«Газпром» займется СПГ в следующем десятилетии

pic_1369387716

«Газпром» вновь отложил ввод новых проектов по сжижению газа на Сахалине и Балтике. По новым планам они заработают в лучшем случае в середине 2020-х годов. Такой выбор приоритетов в пользу газопроводных проектов приведет к тому, что «Газпром» уступит НОВАТЭКу лидерство в российском СПГ. Тем не менее отсрочка увеличивает шансы на то, что СПГ-проекты «Газпрома» все же будут осуществлены, и одновременно позволит не раздувать и так напряженную инвестпрограмму монополии

«Газпром» сдвинул срок ввода завода СПГ на Балтике как минимум на год — до 2022-2023 годов, а ввод третьей линии СПГ-завода на Сахалине отложен на два года — до 2023-2024 годов, следует из меморандума евробондов компании (есть у «Ъ»). По сравнению с первоначальными заявлениями «Газпрома» ввод обоих проектов отложен уже по меньшей мере на пять лет. При этом монополия в случае «Балтийского СПГ» допускает дальнейшую отсрочку, размер которой будет понятен после завершения подготовки проектной документации.

Таким образом, можно констатировать, что СПГ-проекты по-прежнему остаются для «Газпрома» лишь дополнительной опцией к основной деятельности, которую менеджмент компании видит в трубопроводной поставке газа. В ходе конкуренции между инвестиционными проектами внутри компании «труба» полностью выигрывает у СПГ: сейчас «Газпром» реализует газопроводы Nord Stream 2, «Турецкий поток» и «Силу Сибири» и даже рассматривает возможность трубопроводной поставки газа в Китай с Дальнего Востока (последний вариант напрямую конкурирует с расширением СПГ-завода на Сахалине). Уже очевидно, что к 2020 году, после завершения «Ямал СПГ», НОВАТЭК обойдет «Газпром» по объемам производства СПГ, и, возможно, монополия не сможет нагнать конкурента, который к 2025 году собирается ввести еще один завод в Арктике.

С другой стороны, новые сроки реализации СПГ-проектов «Газпрома» объективно выглядят более реалистичными. Рынок СПГ находится под давлением ожиданий, связанных с реализацией новых проектов в США. Однако к середине 2020-х годов должна появиться незаконтрактованная ниша из-за того, что часть долгосрочных контрактов истечет, а некоторые нынешние экспортеры СПГ (например, Индонезия и Малайзия) из-за сокращения добычи будут вынуждены стать импортерами. Это может вдохнуть жизнь в «Балтийский СПГ», поскольку прямо сейчас газу этого проекта пришлось бы конкурировать либо с эффективными проектами в США в Атлантическом бассейне, либо с еще более дешевым СПГ из Катара на Ближнем Востоке. Поставки в Северо-Западную Европу (к чему располагает короткое транспортное плечо) лишены смысла, так как туда «Газпром» может поставить и трубопроводный газ.

Отсрочка решает и основную проблему расширения завода СПГ на Сахалине, которому не хватает ресурсной базы. К 2024 году возможно увеличить добычу на Южно-Киринском месторождении (старт пока назначен на 2021 год) до уровня 5-6 млрд кубометров, чего было бы достаточно для третьей очереди завода СПГ.

Наконец, отсрочка позволит «Газпрому» в ближайшие четыре года не слишком раздувать инвестпрограмму и не увеличивать долги, которые сейчас находятся под давлением из-за необходимости строить три крупных газопровода и Амурский ГПЗ (он технологически связан с «Силой Сибири» и необходим для выполнения контракта на поставку газа в Китай).

По оценке Дмитрия Маринченко из Fitch, если «Газпром» будет строить Nord Stream 2 и «Турецкий поток» в заявленные сроки и с привлечением проектного финансирования (как и рассчитывает компания), то ему придется увеличить долг примерно на 100 млрд руб. на конец 2018 года по сравнению с текущим уровнем (около 3 трлн руб. на сентябрь 2016 года). Если же «Газпрому» придется самостоятельно финансировать оба проекта, то рост долга составит 500 млрд руб. Однако все эти проекты должны быть в основном завершены к 2021 году.

/kommersant.ru/

 



Print This Post Print This Post
©2017 Pro-arctic.ru