарубежнефть» Вячеслав Берзин отметил, что в госпрограмме «Цифровая экономика» почти не учтена отраслевая специфика. Во время онлайн-голосования, которое устроили организаторы форума, участники ответили на вопрос, как отрасли следует представлять свои интересы в цифровой экономике. Большинство присутствующих в зале проголосовали за создание отраслевой группы по формированию требований к цифровой инфраструктуре, инновационным технологиям, нормативным актам и системе подготовки кадров.

«Зато в госпрограмме четко прописано, что выпуск стандартов и нормативов по Интернету вещей намечен на 2019-2020 гг. А нам Интернет вещей нужен уже сейчас», — отметил Вячеслав Берзин. Как отметил Ринат Гимранов, технологии Интернета вещей можно внедрять уже сейчас, без принятия стандартов, однако важно, чтобы IoT-решения были нормальными. Президент, член совета директоров, председатель правления АО «ЭР-Телеком Холдинг» Андрей Кузяев считает, что ждать выпуска стандартов по IoT – это потеря времени. «Мы будем развивать IoT, не дожидаясь развития стандартов», — заявил он.

На взгляд генерального директора SAP в СНГ Павла Гонтарева, сейчас нефтегазовая отрасль развивается медленнее, чем другие отрасли. Есть различные причины для этого. Президент Национальной ассоциации нефтегазового сервиса Виктор Хайков напомнил, что нефтегазовая отрасль – консервативна и небыстро воспринимает новые цифровые решения на рынке. Среди всех остальных компаний он отметил ПАО «Газпром нефть», как продвинувшуюся дальше остальных в направлении цифровой трансформации.

/www.comnews.ru/



Print This Post Print This Post
©2017 Pro-arctic.ru