Грузопоток по Северному коридору к 2025 году может достигнуть 75 млн тонн

KONICA MINOLTA DIGITAL CAMERA

Грузопоток по Северному морскому транспортному коридору, включающему арктические моря от Баренцева и Белого до Чукотского и Берингова, может достигнуть к 2025 году 75 млн тонн в год, сообщил ТАСС в понедельник член Научного совета Российской академии наук по проблемам геологии и разработки месторождений нефти, газа и угля Михаил Григорьев.

«Мы проанализировали объемы добычи компаний по утвержденным проектам разработки, и получается, что если дополнительно будут реализованы заявленные проекты — «Арктик СПГ», отгрузка угля с терминала «Чайка», «Печора СПГ», — то к 2025 году грузопоток по арктическим акваториям, связанный с освоением минеральных ресурсов, в том числе по Северному морскому пути (СМП), достигнет порядка 75 млн тонн в год», — сказал Григорьев в преддверии II Международной конференции «Арктика-2017″, которая пройдет 16-17 февраля в Москве.

По его словам, в 2016 году общий грузопоток по СМП превысил 7 млн тонн, а по всему Северному морскому транспортному коридору — 18 млн. тонн.

«Сквозные» рейсы

«Международный транзит по Севморпути в 2016 году составил 240 тыс. тонн, но при этом мы не учитываем так называемые «сквозные» рейсы, когда судно проходит по всему Северному морскому пути, заходя в какой-либо арктический порт для доставки груза. Основной грузопоток обеспечил вывоз углеводородного сырья. В Печорском море через морской порт Варандей было вывезено 8 млн тонн, 2 млн тонн грузопотока дала нефтяная платформа «Приразломная». На реке Обь с вывозом через юго-западную часть Севморпути Новый Порт дал почти 3 млн тонн», — пояснил Григорьев.

 Основные завозимые грузы связаны со строительством «Ямал СПГ» на Ямале, большая часть грузов, как отмечает Григорьев, идет по морю, но часть отправляется и по реке. «Это временно, потом характер грузов поменяется, начнется весьма значительный вывоз. Выход завода «Ямал СПГ» на проектную мощность даст 16,5 млн тонн сжиженного природного газа, и около 1,5 млн тонн составит добываемый вместе с газом конденсат. Рост доли вывоза очевиден уже сейчас: если в 2015 году доля завоза в порты и портопункты Северного морского пути составляла 73% общего грузопотока, то в 2016 она сократилась до 43%», — сказал он.

Грузопоток углеводородов по СМП, по оценкам эксперта, к 2022 году должен составить порядка 40 млн тонн. «Если мы возьмем только те проекты, на которые есть действующие проекты разработки», — уточнил он, отметив, что почти 25 млн тонн будет формироваться в Обской губе.

Перспективы развития СМП

Если говорить об экономическом развитии арктического региона, то, как заявляет Григорьев, оно на 98% состоит из реализации инвестиционных проектов, связанных с добычей минеральных ресурсов.

«Это такие точки роста, как Варандей, строящийся «Ямал СПГ», Новый Порт, Дудинка, Норильск. Что такое Норильск? Норильск стал выпускать остро необходимую стране продукцию с 1939 года. Предприятие является «повивальной бабкой» атомного ледокольного флота, потому что почти сорок лет назад — 1 мая 1978 года — для обеспечения непрерывной работы Норильского комбината была открыта круглогодичная навигация по Северному морскому пути», — заметил он.

По словам Григорьева, экономическое развитие Арктики в ближайшее время будет идти за счет реализации сложившихся 15 действующих и перспективных проектов, 11 из которых связаны с освоением нефти и газа, четыре — руд и угля.

«Вот под все эти проекты создается разветвленная транспортная инфраструктура — ледокольный флот, транспортные и вспомогательные суда, портовые буксиры. Развитие морской индустрии идет именно для обеспечения этих проектов, ведь они отрезаны от всех газопроводов и нефтепроводов. Тот же самый «Норникель», который вывозит пока менее 1 млн тонн концентрата, у него единственный вариант — морским путем, потому что железной дороги нет, поэтому здесь возникает парадокс — осваивая сушу, мы развиваем морскую транспортную систему», — рассказал Григорьев.

Сейчас, по словам эксперта, одна из главных задач — развитие портовой инфраструктуры и транспортного флота СМП. «Основной грузопоток в перспективе у нас будет формироваться в Западной Сибири, в Карском море, и идти в западном направлении. Если говорить о транспортировке в восточном направлении, через СМП, то с точки зрения «Совкомфлота», заявленной в ноябре 2015 года, грузопоток СПГ в восточном направлении составит порядка 3,5 млн тонн в год. Но если мы поделим это на 90 тыс. тонн — грузоподъемность танкера СПГ — то получается, что за летне- осеннюю навигацию будет осуществляться около 40 рейсов в восточном направлении загруженных судов и столько же обратных рейсов в балласте», — уточнил он.

Потребности флота

Григорьев отметил, что сегодня существует проблема в точности прогноза потребности в судах для работы в Арктической зоне РФ. «Считать потребность в судах необходимо от конкретных проектов, например, от объемов поисково-оценочного бурения на шельфе. Необходимо учитывать, что как показал опыт бурения, открывшего месторождение «Победа» в Карском море, на одну буровую установку могут быть задействованы до 17 обеспечивающих судов», — считает он.

По текущим условиям пользования недрами, в 2021 году на арктическом шельфе должна быть пробурена 31 морская скважина, но, по словам Григорьева, вероятность того, что планы будут изменены, высока. «После 2014 года сроки бурения на шельфе в Арктике были перенесены на более позднее время в связи с объективными экономическими и политическими причинами. Сложно представить себе 31 буровую установку, которую можно к этому времени построить или найти на рынке, а если учесть, что за короткий буровой сезон можно ожидать, что буровая установка закончит бурением одну скважину, и надо заложить примерно по 15 судов на каждую буровую, тогда получится, что 450 вспомогательных судов нужно будет также построить или найти на рынке к 2021 году, что маловероятно», — сказал собеседник агентства.

По его словам, в современных условиях обеспечить столь масштабное бурение на шельфе Россия не сможет. «Мы чисто технически не сможем это сделать. Некоторый флот у нас есть, но где будет браться новый флот в такие сжатые сроки, не очень понятно. Так что при не очень высокой цене на нефть на шельфе будет меньший ажиотаж, чем планировалось», — отметил он.

Еще одной проблемой развития СМП, как отметил Григорьев, является старение флота и нехватка ледоколов. «У нас есть три пароходства — Мурманское, Северное и Ленское объединенное речное, давно работающие на Северном морском пути. Оборотных средств на строительство нового флота у них не хватает, так как в стране пока нет длинных и дешевых денег, а за рубежом их не получить. Так что идет объективное старение парка судов», — пояснил он.

Ситуация с ледоколами, по словам эксперта, также остается настораживающей: после 2021-2022 годов останется четыре атомных ледокола, которые под большим вопросом смогут обеспечивать весь набор заявок на текущие и новые проекты — в Обской губе, на Енисее, рейсы по СМП и другие задачи.

«Потребность в ледоколах пропорциональна количеству грузовых судов, проводку которых они осуществляют. Соответственно, если у нас растет грузопоток, увеличивается количество рейсов, необходимо учитывать рост потребности, в первую очередь, в атомных ледоколах — эта ситуация пока никак конкретно не решается, выход на Обскую губу показал, что условия ледового плавания там иные, чем на Енисее. Например, в январе этого года атомоход «50 лет Победы» в связи с интенсивными ледовыми сжатиями и дрейфом льда, почти трое суток сопровождал четыре судна на перегоне 60 миль», — рассказал Григорьев.

Он добавил, что расширение флота грузовых судов наиболее мощного в настоящее время ледового класса Arc 7 — строящихся и частично построенных для проектов «Ямал СПГ» и Новопортовского месторождения на Оби — будет способствовать обеспечению регулярного судоходства, что особенно важно при заявленной «Ямал СПГ» ритмичности отгрузки танкеров- газовозов через каждые 40 часов, обеспечивающей заявленные объемы производства. Начавшиеся испытания заказанного Совкомфлотом первого газовоза проекта «Ямал СПГ», Christophe de Margerie, позволят получить более ясное представление о возможностях этих гигантских арктических судов длиной 300 и шириной 50 метров, считает Григорьев.

/tass.ru/



Print This Post Print This Post
©2017 Pro-arctic.ru