Big data: Нефтяные компании «плавают» в данных, которые они не используют

ID-100235626_x220Консалтинговая компания McKinsey & Company захотела выяснить, какое количество информации, собираемой датчиками на морских нефтяных вышках, используется при принятии решений в топливно-энергетической промышленности. Оказывается, что совсем немного.

После изучения датчиков на вышках, которое проводилось по всему миру, консалтинговая компания обнаружила, что из всей информации, собираемой приблизительно с 30 000 различных точек, людям, принимающим решения в индустрии, доступно менее 1 процента.

Технология, которая может предоставить данные практически по любому аспекту бурения, добычи и технического обслуживания вышек, распространяется по всей индустрии. Однако возможность, или, в некоторых случаях, желание обрабатывать эти данные распространяется отнюдь не так же быстро. Эксперты говорят, что в результате этого производительность буровых установок почти наверняка ниже возможного пика, что приводит к финансовым убыткам.

«Более эффективное бурение могло бы помочь нефтедобывающим компаниям добиться желанной цели – уменьшения безубыточной стоимости производства барреля нефти», – говорит Кирк Кобурн, основатель и управляющий расположенной в Хьюстоне фирмы Surge Ventures, которая занимается инвестированием в энергетические технологии.

Независимо от них, международная консалтинговая фирма Bain & Co. подсчитала, что усовершенствованный анализ данных может помочь нефтяным и газовым компаниям повысить уровень производства на 6–8 процентов. Использование так называемой аналитики стало общепринятым в других сферах, начиная с банков и авиакомпаний и заканчивая телекоммуникациями и обрабатывающей промышленностью, однако энергетические компании по-прежнему отстают.

Если верить McKinsey, последствия подобного промедления весьма существенны. Изучая оффшорный сектор, фирма обнаружила, что нефтяные вышки в Северном море (самая большая из выбранных групп) продуктивно работали согласно плану лишь 82 процента времени. Однако усовершенствованное использование данных может привести к увеличению времени продуктивной работы.

«Цель большинства нефтяных компаний – 95 процентов. Это огромный промежуток между желаемым и действительным, а большинство производственных потерь являются результатом незапланированных простоев и техобслуживания», – передает канал CNBC со ссылкой на Тора Джейкоба Рамсоя, главу норвежского офиса McKinsey.

Проблема заключается в том, что информация, которую датчики месторождений предоставляют в реальном времени, чаще используется для принятия мгновенных бинарных решений (сделать так или иначе), чем сохраняется, фильтруется и анализируется для принятия решений в будущем.

«Без сомнений, очень важно разграничивать краткосрочное и долгосрочное планирование», – сказал Сатиям Приядарши, ведущий специалист по обработке и анализу данных отдела программного обеспечения «Halliburton’s Landmark» – «Большинство данных используются для планирования будущего, но это планирование распространяется лишь на 15 минут вперед, например, во время бурения. В этом аспекте производители энергии грамотно используют большинство получаемых ими данных».

Самая большая проблема, с которой столкнулась индустрия – это так называемая «демократизация данных», иными словами, необходимость открыть доступ к данным для представителей разных отделов, что позволит использовать эти данные с большей пользой», – сказал он.

«Если данные находятся в шахтах, то это замкнутые системы», – сказал также Приядарши, – «Если же говорить о разведке и добыче в целом, то необходимо, чтобы данные были легко доступны».

«Все это становится еще большей проблемой из-за организационной структуры типичной буровой установки, которая может препятствовать свободному распространению данных среди лиц, принимающих решения», – сказал Риккардо Бертокко, сотрудник далласского офиса Bain & Co.

Он пояснил, что информация, получаемая в результате сейсмических исследований, используется в модели месторождения, с которой работают геологи, а информация, получаемая в ходе бурения и при завершении эксплуатации, направляется в буровые группы. Одновременно с этим производственная группа обрабатывает информацию о потоке углеводородов из скважины.

«Проблема в том, что все три группы организационно разделены», – сказал он. «На самом деле, невозможно принимать какие-либо интегрированные решения на местах, не обладая полной информацией».

Но внедрение такой операционной модели – лишь одна из частей головоломки. Инженеры-нефтяники и инженеры по бурению, как правило, не имеют необходимых навыков для использования продвинутой аналитики в целях обработки данных. В то же время, специалисты по обработке и анализу данных редко обучаются нефтяному инжинирингу, геологии или каким-либо иным специализациям, связанным с нефтяной промышленностью.

По этой причине, по словам Бертокко, бурильщики должны объединить команды инженеров-нефтяников со специалистами по обработке и анализу данных, а также с персоналом, отвечающим за информационные технологии, который обеспечивает третий и завершающий кусок головоломки: технологическую платформу, дающую возможность получить доступ к информации всем лицам, принимающим решения.

«В то время как разведывательно-добывающие компании нуждаются в возможности обрабатывать большие объемы данных, фирмы Силиконовой Долины, обеспечивающие инфраструктуру данных, не всегда понимают, как применять продвинутую аналитику в нефтяной промышленности», – говорит Саши Гунтуру, основатель и генеральный директор нефтесервисной фирмы Petrabytes.

«Все это – проблемы научного характера, а на самом деле хорошо организованный рабочий процесс имеет большее значение, чем различные приложения или бизнес-линия», – сказал Гунтуру каналу CNBC.

Он выделил три основные проблемы, связанные с большим объемом данных, с которым сталкиваются бурильщики: объем, разнообразие и скорость.

Перед началом бурения компании работают со значительным объемом данных, так как они проводят сейсмические исследования на большом количестве участков потенциальных скважин. В процессе бурения они получают еще более разнообразные данные. При закачке нефти возникают проблемы со слишком высокой скоростью поступления информации, так как производители должны обрабатывать огромное количество непрерывно текущих данных.

На некоторых буровых установках все еще используется традиционный способ анализа огромных объемов данных, но многие уже испытывают продвинутые аналитические программы. В будущем выгода может быть весьма существенной, особенно для компаний, которые работают в регионах, требующих больших затрат (таких, как североамериканские месторождения сланца и нефтеносных песков).

«Если энергетические компании смогут сделать бурение новых скважин на порядок более эффективным, то с большой вероятностью они добьются желаемого – уменьшения безубыточной стоимости производства барреля нефти», – сказал основатель Surge Ventures Кирк Кобурн.

Кобурн считает, что серьезный сдвиг в сторону использования более продвинутых технологий на нефтяных месторождениях произойдет, когда управлять процессом будут более молодые сотрудники. Также он отмечает, что сейчас, когда цены на нефть примерно на 50% ниже июньских значений, бурильщики ускорят закупки технологий.

«Пока цены на нефть были высокими, иметь эти технологии было просто удобно», – сказал он, – «Теперь же это становится насущной потребностью».

/http://www.cnbc.com/id/102480248/



Print This Post Print This Post
©2017 Pro-arctic.ru