Будущее «Ямал СПГ» туманно. Чиновники требуют гарантий.

Алевтина Шестакова, Муксун.fm, 30 января 2015 г.

Финансирование проекта «Ямал СПГ» под вопросом. Акционерам придётся доказать его состоятельность, чтобы получить деньги от государства. На этой неделе Минэкономразвития РФ сообщило, что финансирование ряда проектов из фонда национального благосостояния (ФНБ) на фоне кризиса может быть приостановлено. Деньги дадут только на проекты с высоким социальным эффектом. «Ямал СПГ» к таковым пока не отнесли. О том, почему жизненно важный для ЯНАО проект оказался второстепенным с точки зрения федеральных чиновников – в материале Муксун.fm.

Проект «Ямал СПГ» был задуман уже больше десяти лет назад, а одноименная компания зарегистрирована в 2004 г. Однако реальные очертания производство сжиженного природного газа на базе Южно-Тамбейского месторождения начало обретать много позже – когда компанию приобрели сначала структуры бизнесмена Геннадия Тимченко, а затем – «НОВАТЭК». Сейчас проект предусматривает строительство завода по сжижению газа рядом с посёлком Сабетта, возводится одноименный морской порт, строится с нуля танкерный флот ледового класса.

Yamal_SPG_x660

Проектов, аналогичных по объёмам «Ямал СПГ», нет в России, а если учесть экстремальные климатические условия, в которых ему предстоит существовать, – и в мире. У него огромная ресурсная база: Южно-Тамбейское газоконденсатное месторождение с запасами 1,3 трлн куб. м, и ещё четыре участка, которые в перспективе дадут ещё до 4,5 трлн куб. м – Геофизическое и Салмановское месторождения на территории полуострова Гыдан, а также Северо-Обский и Восточно-Тамбейский участки в акватории северной части Обской губы. Уникальное местоположение Ямала позволяет выстроить логистику таким образом, что обеспечит круглогодичные поставки газа на рынки Европы и Северной Америки, а также напрямую в страны Азиатско-Тихоокеанского региона через Северный морской путь.

Лицензией на разработку Южно-Тамбейского месторождения владеет ОАО «Ямал СПГ», сегодня его основной пакет акций принадлежит «НОВАТЭКу». В октябре 2011 г. 20% компании приобрела французская Total. В январе прошлого года в долю вошли китайцы – компания CNPC также купила 20% акций.

Значительная часть ямальского газа раскуплена ещё до строительства завода. Два года назад подписаны договоры на поставки с Total. Французы планируют переправлять российский сжиженный природный газ с Ямала в Великобританию и Европу по 4 млн т в год. Соглашение с CNPC предусматривает поставку 3 млн т в год, с Gas Natural – 2,5 млн т, с Novatek Gas & Power – 2,86 млн т. Наконец, в мае прошлого года «НОВАТЭК» заключил с «Газпромом» 20-летний договор, по которому монополист обязуется покупать ежегодно по 3 млн т СПГ. Напомним, предполагаемая проектная мощность составляет 16,5 млн т в год.

Предполагается, что проект исключительно частный, и строится на деньги инвесторов. Это, впрочем, соответствует действительности лишь отчасти: из бюджета России финансируются строительство порта Сабетта, аэропорта, гавани и прочей инфраструктуры для «Ямала СПГ». Кроме того ему предоставлены всевозможные налоговые льготы, включая освобождение от экспортной пошлины, НДПИ, налога на имущество, частично налога на прибыль. Критики проекта заявляют, что фактически за счёт средств налогоплательщиков «НОВАТЭК» и другие акционеры извлекают прибыль.
Проблемы с финансированием начались после ввода санкций Европы и США в отношении России. В частности, не так давно старший вице-президент Total Лоран Вивье заявил о том, что «есть трудности с выделением денег из-за санкций». Но оговорился, что было бы рискованно замедлять работу над проектом, учитывая зависимость Европы от российского газа. Глава «НОВАТЭКа» Леонид Михельсон в публичных заявлениях настроен оптимистично. По его словам, с европейскими финансовыми институтами «идёт диалог», есть поддержка и желание продвигать «Ямал СПГ». Кроме того, «НОВАТЭК» также уверяет, что с  1 июля начнётся внешнее финансирование от Китая. Однако не все уверены, что эти заявления соответствуют действительности.

«Даже китайские банки, предоставляя кредиты, будут действовать всё-таки с оглядкой на американцев, – заявил в беседе с Муксун.fm генеральный директор информационно-консалтингового агентства «Русэнерджи» Юрий Когтев. – Поскольку китайцы очень тесно сотрудничают с американскими банками, США уже ставят вопросы о введении ограничений для компаний, сотрудничающих с предприятиями из санкционного списка. Есть большие сомнения, что китайцы пойдут на выделение кредита для этого проекта».

В сентябре прошлого года компания подала заявку на получение помощи из фонда национальной безопасности. И уже в декабре премьер-министр Дмитрий Медведев подписал распоряжение о выделении 150 млрд рублей. Однако обещанных денег в «НОВАТЭКе» могут не увидеть. Финансирование может быть «сдвинуто» на более поздний срок, сообщил замглавы Минэкономразвития Николай Подгузов. «Сейчас нужно взять паузу. С учётом антикризисного плана, возможно, какие-то проекты стоит отложить», – сообщил Подгузов журналистам. По его словам, Минэкономразвития будет пересматривать финансирование «с точки зрения социального эффекта». Приоритетными в этом плане Подгузов назвал строительство БАМа, Транссиба и железнодорожной линии «Кызыл-Курагино» – но не «Ямал СПГ».

Не в последнюю очередь секвестр проектов, на которые правительство готово потратить деньги ФНБ, связано с недавними заявлениями президента РФ Владимира Путина: тот потребовал оценить целесообразность траты денег на заявленные проекты. Они, по словам Путина, должны быть по определению окупаемы и иметь инвесторов. Таким образом, чтобы получить средства из фонда национального благосостояния, от акционеров «Ямал СПГ» требуется предоставить правительству гарантии исполнения проекта до конца второго квартала и возвратности средств фонда. А их пока нет.

Леонид Михельсон пытается договориться и обещает, что правительству будут «предоставлены все гарантии». «Их форма сейчас отрабатывается с банками. …Заём из ФНБ, который мы будем размещать через облигации, получит точно такие же гарантии акционеров, как и все внешние инвесторы», – заявил глава «Новатэка».

В требовании властей к акционерам нет ничего необычного, считает ведущий эксперт УК «Финам Менеджмент» Дмитрий Баранов. «Если гарантии будут получены, то даже часть запрашиваемых средств существенно поможет проекту, причём не только с финансовой точки зрения, но и с психологической, – говорит он. – Для инвесторов это будет сигналом того, что государство поддерживает «Ямал СПГ» и они могут предоставить проекту дополнительные средства, что ускорит его реализацию».

С этим не согласен Юрий Когтев, который уверен, что без внешних вливаний деньги фонда будут выброшены на ветер. «Беспокойство правительства имеет основания, – считает он. – Ведь если из ФНБ будут выделены деньги на «Ямал СПГ», это всё равно не решит проблему. Нет подтверждения того, что даже банк Китая может дополнить необходимую сумму. В таком случае деньги из ФНБ просто ничем не помогут».

К концу 2014 г. на проект «Ямал СПГ» уже потратили около 7 млрд долларов, и нужно ещё 20 млрд, чтобы его завершить. Доля ФНБ в любом случае будет небольшой, остальные деньги должны прийти из внешних источников – которые, подчеркивает Когтев, под сомнением. «Вопрос с финансированием не решится автоматически, – продолжает рассуждать эксперт. – Цены на нефть пошли вниз, и по какой цене будет продаваться ямальский СПГ – большой вопрос. К тому же его себестоимость будет высокая. Участники этого проекта должны осознавать, что даже при таких ценах он будет окупаемым».

При этом «Ямал СПГ» критикуют ещё и за то, что почти все заказы на выполнение различных работ достаются зарубежным компаниям. Сам по себе не прибыльный для бюджета проект мог бы вдохнуть новую жизнь как в региональную экономику, так и в отечественное машиностроение, которому жизненно необходимы рост компетенции и повышение международной конкурентоспособности.

Тем не менее, Дмитрий Баранов считает, что не совсем корректно ожидать от одного проекта, чтобы он стал драйвером роста для всей российской экономики. «Один проект, каким бы крупным он ни был, просто не в состоянии изменить макроэкономическую ситуацию, – говорит аналитик «Финам-Менеджмент». – Что касается размещения подрядов на строительство, то, во-первых, следует учесть, что это частный проект и акционеры вправе выбирать исполнителей конкретных работ по приемлемым ценам, быстро и с наилучшим качеством. И если это иностранные компании – значит, они и должны выполнять эти работы. Во-вторых, не исключено, что у акционеров есть договорённости о том, что часть работ будут выполнять их глобальные партнёры, с которыми они работают по миру. В-третьих, проект столь сложен и масштабен, что часть работ по нему могут выполнить лишь несколько компаний в мире, обладающие огромным опытом, владеющие всеми необходимыми ресурсами и высококвалифицированным персоналом. И все эти компании могут быть иностранными».

Вместе с тем, он полагает, что отечественным компаниям не стоит переживать. По мере развития проекта, перехода его от строительного этапа к производственному, объёмы работ будут увеличиваться, а значит, будут заказы и у российских подрядчиков.

Эксперты, опрошенные Муксун.fm, исключают вероятность того, что дискуссии по поводу выделения средств из ФНБ каким-то образом связаны с отсутствием выгоды для местных подрядчиков и бюджета страны. Также они сходятся во мнении, что «Ямал СПГ» в любом случае имеет большую ценность (совершенно другую, нежели доходы бюджета) для страны, как и все арктические проекты. «Ямал СПГ» важен в политическом смысле как возможность показать миру, что российские компании могут реализовывать самостоятельно крупные инфраструктурные проекты по сжижению природного газа», – отмечает Юрий Когтев. Дмитрий Баранов добавляет, что Россия только начала двигаться по пути использования СПГ в отличие от других стран мира, так что каждый такой проект крайне важен. Кроме того, «Ямал СПГ» подтверждает присутствие России в Арктике, способствует её развитию, освоению природных богатств. «Нельзя забывать и о развитии инфраструктуры на Крайнем Севере и улучшении социально-экономического положения жителей этого сурового края», – резюмирует эксперт.

Проект «Ямал СПГ» включает в себя помимо строительства самого завода по производству сжиженного природного газа, создание транспортной инфраструктуры – морского порта и аэропорта в районе посёлка Сабетта, а также перевалочной базы в бельгийском Зебрюгге для доставки газа в страны Азиатско-Тихоокеанского региона в периоды отсутствия навигации по Северному морскому пути.

Завод будет вторым в России, его предполагаемая мощность – 16,5 млн т СПГ в год. Строительство пройдёт в три очереди по 5,5 млн т каждая. Сроки ввода первой линии завода в промышленную эксплуатацию были сдвинуты с 2016 на 2017 г. К этому моменту должно быть завершено обустройство и необходимый объём бурения для ввода месторождения в эксплуатацию, построен порт и сформирован танкерный флот ледокольного класса. Общие инвестиции в реализацию проекта оцениваются в 27 млрд долларов.

/http://muksun.fm/2015/01/30/budushhee-yamal-spg-tumanno/



Print This Post Print This Post
©2017 Pro-arctic.ru