Стратегия Германии в Арктике

iczmpjozv7y

В последнее десятилетие резко возросла активность Германии в арктическом регионе. С формальной точки зрения она связывает это с различными аспектами международной безопасности, в первую очередь, экологической и транспортной, необходимостью соблюдения прав народностей, населяющих граничащие с Арктикой территории, важностью проведения научных исследований в этом регионе. Но в реальности за этим стоят далеко идущие интересы по обеспечению национальной сырьевой безопасности, обеспечения доступа немецких концернов к арктическим ресурсам. Круг интересов современной Германии в арктическом регионе весьма широк. Он охватывает экологию, экономику, судоходство, различные аспекты безопасности, в том числе энергетической и сырьевой. В 2013 г. приняты основные направления государственной политики ФРГ в Арктике. Нынешнее коалиционное правительство (ХДС/ХСС и СДПГ), начиная с 2014 г., приступило к её наполнению конкретным содержанием, в первую очередь в рамках Арктического совета. В последующие годы, в том числе во время текущего председательства США в совете, немецкая активность будет возрастать. Германия начала проявлять интерес к арктическим исследованиям в середине XIX в. Известные немецкие полярные исследователи (в т.ч. граждане царской России) внесли существенный вклад в освоение Арктики, с их именами связаны многие географические открытия Можно утверждать, что за полтора века страна стала мировым лидером в этой области, накопив бесценный научный и технический опыт в разных областях. В этом отношении представляет интерес изучение хозяйственных и геополитических целей и интересов ФРГ в отношении арктического региона, её подходов, методов и инструментов их реализации, роли и места различных государственных и частных структур, а также взаимодействия Германии с основными акторами — как в рамках Арктического совета, так и за его пределами. Важным представляется определение среднесрочных тенденций в германской политике, особенно с учётом предстоящих выборов в нижнюю палату федерального парламента в 2017 г., которые приведут к новой конфигурации правительственной коалиции.

Арктические структуры в Германии

Сегодня в стране действует ряд федеральных и частных научно-исследовательских институтов, занимающихся изучением полярного региона. Ведущим среди них является Институт полярных и морских научных исследований имени Альфреда Вегенера, основанный летом 1980 г. (входит в Объединение научных центров им. Гельмгольца, годовой бюджет для полярных исследований около 100 млн евро). Он располагает высокоразвитой материально-технической базой, которая включает в себя научно-исследовательское судно Polarstern и две арктических станции — совместную с французами на Шпицбергене и с россиянами на острове Самойловский. Вторая по значению структура — Федеральное ведомство геологических наук и натуральных ресурсов (Bundesanstalt für Geowissenschaften und Rohstoffe — BGR). BGR имеет почти 35-летний опыт в области полярных исследований и среди прочего консультирует правительственные органы в вопросах сотрудничества с международными структурами, занимающихся вопросами Арктики. При нём в 2010 г. создано Германское агентство сырьевых ресурсов (Deutsche Rohstoffagentur — DERA). Среди основных задач DERA — предоставление информационных и консультационных услуг хозяйствующим субъектам о возможностях доступа к зарубежным рынкам минеральных и сырьевых ресурсов, в том числе через реализацию конкретных проектов с использованием современных технологий горнодобычи. Среди правительственных структур арктической тематикой активно занимаются федеральные министерства: иностранных дел; окружающей среды, защиты природы, безопасности реакторов и строительства; образования и научных исследований; экономики и энергетики. Помимо государства свой вклад в финансирование исследований вносит ряд федеральных земель, расположенных на севере страны, — Гамбург, Бремен, Бранденбург, Шлезвиг-Гольштейн. Круг интересов германского государства к Арктике определяется следующими основными факторами:

1) её ролью в изменении климата на планете;

2) необходимостью защиты арктической экосистемы и среды обитания коренных народов;

3) перспективами доступа к минеральным ресурсам (в т.ч. углеводородным, а также цветным и редкоземельным металлам) с точки зрения усиления энергетической и сырьевой безопасности страны. Для повышения устойчивости и безопасности снабжения национальной экономики сырьевыми ресурсами Федеральное правительство приняло 20 октября 2010 г. так называемую Сырьевую стратегию, а 29 февраля 2012 г. — Германскую программу эффективного использования ресурсов (das Deutsche Ressourceneffizienzprogramm — ProgRess). Арктика в них напрямую не упоминается, но подразумевается. Интересно, что в начале 2014 г. Германское агентство натуральных ресурсов опубликовало результаты исследования немецких экспертов минерально-сырьевого потенциала Арктики, представляющего несомненный интерес для обрабатывающей промышленности Германии;

4) Возможностью использования Северного морского пути и Северно-Западного прохода. ФРГ — один из крупнейших экспортёров и импортёров товаров в мире, 90% из которых доставляется морским путём. Использование арктической судоходной инфраструктуры существенно сокращает транспортные издержки немецких компаний;

5) спросом на немецкие технологии, машины и оборудование при освоении Арктики. Представляется, что именно долгосрочные хозяйственно-политические интересы являются определяющими в нынешней немецкой арктической стратегии. Другие цели подчинены им и служат важными сопровождающими факторами, призванными показать особую заботу немецкого государства о защите хрупкой экосистемы Арктики и важнейшую роль в этом ФРГ, в том числе с точки зрения её уникального полутора векового потенциала научных арктических исследований.

Германия — один из постоянных наблюдателей Арктического совета (с 1998 г.), участник Шпицбергенского трактата от 9 февраля 1920 г., наблюдатель в Совете Баренцева / Евроарктического региона (СБЕР). Она внимательно следит за происходящими вокруг Арктики процессами, стараясь не только участвовать, но и оказывать на них влияние — в первую очередь, в рамках Евросоюза, тесно сотрудничая в этом направлении с Францией. Федеральное правительство постоянно подчёркивает свою приверженность различным международным правовым документам, в той или иной мере касающимся Арктики, например, Конвенции ООН по морскому праву от 1982 г., Международному соглашению о предотвращении загрязнения моря судами (MARPOL), Соглашению о Защите морской окружающей среды северо-восточной Атлантики (OSPAR).

Арктическая политика Германии

Несмотря на явные стратегические интересы в регионе, немецкое государство до последнего времени не имело чёткой программы действий. Различные федеральные министерства и ведомства реализовывали отдельные проекты, которые не были согласованы друг с другом. Первые шаги по координации мероприятий, определению целей и интересов были предприняты коалиционным правительством, пришедшим к власти в 2009 г. (ХДС/ХСС и СвДП). Начиная с марта 2008 г., Германия проводит международные конференции и семинары, на которых обсуждаются вопросы будущего Арктики. В немецком МИДе есть Отдел по арктической политике и Отдел по экономическим, экологическим и научным аспектам Северного Ледовитого океана. По инициативе тогдашнего главы министерства иностранных дел Г. Вестервелле в 2011 г. была начата разработка основных направлений государственной политики в отношении Арктики. Они были скоординированы с соответствующими положениями ЕС и приняты в середине 2013 г. В документе обозначены шансы и риски освоения региона и основные аспекты немецкой арктической стратегии, в т.ч. в контексте взаимодействия с ведущими международными структурами и отдельными государствами. 27 апреля 2016 г. Европейская комиссия, во многом с учётом немецкой позиции, представила новую Комплексную Арктическую политику Европейского Союза, которая определяет три основных задачи на будущее:

1) поддержка научных исследований по решению экологических и климатических проблем в Арктике;

2) достижение устойчивого экономического развития в Арктике на основе разумного пользования ресурсов и экологической экспертизы;

3) активизация конструктивного взаимодействия и диалога с арктическими государствами, коренными народами и другими партнерами. Арктическая политика содержит 39 мер по дальнейшему развитию политики ЕС в отношении региона по этим тесно связанным между собой направлениям. Особое значение ЕС, как и Германия, придаёт арктическому взаимодействию с Россией. После принятия основ новой политики верховный представитель ЕС по иностранным делам и политике безопасности Ф. Могерини, заявила, что сотрудничество с РФ по решению проблем Арктики отвечает интересам Евросоюза и оно должно углубляться и расширяться.

ФРГ является сторонником международного освоения арктического региона и критикует национальные подходы граничащих с ним государств, включая и Россию. В Арктическом совете Федеральное правительство Германии выступает за расширение участия немецких специалистов в рабочих группах Совета и получение дополнительных прав стран-наблюдателей в случае их существенного вклада в решение определённой проблемы. Не имея возможности прямого влияния на деятельность Арктического совета, власти Германии используют потенциал Евросоюза (во многом формируя его политику освоения Арктики, в том числе в контексте «нормативной» силы, предполагающей внедрение соответствующих стандартов и образцов поведения), а также двусторонние отношения с рядом стран-членов совета (в первую очередь, с Норвегией). Немецкая позиция по многим вопросам совпадает с французской. Представляется, что в последующие годы франко-германский тандем будет более активно координировать свои действия в отношении полярного региона, среди прочего продолжая настаивать на определении международного статуса Арктики, введении обязательных и закреплённых в правовых нормах стандартов геологических изыскательских работ, последующей добычи полезных ископаемых, охраны окружающей среды и ответственности хозяйствующих субъектов. ФРГ такжеподдерживает деятельность Европейского инвестиционного банка (EIB) в сфере развития энергетической, экологической, транспортной и исследовательской инфраструктуры в Арктике. В контексте политики безопасности ФРГ выступает за мирное освоение полярного региона, но при этом ориентируется на реализацию различных форматов НАТО по развитию партнёрства, предусматривающих организацию активного диалога между приграничными странами. Немецкие власти считают, что он должен быть дополнен такой площадкой для дискуссий, как Arctic Security Forces Roundtable. По существу нынешнее правительство Большой коалиции (особенно федеральный министр образования и научных исследований Й. Ванка) активно реализует арктическую политику, разработанную предыдущим кабинетом. Оно подчёркивает преемственность и важность комплексного обеспечения геополитических, геоэкономических и геоэкологических интересов Германии, особо выделяя приоритет охраны окружающей среды — положение об этом впервые было внесено в Коалиционный договор. Не случайно федеральный канцлер А. Меркель обратилась с видеопосланием в октябре 2015 г. к участникам Arctic Circle Assembly в Рейкьявике, где особое внимание уделила именно экологическим аспектам арктической системы. Очевидно, что роль Арктики в немецкой внешней политике будет постоянно возрастать, а хозяйственно-политические цели постепенно выходить на первый план. ФРГ пытается использовать нынешнее председательство США в Арктическом совете (2015—2017 гг.) для лоббирования своих интересов. Оценить эффективность её усилий в этом направлении можно будет через несколько лет.

Российско-германское сотрудничество в Арктике

В этих условиях представляется важным обратить особое внимание на роль и место существующего российско-германского арктического сотрудничества с точки зрения обеспечения взаимовыгодных интересов России и Германии в области освоения Арктики в средне-и долгосрочной перспективе. Несмотря на ухудшение германо-российских отношений с начала 2014 г., обусловленное украинским кризисом, по-прежнему сохраняется существенный потенциал для взаимовыгодной кооперации при освоении полярного региона в научно-технической и экономической области, а также в сфере образования. ФРГ начала развивать научное сотрудничество с СССР в области арктических исследований 30 лет назад — в 1985 г. Основные партнёры с немецкой стороны — Институт Альфреда Вегенера и Институт морских наук имени Лейбница (ИФМ-ГЕОМАР, г. Киль), с советской/российской стороны — Арктический и Антарктический научно-исследовательский институт (теперь — ФГБУ «ААНИИ»). Их совместные проекты благополучно пережили сложные периоды советской перестройки и становления нового российского государства. Отметим, что совместные проекты полярных исследований, которые осуществлялись в период с 1957 по 1990 г. с учёными из ГДР, были продолжены и после объединения страны. Важную роль в современной научной кооперации играет Соглашение в области морских и полярных исследований между Министерством промышленности, науки и технологий (сейчас Министерство образования и науки) и Федеральным министерством образования и научных исследований ФРГ, подписанное в середине 90-х годов прошлого века. Самым крупным проектом стала программа «Система моря Лаптевых», объединяющая усилия около 20 российских и германских организаций. При ФГБУ «ААНИИ» в 1999 г. была создана Российско-германская лаборатория полярных и морских исследований им. О. Шмидта, которая занимается координаций научных исследований, в т.ч. мониторинговых, проведением школ- семинаров, конференций и совещаний по полярной проблематике. Одна из ведущих российских структур в научной и образовательной кооперации с ФРГ — созданный в 2009 г. Северный Арктический федеральный университет имени Ломоносова (САФУ), имеющий устойчивые партнёрские связи со многими вузами Германии, в том числе: Университетом прикладных наук Эмден/Леер, Фрайбургской горной академией, Гамбургским университетом, Кильским университетом прикладных наук. В Архангельске с 2001 г. на базе Института филологии и межкультурной коммуникации действует Представительство Германской службы академических обменов (DAAD). В арктических проектах активно участвуют Санкт-Петербургский государственный университет, Казанский федеральный университет и Северо-Восточный федеральный университет, при котором работает с 2013 г. Российско-германская лаборатория по изучению экологического состояния Арктики. Совместные научные исследования — важный элемент кооперации в изучении арктического региона. Их следует не только поддерживать, но и расширять. Среди прочего, надо более активно использовать положительный опыт в рамках Арктического совета Международного арктического научного комитета (МАНК) и Рабочей группы по устойчивому развитию Арктики, а также больше внимания уделять российско-германским проектам на Шпицбергене. Несмотря на введённые Евросоюзом секторальные санкции против России, сохраняются хорошие перспективы для хозяйственной кооперации немецкого концерна BASF (через дочернюю структуру — Wintershall) с «Газпромом» в освоении Южно-Русского месторождения. Пока проекты непосредственно в Арктике публично не обсуждаются, но велика вероятность того, что через несколько лет интерес к ним будет проявлен с обеих сторон. Основным конкурентом для заинтересованных российских экономических субъектов останется норвежская государственная компания Statoil.

Заключение

Арктическая стратегия и политика Германии за последние пять лет приобрела чёткие очертания. Они прописаны в ряде основополагающих документов и последовательно наполняются конкретным содержанием. Многие немецкие постулаты были положены в основу новой Комплексной Арктической политики ЕС, принятой в конце апреля 2016 г. Формально особое внимание уделяется наиболее выгодным с точки зрения международного позиционирования вопросам — защите климата, устойчивому развитию экосистемы Арктики, правам коренных народов, научным исследованиям. Но за этим стоят долгосрочные хозяйственные геополитические интересы крупнейшей экономики Европы. Немецкое государство стремится обеспечить гарантированный доступ своим концернам к минерально-сырьевым ресурсам и транспортной инфраструктуре арктического региона. Одной из важнейших площадок для этого является Арктический совет, в рамках которого Германия ищет самые разные форматы для сотрудничества с его членами, включая Россию.Германо-российское арктическое сотрудничество до сих пор было сконцентрировано в области научных исследований и образования. Научное взаимодействие характеризуется большим количеством участников и разнообразием высокоэффективных проектов, многие из которых были начаты ещё в XX в. Экономическая кооперация пока остаётся в тени, в т.ч. и по причине введённых Евросоюзом санкций. Тем не менее, в среднесрочной перспективе можно рассчитывать на её постепенное оживление, особенно с учётом обозначенных выше хозяйственных и геополитических целей Германии. В этом отношении российское государство должно чётко определить общий знаменатель, который должен учитывать его интересы в такой кооперации. Свой вклад в этом направлении могут и должны внести САФУ имени М.В. Ломоносова и Институт ЕвропыРАН, которые осуществляют проекты по арктической проблематике, в т.ч. в сфере совместных научных исследований и образовательных программ, поиска путей диалога о взаимных российско-германских интересах в освоении Арктики с учётом членства ФРГ в ЕС и РФ в ЕАЭС. С большой долей вероятности будущее коалиционное правительство, которое будет образовано по результатам выборов в бундестаг осенью 2017 г., продолжит реализацию национальной арктической стратегии. Возможно, в ней появятся определённые нюансы, но они будут незначительными с точки зрения её основного содержания.

Автор: Белов Владислав Борисович, кандидат экономических наук, заместитель директора Института Европы РАН по научной работе, заведующий Отделом страновых исследований, руководитель Центра германских исследований ИЕ РАН.

                           /aussiedlerbote.de/



Print This Post Print This Post
©2018 Pro-arctic.ru