Добывающие компании активно занялись нефтегазохимией

unnamed

Бурный рост нефтехимического производства ожидается уже в этом году. По итогам 2019 года объем производства крупнотоннажных полимеров должен составить 5,3 млн тонн, а к 2025-му — 11,1 млн тонн. Их экспорт в 2020-му должен достичь 600 тысяч тонн, а еще через пять лет вырасти до 4,4 млн тонн. Доля переработки сжиженных углеводородных газов (СУГ) к 2025 году увеличится до 8,2 с 4,6% в 2019-м, а переработки нафты (вещество, получаемое при перегонке нефти) — с 5,6 до 7,2%

На протяжении долгого времени развитие нефтегазохимии в России было ограничено высокой капиталоемкостью создания новых производств и относительно низкой отдачей на вложенный капитал. «Парадокс ситуации в том, что мощности в потребляющих отраслях в мире прирастают быстрее источников сырья (полиэтилена, метанола и пр.). В последние годы мы наблюдаем качественное изменение в этом направлении благодаря реформам в налогообложении, гарантиям государства и субсидированному финансированию в отношении проектов-миллионников», — отметила руководитель проектного офиса по работе с ключевыми клиентами и рынками «Делойт», СНГ Камилла Жалилова.

Уже определены 8 крупнейших потенциальных проектов развития, которые могут обеспечить ввод более 8 млн тонн мощностей по производству полиэтилена и пропилена (рост в 2,3 раза). Их экспортный потенциал оценен более чем в 5 млрд долларов в год, а объемы суммарной выручки — более чем в 10 млрд долларов ежегодно.

Среди заявленных новых проектов — «ЗапСибНефтехим», «Новоуренгойский нефтехимический комплекс», «Восточная нефтехимическая компания», «Усть-Кутский ГПЗ», «Амурский газохимический комбинат», «Каспийский ГКХ», «Газпромнефтехим Салават» и «Ангарский завод полимеров».

Кроме того, крупнейший проект газохимического комплекса «Газпрома» в Усть-Луге на побережье Балтийского моря должен вырабатывать 13,3 млн тонн сжиженного природного газа (СПГ), 2,2 млн тонн СУГ, 3,6 млн тонн этана и 19 млрд кубометров сухого газа. Также компания строит «Амурский ГПЗ». Предполагается, что он станет вторым по объему переработки природного газа (42 млрд кубометров в год) и крупнейшим в мире по производству гелия (до 60 млн кубометров в год). В силу географического положения рынком сбыта продукции этого производства, как и «Амурского газохимического комбината» компании «СИБУР» и некоторых других предприятий, станут восточные регионы России и страны Азиатско-Тихоокеанского региона (АТР).

Потенциал развития нефтегазохимии оценен не только государством, но и частными нефтедобывающими компаниями. Избыток автотоплива на внутреннем рынке и жесткое налоговое регулирование, особенно после бензиновых кризисов 2018 года, заставило их искать новые точки роста для развития в России. Одной из них оказалась нефтегазохимия.

До 2024 года ЛУКОЙЛ собирается на базе нефтеперерабатывающего завода (НПЗ) в Нижнем Новгороде запустить производство полипропилена мощностью 500 тысяч тонн в год и стирола до 300 тысяч тонн в год. Также компания рассматривает возможность создания нефтехимического комплекса на базе Пермского НПЗ. Есть информация о возможном партнерстве компании с «Газпром нефтью» в строительстве газохимического комплекса у побережья Обской губы, для выпуска метанола, этана и СУГ. Вице-премьер — полпред президента в Дальневосточном федеральном округе Юрий Трутнев сообщал прошлой осенью, что ЛУКОЙЛ готов инвестировать в строительство 610 млрд рублей.

«Наиболее перспективным сейчас является развитие газохимической технологической области: это направление активно расширяется в странах с развитыми экономиками и соответствует трендам потребления и инициативам, направленным на сокращение экологических и климатических издержек производств», — считает замглавы Центра социально-экономических исследований Центра стратегических разработок (ЦСР) Дмитрий Касаткин. По его мнению, драйвером с точки зрения потребления такой продукции (как и основных видов сырья) будут являться страны АТР. Эксперт подчеркнул, что есть ряд барьеров, которые предстоит преодолеть. «Первый и основной — это технологическое отставание от потенциальных конкурентов, второй — работа на фрагментированных нишевых рынках, и третий вызов — это тонкая настройка мер государственного регулирования для увеличения экспортного потенциала отечественной продукции», — пояснил Дмитрий Касаткин.

 

/rg.ru/



Print This Post Print This Post
©2020 Pro-arctic.ru