Руководитель Росграницы: «Работа по Арктике только начинается»

Бусыгин Константин Дмитриевич

Развитие арктических территорий может стать драйвером развития экономики России в целом. А обустройство пунктов пропуска через северные рубежи страны — одна из важнейших задач повышения эффективности работы Северного морского пути. Что сегодня происходит с границей за полярным кругом, рассказывает Константин Бусыгин, руководитель Росграницы

Общее количество пунктов пропуска в Арктической зоне России на 20 тысяч километров государственной границы тоже двадцать: 12 морских, 5 воздушных и 3 автомобильных.
Причем в их числе только в течение последних пяти лет были установлены морские пункты Певек, Сабетта, Варандей, Дудинка и воздушный пункт пропуска Варандей. В следующем году Росграница готовится открыть 21-й пункт пропуска в районе Северного морского пути — на Чукотке. Уже принято решение о реконструкции морского грузопассажирского сезонного многостороннего пункта пропуска в морском порту Беринговский вблизи одноименного поселка. Он был закрыт с 2000 года, но сейчас появился инвестор на строительство угольного терминала. Порт будет работать сезонно — с мая по октябрь, так как там короткий навигационный период. Не исключена возможность открытия других пунктов, эти вопросы по необходимости будут решаться на госкомиссии по вопросам развития Арктики (мы как Росграница входим в президиум совета по Арктике).
Возглавляет комиссию по поручению президента Дмитрий Олегович Рогозин. В этом направлении мы начинаем работать, будем расписывать нашу деятельность на долгие годы. Где и что мы будем открывать, — это зависит от той стратегии развития в Арктике, которой будет придерживаться Российская Федерация. Мы будем получать распоряжения и в нужных местах устанавливать пункты пропуска.

Известны ли сегодня основные направления будущей деятельности?
Наверно, для начала мы должны закончить ту работу, которая уже начата в прежних пунктах допуска, — где-то реконструкция, где-то открытие первой, второй, третьей очереди строительства.
Например, уже в этом году после реконструкции открыты морские пункты пропуска в Мурманске и в Варандее. В Сабетте (бывшем вахтенном поселке на восточном берегу Ямала в Карском море) идет строительство второй очереди морского пункта пропуска. Порт Сабетта станет ключевым логистическим центром проекта строительства завода по сжижению газа — «Ямал СПГ» — на базе Южно-Тамбейского месторождения.
В прошлом году началось согласование открытия воздушного пункта пропуска в аэропорту Сабетта для перевозки иностранных специалистов и оборудования для строительства завода. В августе текущего года Росграница планирует открыть этот воздушный пункт.
По нашей программе до 2020 года мы должны «отработать» несколько портов и открыть пункты пропуска в Архангельске, Анадыре, Певеке. Это только те моменты, по которым уже ведется работа, и несомненно, что будут новые задания, кроме этих. Конкретная работа по Арктике сейчас только начинается, и я думаю, что нам работы хватит на долгие годы.

Какова, на ваш взгляд, основная проблема, с которой сталкивается Росграница в Арктике?
Для Росграницы проблема одна — расстояния. Нормативная база, которую мы имеем, рассчитывалась не сегодня и не вчера. Прописано, например, бензина определенное количество — 50 литров в день, а у нас расстояния по североморскому пути где-то 200, где-то 1000 км. Надо базу нормативную менять, самим всё пересчитывать, выходить на Минэкономразвитие, объяснять это всё и утверждать. Иначе получается, чтобы сделать дело хорошо, придется что-то где-то нарушать. Нам нужно быть готовыми к любым неожиданностям. Сегодня есть понимание того, что необходимо менять концепцию.
В целом за время, прошедшее с момента создания Росграницы и принятия Концепции, наработан значительный опыт, как положительный, так, к сожалению, и отрицательный, в реализации государственной политики в сфере обустройства государственной границы, в создании и обеспечении деятельности пунктов пропуска.

Бесспорно, спорная Арктика
Арктике специалисты пророчат в будущем стать ключевым источником энергоресурсов планеты. По данным ООН, разведанные запасы арктической нефти составляют 100 млрд тонн, газа — 50 трлн кубометров. Согласно расчетам ряда отраслевых аналитиков, потенциальные геологические запасы углеводородов Арктики оцениваются в 200 млрд тонн нефти и 400 трлн кубометров газа. Помимо этого, полярные широты богаты залежами алмазов, золота, платины, олова, марганца, никеля и свинца.
Сегодня в арктическую зону границами выходят Российская Федерация, США, Канада, Гренландия, Норвегия и Дания. Соответственно, они обладают естественным правом на использование северных территорий. Однако на часть Арктики претендуют и те страны, которые территориально с ней не соприкасаются: Бельгия, Великобритания, Германия, Япония, Китай и др.
В последние годы Россия приступила к активному хозяйственному освоению своих северных территорий, включая добычу углеводородов, а также развитию Северного морского пути, который всё в большей степени становится альтернативой традиционным маршрутам из Европы в Азию. Специалисты предсказывают постепенное смещение центра тяжести нефтегазодобычи России на шельф арктических морей. В стратегии развития Российской Федерации написано, что после 2020 года углеводороды из месторождений на континенте должны быть замещены ресурсами из Арктики. А по данным МЧС РФ, общая стоимость полезных ископаемых, сосредоточенных в арктическом регионе России, превышает 30 триллионов долларов. Напомним, в январе 2013 года Министерство регионального развития опубликовало проект федерального закона об Арктической зоне Российской Федерации. На сегодняшний день работа над федеральным законом «Об Арктической зоне РФ временно приостановлена в связи с тем, что при «делении» Арктики имеется ряд спорных вопросов с зарубежными северными странами, в том числе и территориальных.

/rareearth.ru/



Print This Post Print This Post
©2017 Pro-arctic.ru